Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Тест на прочность
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
12 апреля 2012 года, 15:37
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
Рудно-термическая печь всеядна. Во всяком случае, так утверждают металлурги. Она надежна, не капризна и может переплавлять все что угодно, в отличие от многих современных, но очень требовательных к качеству загружаемых материалов печей. В плавильном цехе никелевого завода специалисты ПО “Норильскремонт” ООО “Норильскникельремонт” приступили к ремонту рудно-термической печи №2.
Выгоднее восстановить
Изначально их было пять. Пять рудно-термических печей, стоящих в один ряд в штейновом пролете плавильного цеха. Несколько лет назад две печи, первая и вторая, были выведены из эксплуатации. Металлургическое производство никелевого завода планируется в недалеком будущем перевести на “Надежду”, и здесь идет постепенное сокращение мощностей. Необходимость восстановления одной из рудно-термических печей (РТП) вызвана тем, что одна из действующих печей в скором будущем потребует ремонта. Специалисты подсчитали, что выгоднее отремонтировать выведенную из эксплуатации печь, чем останавливать и ремонтировать действующую. Экономическая и производственная выгоды заключаются и в том, что объемы произведенного плавильным цехом штейна во время ремонта не сократятся.  
По старым чертежам
Работы по ремонту печи РТП выполняет участок №102 треста по ремонту и обслуживанию основных фондов никелевого завода ПО “Норильскремонт”. Управляющий трестом Алексей Немчик рассказывает о предстоящей работе:
– По сути, это даже не ремонт, а полное восстановление печи №2. Сейчас ведутся работы по демонтажу печи и устройству кровли над ней. Затем специалисты определят прочность фундамента, и на нем будет сооружена практически новая печь в полном соответствии с чертежами, которые пересогласованы с институтом “Норильскпроект”.
Трест выполняет все виды ремонтных работ на площадках никелевого завода и УЗТСМ. В настоящий момент в нем работают более 1100 человек. Несколько лет назад в связи с закрытием двух рудно-термических печей численность треста была сокращена, но сейчас объемы работ опять увеличились и люди требуются.
– Готовы принять на работу около ста человек, – рассказывает Алексей Немчик. – Текучесть кадров у нас определенная есть, так как требуем от работников жесткой производственной дисциплины. Привлекает же людей то, что на нас распространяются почти все льготы, которые имеют сотрудники Заполярного филиала. Путевки на летний отдых в “Заполярье” и за границу, ежегодная оплата дороги в отпуск. Многие работают на вредном производстве и на пенсию выходят в 45 лет, по первому списку.
Металлоконструкции, которые пойдут на ремонт печи, уже заказаны на механическом заводе и предприятии ОИК-30. К работам по монтажу печи ремонтники планируют приступить в середине апреля, а сдача РТП-2 в эксплуатацию запланирована на декабрь. Работы будут вестись в три смены по скользящему графику, то есть каждый день, включая субботу и воскресенье.
Работа на высоте
С начальником участка №102 Андреем Гордеевым идем осматривать его большое хозяйство. Участок обслуживает весь плавильный цех, и сейчас в работе у ремонтников помимо восстановления печи РТП еще и конвертер №2. Здесь подходит к концу плановый шестисуточный ремонт. Сейчас рабочие производят ремонт водоохлаждаемых кессонов, и к моменту выхода репортажа конвертер уже будет введен в строй.
В плавильном цехе никелевого три основных пролета – штейновый, конвертерный и остывочный. В остывочном складируется готовый файнштейн, в конвертерном перерабатываются медно-никелевые штейны, в штейновом работают рудно-термические печи. Прораб участка Марат Хузиахметов ведет нас к рудно-термической печи №2. Под его началом работают более 90 человек, а в смену одновременно выходят до 25. Осматривать место, где будет восстановлена печь РТП-2, начинаем с нижней отметки. Полная же высота печи вместе с системами вентиляции составит около 25 метров. На нижнем уровне сейчас огромная куча строительного мусора, который скреперной лебедкой вытаскивается в пролет и затем убирается мостовым краном.
– После осмотра состояния фундамента приступим к монтажу основных конструкций, – говорит Марат.
По лабиринту лестниц и переходов поднимаемся наверх. На отметке 15,50 идет монтаж металлоконструкций. Кран в это пространство не войдет, и тяжелые двутавровые балки поднимают на высоту электрической лебедкой с тросом, заведенным через монтажные блоки. Ремонтники работают на 15-метровой высоте, передвигаясь по нешироким перемычкам. Место работы ярко освещено прожекторами. Трое ремонтников работают на одной стороне проема, двое – на другой. Техника безопасности соблюдается строго. Место работы огорожено полосатой ленточкой, висит плакат “Осторожно! Проход закрыт”. А вдоль балок, на которых работают монтажники, натянуты металлические тросы – страховочные леера, к которым работники пристегнуты монтажными поясами. Ремонтники работают аккуратно, при этом совершенно не боятся высоты – привычка. Условия работы тяжелые, присутствует и сквозняк, и газ. Поэтому у каждого монтажника имеется респиратор. Балка, поднятая лебедкой, повернута в нужном направлении и установлена в проектное положение. Теперь к работе приступят сварщики, чтобы зафиксировать балку, как они сами говорят, раскрепить.  
Кто “сел на сварку”?
С Маратом Хузиахметовым поднимаемся еще выше. Здесь звено сварщиков ведет усиление ригеля. Прежде чем приступить к монтажным работам, специалисты отдела надзора и эксплуатации зданий и сооружений проверили все старые металлоконструкции и по каждой дали заключение. Сварщики наваривают на балку металлические пластины, чтобы нагрузка на ее верхнюю часть полнее передавалась на нижнюю. Газоэлектросварщик Олег Егоров нарезает пластины резаком.
– Работа привычная, – говорит он. – Я в “Норильскремонте” 16 лет работаю, и все время на этом участке.
Сварщики, работающие на лесах, поругиваются:
– Кто-то еще на сварку сел, надо бы разобраться.
“Сел на сварку” означает, что где-то в плавильном цехе еще идут сварочные работы. И кто-то из сварщиков подсоединился к тому же сварочному аппарату, от которого работают они. Разводка сварочных кабелей идет по всему плавильному цеху, и такое иногда случается. Один из сварщиков идет разбираться с ситуацией.  
На отметке 22,75, куда мы поднялись, идет демонтаж главных бункеров. Их износ велик, и принято решение заменить их на новые. Также будут заменены газоходы. К состоянию атмосферы при ремонте печи отношение серьезное. Пылевентиляционные системы на возрожденную рудно-термическую печь будут установлены самые современные.
Мы достигли самой высокой точки РТП-2. Над нами только кровля. Сквозь зарешеченные вентиляционные люки видно небо.
Основная работа по ремонту рудно-термической печи №2 еще впереди. Но все этапы долгого ремонта уже спланированы. В “Норильскремонте” убеждены: печь будет сдана в запланированные сроки. Неожиданностей не будет.
В плавильном цехе никелевого завода скоро заработает еще одна печь
Балки перекрытия поднимают на пятнадцатиметровую высоту
Старое оборудование разрезается и утилизируется
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск