Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Короткий рейд
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
3 февраля 2012 года, 10:02
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
С рейдовой группой встречаемся у фабрики щебня, рядом с карьером “Скальный” на окраине Талнаха. Отсюда с производственной дороги, по которой тяжелые самосвалы перевозят щебенку на рудники, уходит в тундру зимник Талнах – Волочанка – Хатанга. Большинство охотников-любителей и промысловиков никак не могут обойти это место. Если отправляешься на охоту в сторону озера Пясино или Усть-Авама, обязательно проедешь мимо фабрики.

На личном транспорте

К удивлению журналистов, инспектор Таймырского территориального отдела службы по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания Красноярского края (в просторечии Госохотнадзор) Ярослав Хребтов встречает нас не на ведомственном “Трэколе”, а на личном внедорожнике “Ниссан”. Главный охотинспектор Таймыра Анатолий Николайчук стоит на зимнике километрах в трех от съезда с асфальта. Но и он не на “Трэколе”, а на полноприводном микроавтобусе-пикапе “Киа”.
– На ремонте наш вездеход, – объясняет наличие почти легкового автотранспорта на тундровом рейде Николайчук. – Роликовый упор полетел на первичном валу. Ждем подшипник из Франции. Ни в Норильске такого не нашли, ни в Москве.
В Таймырском территориальном отделе службы по охране объектов животного мира нет автомехаников или слесарей-ремонтников. Поэтому технику здесь ремонтируют сами. Участвуют в этом и руководитель Госохотнадзора, и инспекторы. Если удается договориться о ремонте техники в гараже, имеющем хорошую техническую базу, то делается это только на личных связях.
– Оперативная информация пришла, – объясняет Николайчук выход в тундру на легком транспорте, – что сегодня оленя повезут без документов. Так что задействовали тот технический потенциал, который на настоящий момент имеем.

Лопата и трос

Зимник накатан хорошо, и машины, больше пригодные для езды по городу, почти не проваливаются. Но кое-где широкая колея, пробитая проехавшим недавно колесным вездеходом “Урал”, затрудняет движение. Микроавтобус с грузовой платформой “Киа” садится мостами на снежный гребень, и автомобиль приходится толкать. Иногда убираем снег из-под колес и днища машины лопатой. Рядом с зимником для вездеходов и колесных машин проложена трасса для снегоходов. Выглядит она привлекательно – ровная снежная поверхность со следами гусениц снегоходов, колеи нет. Пробуем съехать на “снегоходку”, но сразу проваливаемся по брюхо. Нет, лучше ехать по накатанному зимнику, пусть даже и изборожденному глубокими следами больших машин. Впрочем, и “Киа”, и “Ниссан” неплохо справляются с передвижением по снегу. Только однажды пришлось вытаскивать микроавтобус тросом. Предварительно обкопали “корейца” лопатами, уперлись силой четырех мужиков, и “Ниссан” плавно вытащил соскочивший с зимника автомобиль на накатанный наст.  

На развилке дорог

Кроме Госохотинспекции в рейде участвуют представители транспортной полиции. С нами едут начальник линейного пункта “Аэропорт Валек” майор Михаил Ярмолинский и прапорщик этого линейного пункта Олег Хромов.  
Подъезжаем к Мукулаю. Здесь удобное место для ожидания и проверки охотников. Ровная твердая площадка, с которой почти выдуло снег. Проверяемые машины можно поставить здесь в несколько рядов и не мешать движению по зимнику.
Впрочем, на Мукулае стоим недолго. Принято решение идти еще километров на десять по зимнику в глубину тундры, на речку Северную Талнашку. Там два зимника (один – идущий с озера Пясино, а другой – с Волочанки) сходятся в один, ведущий на фабрику щебня. Останавливаемся почти на развилке, проехав с полкилометра на холм в сторону Пясино, откуда открывается хороший обзор во все стороны.
– Бывает, от нас пытаются по тундре уйти, – рассказывает Анатолий Николайчук, – но обычно вязнут в снегу – и на снегоходах, и на вездеходах. Только проблемы создают и себе, и нам. Приходится вытаскивать.  

Строптивый охотник

Со стороны озера Пясино появляется снегоход, который на тросе тащит другой. На переднем “Арктик кэте” двое охотников, одетых в камуфляжные костюмы. На буксире они тащат снегоход “Линкс”, который управляется еще одним охотником. Мороз сегодня под тридцать, и тундровики закутаны по самые глаза, закрытые специальными очками, похожими на горнолыжные.
В это же время на вершине пригорка, по которому проходит зимник из Волочанки, ярко, как звезда, загорается и гаснет фара снегохода.
– До развилки ему минут десять идти, – определяет Ярослав Хребтов. – Сейчас здесь проверим и туда успеем.
Нарушения обнаружены сразу. Ни на одном из снегоходов нет номерных знаков. Это нарушение встречается в тундре повсеместно. Владельцы снегоходов объясняют свое ярое нежелание регистрировать их крайне усложненной процедурой регистрации, необходимостью сбора большого количества документов.
– Снегоход вывели на обкатку, – рассказывает владелец “Арктик кэта”. – Новенький, купил на днях. А тут у товарища “Линкс” сломался.
У охотника, управляющего буксируемым “Линксом”, не оказывается документов не только на снегоход, но и на перевозимый им расчехленный дробовик.
– Чей снегоход? – интересуются полицейские.
Охотник сначала уверяет, что снегоход его, потом начинает утверждать, что снегоход приятеля, который имеет на него документы.  
– А как вы объясните наличие у вас незарегистрированного ружья? – спрашивает майор Ярмолинский.
– Нашел на дороге, – приводит охотник версию, хорошо знакомую журналистам по другим рейдам с милицией и Госохотнадзором.
– Патроны имеются? – продолжает допрос полицейский.
– Нет патронов.
– Откройте багажное отделение.
В багажнике, расположенном под сиденьем, полицейские обнаруживают 14 патронов. Двенадцать из них заряжены картечью и два – пулями.
Неожиданно охотник, высоко подкинув их, выбрасывает патроны на снег.
– Ничего вы не докажете! И ружье вы мне подсунули, и патроны!
– Ну что ж, будем составлять протокол, – полицейские приглашают строптивого охотника в кабину микроавтобуса.

Типичное нарушение

В это время по волочанскому зимнику к развилке на приличной скорости приближаются два снегохода. Это их фары мы видели несколько минут назад. Охотники явно намерены проскочить развилку первыми, чтобы не быть подвергнутыми осмотру. Инспектор Ярослав Хребтов заскакивает в “Ниссан”, туда же запрыгивают журналисты и прапорщик Олег Хромов с полосатым жезлом. На развилку успеваем вовремя. Полицейский выскакивает из внедорожника и, помахав светящимся жезлом, останавливает снегоходы.
Тут тоже имеются нарушения. Типичные для большинства охотников. Перевозка оружия в собранном состоянии. У водителя первого снегохода через плечо перекинута двухстволка. Охотник признает свое нарушение.
– Раз попался, значит, оформляйте, – соглашается он, не вступая в спор.
Полицейские и сами понимают, что правила перевозки оружия несовершенны. Что одинаковые критерии применяются и для густонаселенного Подмосковья, и для бескрайнего Таймыра, с совершенно другими климатическими условиями. Но закон есть закон. Перевозить винтовку или дробовик можно только в разобранном виде. И полицейские обязаны контролировать исполнение правил перевозки оружия. Поэтому разводить с ними философские диспуты о необходимости корректировать нормы закона совершенно бессмысленно. А уж если обвинить полицейских в жестокосердии, то и отношение к себе получишь также не самое предупредительное.    
Этот охотник все понимает, поэтому не спорит. За нарушение правил перевозки оружия ему назначат небольшой штраф. Будет ли он в дальнейшем перевозить оружие в разобранном состоянии? Сильно сомневаюсь. Очень неудобно это в мороз. А проза тундровой жизни такова, что встретить стаю волков или росомаху в пути, которого может быть сутки, а может и несколько суток, очень возможно. Да и к встрече с оленем, на которого, кстати, у охотника имеется неиспользованная лицензия, хочется быть готовым. А встреча с инспектором на тундровом зимнике случается далеко не каждый день. Двухстволка у охотника особенная. Верхний ствол гладкий, для стрельбы дробью или картечью, а нижний нарезной, под пулю. Охотники настреляли на двоих с десяток куропаток, которых везут в санях, буксируемых одним из снегоходов. Но и здесь найдено нарушение. Разрешения на охоту на куропатку, которые у охотников имеются, не заполнены. Охотников приглашают в “Ниссан” для составления протокола.

Карабин без документов

На улице стемнело. Снегоходы, колесные и гусеничные машины пошли сплошной чередой. В воскресенье вечером все стараются добраться до дома. Ведь большинству охотников в понедельник на работу.
Госохотинспекторы и транспортные полицейские только успевают проверять транспортные средства. Это и “Уралы”, везущие геологов с буровой, и самоделки на пневмокатах, и снегоходы разных марок. Встреча с рейдовой группой в тундре не самая приятная. Это и потерянное время, и – часто – потерянные деньги. Но для тех охотников, которые полностью соблюдают правила охоты и транспортировки оружия, эти встречи неопасны. Времени на проверку уходит минут пять-десять. Иногда меньше.
Подъезжают два снегохода. Каждый тянет сани, с верхом набитые олениной. Всего перевозят 14 туш. А лицензии имеются только на шесть. Теперь за каждую лишнюю тушу придется заплатить государству около восьми тысяч рублей. Хороший удар по бюджету.  
Проверка документов на оружие выявляет еще одно нарушение. Чрезвычайное. На нарезной карабин у одного из охотников нет документов. Вместо разрешения на нарезной ствол он предъявил рейдовой группе документ на дробовик.
– Перепутал, не то разрешение взял из дома, – чуть не плачет охотник.
Рейдовая группа временно изымает карабин с условием, что по приезде в Норильск охотнику его возвратят, если он предоставит разрешение. Мобильная связь в этом месте тундры действует, и охотник начинает звонить жене. Обуславливают место у одного из талнахских рудников, куда она должна привезти документы на оружие.  

Усилить контроль

Рейд закончен. Документы на карабин действительно имеются. Жена незадачливого охотника привезла их в назначенное место. После сверки номеров нарезной ствол возвращен законному владельцу. Но штраф за незаконно добытых оленей еще придется платить.
Транспортной милицией составлено три протокола за нарушение правил перевозки и хранения оружия. Изъяты дробовые ружья и патроны.
Госохотинспекцией  составлено шесть протоколов. Обнаружены незаконно добытые олени.  
– Хотелось бы, чтобы на дорогах общего пользования, – говорит Анатолий Николайчук, – сотрудниками ГИБДД был усилен контроль за передвижением внедорожных транспортных средств, которые эксплуатируются без государственных номерных знаков. Если автомобиль без номерного знака обязательно привлекает внимание сотрудников дорожно-постовых служб, то снегоход или вездеход, особенно самодельный, часто остается не замеченным полицейскими.  
– Хорошо бы открыть стационарный пункт проверки в районе фабрики щебня, – делится соображениями майор полиции Михаил Ярмолинский. – Пройти мимо этого места удается очень немногим, а проверять документы и писать протоколы лучше не на коленке, а в подходящих условиях.
– Можно и передвижной пункт досмотра организовывать в “Парме”, – высказывает предложение Ярослав Хребтов. – Вот только где взять технику?
По домам из гаража Таймырского территориального отдела службы по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания Красноярского края разъезжаемся глубокой ночью на личном транспорте госохотинспекторов. А служебный “Трэкол” в углу гаража еще, видимо, долго будет ожидать важную запасную часть из Франции.    



Таймырский территориальный отдел службы по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания Красноярского края РФ информирует норильских охотников, что замена охотничьих билетов на удостоверения нового образца будет продолжаться до 1 июля 2012 года. После этой даты охотничьи билеты старого образца будут недействительны.
Для замены необходимо иметь при себе две фотографии 2,5 на 3,5 см и ксерокопию паспорта (личные данные и место регистрации).  
Замена удостоверений производится по адресу: площадь Металлургов, 3, кв. 21. По понедельникам, вторникам и четвергам – с 9.00 до 17.00, по средам – с 9.00 до 13.00. Пятница – не приемный день.
Неожиданность! Человек с полицейским жезлом в 20 км от города
Сверка документов – обязательная составляющая процедуры досмотра оружия
Движение на зимнике интенсивное, почти как на городской улице
В охотничьих угодьях Норильска есть и зайцы, и куропатки, и олени, и волки
Богатая добыча. У этих охотников разрешения на отстрел оленя имеются
Охотничьи билеты нового образца
0

Читайте также в этом номере:

До встречи в эфире (Лариса ФЕДИШИНА)
Трудовые выросли, социальные подтянутся (Спрашивала Татьяна РЫЧКОВА)
Скоро появятся купола (Татьяна РЫЧКОВА)
Крик – признак бессилия (Татьяна РЫЧКОВА)
Триумф маленькой Эвы (Юлия КОСТИКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск