Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Что песню спеть
ОСТАЮТСЯ НОРИЛЬЧАНАМИ
12 марта 2015 года, 15:05
Текст: Лариса ФЕДИШИНА
“Я не тщеславная, меня медали, похвалы никогда не интересовали и особо не радовали. Главное – песни попеть”, – откровенна моя героиня. Неудивительно, что и на интервью Альбину КОРОЛЕВУ, в свое время одну из самых знаменитых норильчанок, удалось уговорить не с первой попытки.  Альбина Алексеевна считает, что ее негероическая жизнь мало интересна. “О трио поговорить? Ладно, приезжайте”. И вот мы сидим на кухне в квартире Альбины Королевой и Валерия Кравца в подмосковном Королеве и под горячую картошечку с овощным салатом да кое-что еще вспоминаем хор медного завода и его золотое трио.
Полвека назад, в 1964 году, патриарх хоровой музыки в Норильске Борис Захарович Павлюченко создал хор металлургов. Коллектив  не только  участвовал во всех праздниках на медном заводе, но и на городских фестивалях и конкурсах выступал с неизменным успехом.
Если не приходит весна
Развитию самодеятельного художественного творчества на этом металлургическом переделе в то время, да и многие годы спустя, уделяли много внимания. “Артистов” с медного завода в Норильске знали и любили.
В танцевальном коллективе предприятия выступал Владимир Чин-Мо-Цай, впоследствии знаменитый фотохудожник. В хоре пел великолепный Владимир Цуканов. Занимался в заводской самодеятельности Сергей Талдыкин, позднее популярный комик народного театра музыкальной комедии Дворца культуры. Работали на заводе свои композиторы и поэты: Павел Волчков, тот же Владимир Цуканов, Виталий Фалалеев.
– Какие песни писал Геннадий  Калюжный! Он был автором всех наших любимых песен норильской тематики, – уточняет Альбина Алексеевна. – Хор на заводе был роскошный. Такие тенора! А ведь мужики работали на конвертерах. Борис Захарович Павлюченко в плавильном цехе пахал как черт, грязный выйдет со смены, помоется – и бегом заниматься. И все так же. Я пела в хоре 17 лет.
Альбина всегда знала много песен, любила произведения советских композиторов, которые пели Нина Дорда, Гелена Великанова и другие популярные в те годы исполнители.
– Я их слушала по радио и запоминала, – рассказывает Альбина Алексеевна, – музыкальная память у меня всегда была хорошая, не то что голос. Как говорил Павел Волчков: “Аля – это магнитофон”. Сыграл мне мелодию один раз, я ее уже знаю.
Коллега Королевой баянист Павел Волчков, впоследствии известный газетный и тележурналист, поспособствовал рождению популярного женского трио. Но об этом позже, сейчас моей героине самое время рассказать, как она появилась в Норильске:
– Я окончила школу в Хакассии, собиралась поступать в зубоврачебный техникум в Красноярске. А все мои двоюродные братья и сестры жили в Норильске. Они и сманили на Север. Папа меня проводил до Красноярска, посадил на теплоход, и я приплыла в Дудинку.
Двоюродная сестра Альбины служила в отделе кадров медного завода. Она и помогла девушке  устроиться в аккумуляторную плавильного цеха.
– У меня было одно единственное платье, которое я тут же и прожгла кислотой, – вспоминает Королева.
Это был 1961 год. Уточняю дату еще и потому, что в это время начался путь в Норильск Валерия Кравца. После окончания Киевского госуниверситета молодой журналист перебрался в Сибирь работать на Красноярском телевидении.
– Когда я приехала в Норильск, было очень тепло, – продолжает Альбина Алексеевна. – На Ленинском проспекте в вазонах красовались анютины глазки. Я ходила и смеялась: и это Север?! Вскоре в гости ко мне приехал папа.
В работе прошла ее первая заполярная  зима. Которую, вопреки законам природы, не торопилась сменить весна.
– У нас в Хакассии уже в апреле можно надевать легкие платья. А в Норильске – шубы. Я в слезы: не хочу здесь жить. Папа кое-как уговорил остаться.
Дуэтом и трио
Мудрый Алин папа, на долю которого выпала война, разруха, забота о семье, понимал, что эмоциям поддаться – без хлеба остаться. В детстве Аля тоже “хвосталась на домашней работе” что было сил. Зато не голодно было до мая, рассказывает Альбина Алексеевна, потому что сало запасали, мясо, капуста квашеная была, бочка брусники. Потом шла черемша. А затем наступал месяц, когда не было ничего.
– Если бы не наши норильские родственники, мы бы ходили голые и босые.
Так что у моей героини была альтернатива: легкие платья из ситца или достаток семьи. К тому же Альбина, можно сказать, начала делать карьеру: девушка уже не обслуживала аккумуляторные батареи, а стала работать дежурным электромонтером, сдала экзамен на третью группу допуска.  Вскоре перешла на воздуходувные машины. Но главное – подружилась с интересными парнями и девчатами. Такими же, как Альбина, активными спортсменами: “Мы на велосипеде проехали от Калининграда до Ленинграда!” – и любителями бардовской песни.
– Я их, наверное, не меньше двухсот знала, поэтому опытные туристы и брали меня в группу, – говорит Альбина Алексеевна. – Как-то в мае Анатолий Сериков, Василий Волковский и другие ребята позвали с ними в Снежногорск. 300 километров прошли на лыжах.
А короткие дистанции существовали исключительно, чтобы песни попеть с подругой Ольгой Найпак:
– Останавливались на лыжне и начинали петь. Мне было все равно, какое место в соревнованиях займу. Так вот мы пели с Олей, пели. А потом решили попробовать втроем, с Ниной Исаевой. Павел Волчков был организатором этого дела.
Рождение в год 15-летия медного завода вокального трио Ольга Найпак, Нина Исаева, Альбина Королева позднее назвали главным событием 1964 года, даже историческим: долгие годы коллектив был одним из самых заметных культурных явлений в Норильске.
– У девочек были сильные голоса, у меня голос слабый, а сейчас его вообще нет, – уверяет  Альбина Алексеевна. – Очень тяжело было петь.
Я не верю: кто из норильских старожилов не помнит великолепное звучание трио медного завода!  Но Альбина Алексеевна уверяет, что всегда реально оценивала свои силы.
За разговором смущение первых минут окончательно уходит, и хозяйка по-свойски предлагает мне грибной суп. Муж нахваливает: “Знаешь, какой у нее суп!” Словом, хорошо сидим.
– А мы с Королевой всегда хорошо сидим, – говорит Валерий Ефимович. – Соберемся вдвоем, обедаем, разговариваем.  
И мы разговариваем. Хозяева “знакомят” меня с бывшим начальником серного цеха Виталием Александровичем Фалалеевым. Он написал песню “Береза белоствольная”.
– Нина с Олей ее очень хорошо пели, – говорит Альбина Алексеевна. – Фалалеев писал и музыку к опереттам, а еще изобрел кислородный коктейль, пенку такую воздушную. На медном заводе всем желающим давали кушать этот кислородный коктейль.
– Мы дружили с  Виталием Александровичем, – добавляет Валерий Ефимович. – Он написал пару песен на мои стихи. Одну из них исполняла Римма Тараскина, по-моему, это была “Девушка в серой шинели”. И нас с Королевой познакомила песня.
Любовь в конце календаря
Валерий Ефимович называет точную дату: 9 декабря 1965 года. На Норильской студии телевидения (НСТ) организовали вечер молодого поэта Кравца. Валерий в тот год переехал в Заполярье – директор НСТ Дмитрий Кузьмич Карпов переманил перспективного журналиста.
– Музыку на слова Кравца писал известный красноярский композитор Александр Шемряков. Мы с Ниной и Ольгой не знали автора стихов, но песни эти исполняли, – излагает свою версию знакомства хозяйка дома.  – А когда на телевидении устроили встречу норильчан с поэтом Валерием Кравцом, тут мы впервые увиделись с ним и познакомились как с поэтом.
Альбина Алексеевна вспоминает песни на стихи мужа: “Пятый день на Диксон нет погоды”, “Ты у нас был один только раз”, “Улетают палатки”, “Приезжай на Хантайский порог”, “Где-то пахнет сиренью Большая земля”.
– Была у вас любимая песня?
– “Брусника”.
– Ты мне письмо прислать рискни, хоть это все, конечно, зря, – поет Валерий Ефимович, супруга улыбается. – Над поздней ягодой брусникой горит холодная заря. Еще у нас была семейная песня “Попали мы по недоразумению…”
– Валера, прекрати, – настаивает жена.
Но Кравец речитативом продолжает:
– Он за растрату сел, а я за Ксению.
Это песня Высоцкого.
Тут уже и Альбина Алексеевна подхватывает:
– У нас любовь была, но мы рассталися…
– Интимная подробность, – переходит на прозу Валерий Ефимович. – Мы жили на Богдана Хмельницкого, 21, в трехкомнатной квартире с соседями. Одна комната была моя, в другой жила Грета – будущая жена Джонсона Хагажеева. Когда случайно Джонсон видел меня в коридоре, у него в глазах вспыхивали кавказские огни.
– Одна комната принадлежала Кравцу, куда он и привел меня, молодую жену, в другой комнате жила Грета с мамой. Через кухню была третья комната, маленькая, где тоже обитали мама с дочкой. Очень заботливая была женщина: наварит кастрюлю щей и всех нас кормит.
Кстати говоря, ее дочь потом стала женой журналиста Виктора Маскина. И еще одна “интимная подробность” от Валерия Кравца:
– Несколько дней назад нас покинула женщина, с которой Аля жила в общежитии в одной комнате, и она была свидетельницей Королевой на нашей свадьбе. У меня Ольга Найпак  была свидетельницей, как ни странно. А снимать нашу свадьбу собирался Юрий Волков (легендарный норильский фотомастер. – Авт.). Он тогда в загсе работал. Аля отказалась.
– А мне ничего не надо было. Платья белого у меня не было, – объясняет Королева.
– Она пришла перед регистрацией из парикмахерской и сказала: не пойду на регистрацию, – вспоминает супруг.
– У меня длинные волосы были. Мне их начесали, огромную бабетту сделали. Я пока бежала домой, выдергивала из прически шпильки, прибежала в слезах. Валера уже одетый ходит из угла в угол. Я говорю: не пойду ни на какую свадьбу.
– А свадьбу играли у наших друзей, Тани и Нади. Они, подружки-туристки, жили в двухкомнатной квартире на улице Комсомольской. Туристов в нее набилось!
– Валера говорит: пойдем, девочки что-нибудь придумают с прической.
– Я эту свадьбу запомнил еще и потому, что все мужики смотрели на меня с ненавистью. Такую девушку увел! – Кравец, похоже, похвалил себя.
Ей нравится
Они поженились 16 сентября 1966 года. Свадьбу  друзья организовали с выдумкой и в лучших традициях того времени.
– Ребята крюшон сделали “Смерть туриста”. Из спирта, 5 рублей 5 копеек бутылка.
– Валера, ты путаешь, – поправляет мужа Альбина Алексеевна. – Спирт наливали в колбу, подкрашивали кофе, чтобы запах отбивался. А назывался напиток “Смерть туриста”, потому что на колбе был нарисован череп и две скрещенные кости.
Крюшон на свадьбу Валерия и Альбины сделали, как и положено, в арбузе. Стол – все-все закуски и горячие блюда – готовила Ольга Найпак.  
– Когда мы поженились, да и сейчас, я готовить не умела, не умею, не люблю. Мы с сестрой такие, – улыбается “народная артистка” Норильска.
– Вы, наверное, помните телевизионный конкурс “Поем тебя, Заполярье”? В одном из них участвовали ансамбль Дворца культуры “Снежинки”, трио медного завода и много других коллективов. И когда мы заняли первое место, стали называться золотым трио, – вспоминает Альбина Алексеевна. – Мы когда по городу шли с девушками, ребята нас увидят и говорят: “О, золотое трио пошло”.
Интересно, если бы они сегодня встретились, какую песню спели бы?
– Нина Исаева в Сосновоборске живет. О ней я мало что знаю, – говорит моя героиня. – Ольга Найпак – в Липецке. Мы с ней встречаемся, Ольга иногда приезжает в гости, и я у нее была. Но в основном по телефону  разговариваем. Она такая же активная: и плавает за команду ветеранов, и сыновей в Норильске навещает, пироги печет, чего я не умею делать.
Наверное, нельзя сказать “зато”, и все-таки дома у Альбины Алексеевны живут потрясающие кактусы. И вообще ее стараниями любые цветы растут. Валерий Ефимович восхищается талантом жены и рассказывает, как Аля спасла чуть не погибшие цветы в церкви неподалеку от их дома, как и теперь постоянно ухаживает за растениями в храме.
Кажется, все, за что берется Альбина Алексеевна, ей нравилось и нравится. Работать в военно-учетном столе – да. В отделе кадров медного завода – “очень мне нравилось”. Она любила играть в бадминтон и заниматься легкой атлетикой. В ее молодые годы – и двадцать лет спустя, – когда надо было на соревнованиях кого-то заменить, шли к ней в профком: Альбина Алексеевна! “И я бегом на старт”.
На работу в профсоюзный комитет ее настойчиво сватало руководство завода.
Королева не хотела, но со временем полюбила и эту работу:
– Как я начала крутиться, столько было дел и столько идей! Мы проводили и цветочные выставки, и соревнования “Папа, мама, я”, другие конкурсы и праздники. Дома меня почти не было.
– И тут надо отдать должное Валерию Ефимовичу: он все это терпел, – напомнил о себе Кравец.
– Десять лет я отпахала в проф-
союзе, последний год прошел почти тихо, а предыдущие девять лет ругалась со всеми начальниками. Мне хотелось, чтобы для людей все было хорошо сделано, вот и отстаивала свою позицию. Валера говорил, что я права по сути, но не права по форме.
…Сегодня норильские воспоминания для моей героини как свет далекой звезды. Альбина Алексеевна живет новыми впечатлениями и заботами. Недавно съездила во Вьетнам.
– Мне так понравилось, не хотела уезжать. Я впервые купалась там, где белый песок и абсолютно чистое море.
Посетить ли Вьетнамскую жемчужину снова или съездить туда, где еще не была? Об этом Альбина Алексеевна подумает, когда соберется в очередное путешествие.  Это ей тоже нравится.  
Хор медного завода участвовал во всех городских праздниках
Коты – их в доме трое – любимчики Альбины Алексеевны
0

Читайте также в этом номере:

Имитируя шахту (Татьяна РЫЧКОВА)
Работа продолжается (Инна ШИМОЛИНА)
Ссудный день (Елена ПОПОВА)
И всё сбылось и не сбылось (Лариса ФЕДИШИНА)
Эскимо вернется (Екатерина БАРКОВА)
Долгая дорога домой (Николай ЩИПКО)
“Эрмитаж” теперь у нас (Лариса ФЕДИШИНА)
Поверь в мечту (Лариса МИХАЙЛОВА)
Всё ясно (Дарья РУСИНА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск