Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
И всё сбылось и не сбылось
АРХИТЕКТУРНЫЕ ПРОГУЛКИ
12 марта 2015 года, 14:42
Текст: Лариса ФЕДИШИНА
В одном из первых проектов Гвардейской площади, 1947 года, предполагалось на месте магазина “Енисей” построить клуб горняков – гигантское здание с большим залом на 800 мест, двумя малыми залами, помещениями для занятий в различных кружках. Сейчас мы бы назвали это учреждение культурно-досуговым центром. Почему норильские зодчие отказались от первоначального замысла, знает историк архитектуры Станислав Стрючков.
Оказывается, огромный клуб на Гвардейской площади не понадобился, поэтому появилось несколько проектов дворцов культуры, – Ларисы Назаровой, Лидии Миненко. Причем Назарова съездила в Москву и защитила свой проект, получила разрешение на строительство. Об этом Лариса Григорьевна написала в воспоминаниях.
 
Без излишеств
О результатах поездки Назаровой узнал Витольд Непокойчицкий. Главный архитектор генплана Норильска тоже съездил в Москву и через две недели вернулся с утвержденным проектом Лидии Миненко и сразу начал стройку. Лидия Владимировна, как и полагается, осуществляла авторский надзор за объектом. В1965 году Дворец культуры комбината сдали в эксплуатацию. А проект Назаровой остался на бумаге. Очень красивый дворец был...
– Хорошо или плохо, что в работу взяли проект Миненко, сказать трудно, – рассуждает Станислав Стрючков. – Ясно только, в шестидесятые годы Дворец культуры нельзя было делать архитектурно красивым зданием. Это было время хрущевской борьбы с излишествами в проектировании и строительстве. Излишествами назвали арки, колонны, балконы и даже облицовку. Так что норильчане максимально сделали все, что могли себе позволить. Немножко другие окна – восьмиугольные, вместо колонн просто ребра жесткости вывели на фасад. И попытались вписать ДК в ансамбль Комсомольской площади.
В этой части города мы еще погуляем и о ней поговорим подробнее. А сейчас вернемся на Гвардейскую площадь конца сороковых годов прошлого века и представим, что на месте нынешнего “Енисея” пустырь и его надо застроить.
– О едином стиле Гвардейской речи не шло, этот поворотный узел в непонятное количество градусов, даже не 45, надо было разгрузить, – объясняет Станислав Стрючков. – Он не давал покоя  всем нашим архитекторам, Непокойчицкому в первую очередь. Что и как строить? Социально-культурных учреждений в городе катастрофически не хватало: клуб нужен, стадион, магазины. Кинотеатры – очень нужны. При этом людям жить негде. А денег на соцкультбыт не дают. И эти объекты приходится прятать внутри жилых домов. Отсюда в середине пятидесятых годов на Ленинском проспекте появляются кинотеатры “Родина”, “Победа”, недалеко от них – Дом техники, Дворец пионеров.
А на Гвардейской площади по проекту Непокойчицкого и Миненко в 1952 году смонтировали пятиэтажный жилой дом со встроенным магазином. Это был гастроном №1, позднее – универсам “Енисей”. В конце девяностых годов здание признали аварийным. Тогда производственное объединение “Норильскбыт” – жилье находилось в ведении комбината – начало комплексный капитальный ремонт дома. В прошлом году уже другие подрядчики закончили работу на Ленинском, 10. Как мы знаем, дом с “Енисеем” почти зеркально отражает здание по Ленинскому проспекту, 5 (универмаг “Талнах”). Оно и по первоначальному замыслу архитекторов должно было быть жилым домом со встроенным магазином. А вот управление комбината виделось им не таким, как сейчас.
 
От точки Н до точки Т
Скальное основание, на котором стоит здание на Гвардейской, 2, позволяло расположить там объект любой этажности. Но опыта многоэтажного строительства в Норильске тогда не было.
На свой страх и риск Витольд Непокойчицкий при участии Микаэла Мазманяна и Геворка Кочара спроектировал 17-этажное здание Дома промышленности, внешним видом напоминающее одну из семи сталинских высоток в Москве.
Тот же принцип: центральная башня со шпилем, крылья, уходящие по двум улицам, и парадный вход. Так должен был выглядеть и норильский Дом промышленности.
Котлован под него, глубиной 16 метров, был выкопан, но к сооружению здания все не приступали. Гвардейская площадь с постройками на ней уже стояла лет пять или шесть, прежде чем взялись за возведение нового объекта.
– Строить его начали, – говорит наш гид, – как и задумали, имея в виду шпиль и даже подумывая о телебашне на самом верху, но, когда дошли до пятого этажа, работу закончили и увенчали здание часами.
– Почему его не завершили, денег не хватило? – спрашиваю Станислава, пока мы прогуливаемся по Гвардейской площади.
– Возможно. А самый главный вопрос, почему, изначально планируя Дом промышленности, то есть управление Норильского комбината, туда вдруг поселили гостиницу? В девяностые годы, пятиэтажку надстроили шестым и седьмым этажами. Фундамент позволял сделать дом выше.
Когда появилась гостиница “Норильск”, в городской газете опубликовали сообщение, что Дом промышленности, но уже 19-этажный, будет строиться на площади Дзержинского, ныне Театральной. Позднее много говорили про площадь Металлургов…
Планов оказалось гораздо больше, чем возможностей их осуществить. На Гвардейской площади должна была быть основная узловая станция подвесной монорельсовой дороги, которую планировали, но не проектировали. На рисунке вы можете увидеть, как она выглядела в представлении архитекторов.  
– Монорельсовая дорога была мечтой, которую вряд ли когда-нибудь осуществили бы, – со Стрючковым трудно не согласиться. Говорят, что она потом воплотилась в Москве в районе ВДНХ, но уже при современных технологиях.
Предполагалось, что человек поднимался по лестнице и попадал на эстакаду, похожую на ту, что у медного завода. Маленький поезд, прикрепленный снизу к монорельсу, должен был на скорости более двухсот километров в час за семь-десять минут в любую погоду домчать пассажира от Норильска до Талнаха.
 
Такой каприз
Гуляя по исторической части Норильска, дойдем до пересечения Ленинского проспекта с улицей Севастопольской. Повернемся к ней спиной, чтобы еще раз полюбоваться домом №3, самым красивым в городе, и подумать… о роли личности в истории.
Выполненный в стиле сталинского классического барокко со всевозможными архитектурными излишествами, дом №3 по Ленинскому проспекту задумывался не таким, каким мы видим его уже более шестидесяти лет. Основное сооружение здания – его центральная часть, а два крыла – ризалиты, то есть выступающая часть, идущая во всю высоту дома. По первоначальному замыслу предполагалось на этом месте построить два стандартных пятиэтажных здания, одно- или двухподъездных.
Проектировали эти жилые дома архитектор Лидия Миненко в паре со своим мужем Витольдом Непокойчицким. Он считал, что перспектива улицы Севастопольской, в то время самой красивой в Норильске, должна была замыкаться школой №1. Поэтому перед ней сделали достаточно большую площадку с балюстрадой, вазами, парадной лестницей, ведущей к школе. Все это в итоге оказалось внутри обычного норильского двора. Вы не задумывались, отчего такая честь оказана только одному двору в городе?
Как предполагает Станислав Стрючков, столь необычное решение могло получиться по причине… семейного конфликта. Как всегда, Витольд Непокойчицкий раздавал задания и уезжал в Москву на согласование: каждый шаг норильской архитектуры приходилось согласовывать на самом высоком уровне. И огромная заслуга Непокойчицкого в том, что он пробил многие спорные проекты, иначе бы в Норильске не появилось столько красивых зданий.
И вот Непокойчицкий поручил Миненко курировать строительство запланированных ими двух домов по Ленинскому проспекту. Лидия Владимировна взяла на себя смелость – видимо, у нее назрела потребность осуществить индивидуальный проект – и начала строить центральную часть. До сих пор толком объяснить невозможно, почему это произошло: не осталось ни свидетелей, ни записей.
Когда приехал Непокойчицкий, первые два этажа незапланированного им дома почти построили. Деваться было некуда, главный архитектор генплана Норильска вынужден был дать разрешение на дальнейшее строительство, урезав здание в каких-то деталях. Выросший после корректировки дом перегородил перспективу улицы Севастопольской и закрыл все то великолепие, что мы видим возле школы №1. Но, согласитесь, город получил красивый дом, а полюбоваться двором можно, войдя в арку.
Про первую школу добавим: она была построена за три месяца и десять дней. Всем Норильском после работы выходили на объект и помогали месить раствор, класть кирпичи. 20 мая 1949 года начали стройку с нуля, 1 сентября дети пошли в полностью оборудованную для занятий школу. А ведь это было время дефицита всего на свете.
 
Цикл “Архитектурные прогулки” иллюстрируют фотоматериалы городского архива, собрания архивного отдела Заполярного филиала ГМК “Норильский никель”, института “Норильскпроект”, личного архива Станислава Стрючкова, а также открытых источников.
Собирались строить Дом промышленности, построили гостиницу
Монорельсовая дорога – мечта, которая вряд ли бы осуществилась
Выросший перед школой дом нарушил план Витольда Непокойчицкого
0

Читайте также в этом номере:

Имитируя шахту (Татьяна РЫЧКОВА)
Работа продолжается (Инна ШИМОЛИНА)
Ссудный день (Елена ПОПОВА)
Эскимо вернется (Екатерина БАРКОВА)
Что песню спеть (Лариса ФЕДИШИНА)
Долгая дорога домой (Николай ЩИПКО)
“Эрмитаж” теперь у нас (Лариса ФЕДИШИНА)
Поверь в мечту (Лариса МИХАЙЛОВА)
Всё ясно (Дарья РУСИНА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск