Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Голос из трубки
СВОЙ ВЗГЛЯД Татьяны РЫЧКОВОЙ
12 апреля 2012 года, 16:19
Орудие устрашения?
Вчера мне стало стыдно, что я не обратила на это внимания. По осени в редакцию позвонила старейшая норильчанка Полина Епифановна Романова и чуть не плача рассказала о звонке из “Норильск-Телекома”. Некая девушка требовательным голосом сообщила ей в трубку: “Ваш долг за международные разговоры составляет…” И пригрозила отключить телефон в случае неуплаты. Ужасным в этом монологе был тон.  
Надо сказать, Полина Епифановна исключительно ответственный, обязательный и уважаемый человек. Архивист, кадровик, делопроизводитель, больше 60 лет отработала на никелевом заводе.  И причиной тому, что единственный раз в жизни задержалась с оплатой, были некоторые проблемы со здоровьем. Когда человеку больше восьмидесяти, какая-нибудь болезнь обязательно да отыщется. Больная, с температурой, Полина Епифановна бросилась в офис “Норильск-Телекома” и заплатила названную сумму. Но девушка не унималась. “Может быть, я еще что-нибудь должна?” – в панике спрашивала меня по телефону почтенная женщина. Ведь не каждый и не сразу сообразит, что говорит автоматизированная программа, что в нее заложено повторное напоминание о задолженности, а информация об оплате поступает в “Норильск-Телеком” с опозданием в несколько дней.  
Тогда я не заступилась за напуганную женщину, и вот теперь орудие возмездия “Норильск-Телекома” настигло меня. Металлический голос сообщил в трубку: “Ваша задолженность за междугородние разговоры составляет… В случае неуплаты…”  Когда-то давно, еще в советские времена, мне дважды пришлось заплатить за какие-то телефонные разговоры, потому что я выбросила квитанции, а у них почему-то не осталось информации. С тех пор храню квитанции за несколько лет. Я заглянула в последнюю и убедилась, что посещала офис “Норильск-Телекома” один месяц и десять дней назад.  Не такая уж страшная я должница, подобных случаев маленьких задержек по оплате услуг связи в моей жизни было не больше трех. Ну забегалась, ввязалась сразу в несколько благотворительных проектов, работа, дом… Была бы рада, если бы мне напомнили о долге. Только не таким тоном. Клиент всегда прав, и я бы желала, подняв телефонную трубку, услышать приветливый, в крайнем случае нейтральный голос.  Казалось бы, информационное сообщение подразумевает именно такой подход.  Зачем мне нужно после неграмотно подобранной эмоциональной окраски пить валерьянку?
Кстати, это еще неизвестно, кто кому и что должен. Раньше я платила за телефон на почте, потом  в том офисе, что находился на Ленинском, напротив “Сардинии”. Это было удобно, потому что близко от моего дома и работы.  Сейчас почему-то на весь Норильск осталось два офиса, думаю, их расположение устраивает не всех. В тот, что под электронными часами, я как-то, отпросившись с работы, забежала во внеурочное время. Оказалось, там обед нестандартный, кажется, с 15 до 16. Людям, наверное, удобно, есть возможность заплатить за телефон в свой обеденный перерыв, но я-то держала в уме другие цифры: с 13 до 14 или с 14 до 15. Во второй раз отпрашиваться было уже неудобно,  а платить через терминал я боюсь: вдруг улетит куда-нибудь не туда? Вот у меня же на счету вдруг оказались чьи-то 500 рублей – аванс за переговоры с Красноярском. А мы с Красноярском совсем не общаемся.    
Опять же, почему, например, в Петербурге счет на оплату междугородних разговоров падает в почтовый ящик точно через месяц после свершившегося факта, а в мой почтовый ящик недавно положили счет за февраль? То есть тот, который я уже оплатила. Так кто из нас должен говорить злобным голосом? А я, прошу заметить, никогда не позволяю себе такого тона, когда прихожу в офис “Норильск-Телекома”.
С точки зрения науки этот голос в трубке – своего рода феномен. Психическая атака с мощным негативным воздействием. Как вообще могла появиться на свет такая запись? Может, в это время над душой барышни стоял начальник и твердил: “Я не дам тебе премии, потому что они нам не платят”. А может быть, это был психолог-садист, который инструктировал: “Еще злее, еще… Тогда они быстро принесут нам наши деньги”. А может, ей не подарили вовремя шубу или семеро сидели по лавкам и их нечем было кормить. Как бы то ни было, но она стала голосом “Норильск-Телекома”.
Когда выбирают “лицо компании”, обычно это милая блондинка с голубыми глазами или известная актриса, нежная и удивительная. “Норильск-Телеком” сделал свой выбор. И пусть программа записана   давно и не в Норильске, однако тот негативный, неизвестно откуда взявшийся выброс энергии  обрушивается на наши головы до сих пор. Если это случайность, то досадная. Если нас, неплательщиков, хотят устрашить, как тех деклассированных горожан, чьи портреты вывешивают в магазинах под лозунгом “Они забыли заплатить за товар”, то должна заметить: это привилегия органов правопорядка. Самосуд и не предусмотренные законом наказания у нас запрещены.  Конечно же, я виновата и немедленно отнесу свой долг в “Норильск-Телеком”. Но как потребитель пребываю в полной уверенности, что приложением к любой оказываемой услуге является вежливость. И что не только слова, но и тон имеет значение.
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск