Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Здесь не требуют полис
Проблема
6 сентября 2010 года, 13:20
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Общеизвестно, что российские мужчины не живут долго, так как много пьют. Умирают преимущественно в работоспособном возрасте от тяжелой соматической патологии, вызванной хроническим алкоголизмом. Случается это и с женщинами, но реже. В Норильске, по данным психоневрологического диспансера, за шесть месяцев 2010 года выросло не только количество хроников, но и число первично выявленных алкоголиков и наркоманов.
В стационаре на Кирова, 19, в августе были заняты 59 коек из 60. 20 наркозависимых, остальные больны алкоголизмом во второй и третьей стадиях. 45 мужчин и 14 женщин.
– Наши пациенты не инопланетяне. До появления проблем с алкоголем или наркотиками они ничем не отличались от нас с вами. Они также любили своих  родителей, детей, строили планы, – рассуждает психиатр-нарколог Ирина Власкина, исполняющая обязанности заведующей наркологическим отделением психоневрологического диспансера. – Им казалось, что кто-то другой может стать алкоголиком и наркоманом, но не они. И что от одного укола или таблетки ничего страшного с ними не будет и не стоит обижать друзей, отказываясь выпить с ними в компании. Но алкоголь и наркотики в случае с нашими пациентами оказались сильнее их… В трезвом состоянии это обычные люди, среди которых мы живем. Если человек до появления болезни не будет сознательно ограничивать себя в выпивке и отказываться от наркотиков, то он имеет стопроцентные шансы стать больным... И тогда у него появятся изменения в характере, мировоззрении, личности в целом. И эта новая, деформированная личность принесет массу проблем семье и обществу.
Сегодня в сравнении с 2001 годом, когда я приехала в Норильск, алкоголизм помолодел. Люди до 30 лет попадают к нам с тяжелыми запоями, судорожными припадками. Часто стали попадаться пациенты с пивным алкоголизмом, не считавшие до поры до времени, что литр-полтора пива в день – злоупотребление. Среди женщин с алкогольной патологией преобладают дамы, которым за сорок, но часто встречаются и совсем молодые, в основном бывшие наркоманки. Раньше к нам попадало много иногородних проституток, потом они куда-то исчезли. Последний месяц нам “везло” на пьющих бабушек за 70, причем не одиноких. Недавно выписали последнюю.
Наркомания, наоборот, “повзрослела”: сегодня колются не только молодые, но и люди постарше... Но старых наркоманов практически не бывает, чаще всего они умирают, не дожив даже до среднего возраста. От передозировок, болезней или кончая самоубийством.
 
“С лечением справляемся”
Если сравнивать с первым полугодием – 2009, то первично выявленных больных с зависимостью от алкоголя в этом году стало больше на 20 процентов, наркозависимых – на 37. Уровень алкогольных психозов также вырос – на 30 процентов.
Ирина Власкина считает, что это происходит во многом из-за практически свободного доступа к препаратам, одурманивающим сознание, и алкоголю. Еще одна причина, по ее мнению, заключается в том, что Министерство здравоохранения укорачивает сроки лечения. Когда 15 лет назад доктор начинала свою деятельность психиатра-нарколога, пациентов в наркологии лечили месяц. Сегодняшний стандарт – 14 дней. Специалисты убеждены, что за это время невозможно добиться устойчивой ремиссии и в результате пациент вновь оказывается на больничной койке в остром состоянии...
Больных в наркологическое отделение иногда привозят на скорой, но в основном они приходят сами. Здесь не требуют полис, лечат всех. И не только от профильных болезней.
– В отделении мы занимаемся медикаментозной коррекцией острых состояний. У наркоманов убираем ломку. У алкоголиков – белую горячку, алкогольную эпилепсию и абстинентный синдром. И с этим мы справляемся на сто процентов. У нас те же лекарства, что применяют, например, в клиниках США или Европы.
Наши пациенты, как правило, нуждаются и в лечении от соматических заболеваний, так как поступают в стационар в отвратительном состоянии. Особенно “крокодильщики”. Без вен, с распухшими, гноящимися и кровоточащими конечностями... С частыми пневмониями, неврологическими расстройствами и прочим.
 
Дудеть в одну дуду
О том, что дальше ПНД послать пациента некуда, в городе знают и медики, и их подопечные. Потеря прежнего здания и неопределенность в будущем явно на работе службы пока не отразились. Хотя и пациенты, и медицинский персонал переживают сейчас болезненный “синдром нового места”.   Медикам неудобства доставляет отсутствие рядом лабораторий, оставшихся в здании на Орджоникидзе, 13, а пациентам приходится лечиться в палатах на восемь коек, где нельзя поставить даже тумбочки. На все отделение – один туалет и одна ванная комната вместо душа...
Доктор Власкина считает, что рано или поздно эти бытовые вопросы будут решены. Для нее важнее то обстоятельство, что сегодня все занимающиеся проблемами алкоголизма и наркомании в городе разобщены, а надо, чтобы “дудели в одну дуду”.
– В человеческой природе всегда будет стремление к измененному сознанию, но не нужно его провоцировать. За границей в аптеке без рецепта, кроме аспирина, ничего не купишь. А у нас? Покупай что хочешь. Травись...
К концу прошлого века Германия и Финляндия тоже спивались, но там с этим борются. Спиртное продают только два часа в день. Могут отказать пьяному, и никто не воспринимает это как посягательство на свободу личности.
На праздники наша реанимация заложена алкогольными  психозами. Правда, в этом году День металлурга прошел относительно спокойно, а в 2009-м мы принимали по 15–20 человек в день.
 
“С трудом, но выкарабкается”
На дверях ординаторской, как и во всем отделении, висят таблички только с именем и отчеством медицинского персонала, без фамилии. Это особенность социально значимой службы, которая не только трудна, но и, как милицейская, опасна. Первыми от больных алкоголизмом и наркоманией отказываются родственники, а у медиков такого права нет. Они вытаскивают с того света молодых и не очень, давая им шанс на  жизнь. Пусть непростую, но в реальном времени, с подлинными радостями и горестями. Ирина Власкина считает, что если человек захочет, то  сможет справиться с болезнью.
– Был у нас наркоман со стажем, начинал еще с ханки, потом перешел на героин. Мы думали, что потеряем его, а он стал в церковь ходить, зацепился за веру и сейчас нормально живет. Если человек захочет, то он из любой беды выкарабкается. С трудом, но выкарабкается. Но бывает и наоборот. Один наш пациент 10 лет  находился в ремиссии. Работал, причем на приличной должности. Мы сняли его с учета, и вдруг он снова стал колоться. Так жалко…
В этом году Красноярскому краевому психоневрологическому диспансеру №5, куда входит наркологическое отделение, исполнилось полвека. Все эти годы его персонал находится на переднем крае борьбы с “вредными благами”, от которых человечество в ближайшем будущем, похоже, не собирается отказываться. По прогнозам специалистов, нашему городу уже сейчас нужно думать о дополнительной мощности психиатрической и наркологической служб, об открытии психотерапевтического отделения и  отделения для принудительного лечения, реабилитационных подразделений.
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск