Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
На западном фланге пора перемен
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
27 апреля 2009 года, 12:10
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Свежие геологические находки богатой и медистой руды на западном фланге рудника «Октябрьский» не просто  удача. Ведущий геолог геологического отдела ООО «Норильскгеология» Виктор Радько определил координаты для бурения скважин ЗФ-8 и ЗФ-9, основываясь на своей собственной гипотезе образования норильских руд.
Ведущий геолог – в черном тулупчике, шапке-ушанке и  мохеровом шарфе. Сейчас это назвали бы словом «винтаж», то есть воспроизведением стиля эпохи. Так одевались как раз в те времена, когда он придумал свою гипотезу, – в 80-е. На вопрос: «Последние находки – чисто геологическая удача?» – Виктор Радько отвечает:
– Удача – это когда на Аляске люди на свой страх и риск искали золото, в Америке в позапрошлом веке так же нашли нефть. У нас работают специалисты, у них есть свой опыт и опыт предшественников, какие-то рабочие гипотезы.
Богатую и медистую руду из скважин ЗФ-8 и ЗФ-9 (ЗФ означает «западный фланг») достали как раз по науке.
– Еще когда после института я работал геологом в Красноярске,  мы  делали обобщения всех съемочных работ в районе Норильска, – углубляется ведущий геолог в предысторию вопроса. – Мне город очень понравился, показался перспективным. Тогда я и разработал собственную гипотезу образования норильских руд и, руководимый этой идеей, перевелся в Норильск.
 
Время одиночек прошло
– В чем суть гипотезы?
– Ранее считали, что руды Норильска образовало не выходящее на поверхность слепое интрузивное тело. Я предположил, что оно не слепое, а открытое, и у него должны быть выводящие каналы. Все наши наиболее известные интрузии – Норильск-1, Горстроевская, горы Черной, вологочанские, тальминские, имангдинские, талнахские – так или иначе выходят на  поверхность.  А во всей геологической литературе отмечается и все геологи Норильска утверждают, что Октябрьский интрузив, который образовал самое главное месторождение, – это слепое тело. Оно не вышло на поверхность, осталось в геологической толще. Вот уже в течение двадцати лет я пытаюсь доказать, что это не совсем так и что выводящие каналы должны быть. А если их нет, то, значит, рудное тело и интрузия не выклинились и должно быть их продолжение к западу от рудника «Октябрьский».
– Значит, керн со скважин ЗФ-8 и ЗФ-9 – подтверждение гипотезы?
– Вот поэтому и были заданы эти координаты.
– Не обидно, что пришлось столько ждать?
– У нас в геологии все не быстро делается. Геологические процессы длятся  миллионы лет. Опять же время одиночек, которые нашли кусок руды, а значит, открыли месторождение, давно прошло. Сейчас это дело коллективное, моей гипотезой заинтересовались главный геолог Сергей Снисар и начальник геологического отдела Сергей Ерыкалов и организовали проработку геологических материалов. Далее работы на этом участке  поддержал и ускорил начало бурения директор департамента геологоразведки Олег Симонов. Геологи Яна Пелипенко и Светлана Ульянова сделали очень трудоемкие расчеты по математическому алгоритму гипотезы. Геннадий Легезин написал поисковый проект. Буровые мастера Юрий Якимов, Николай Демьянович, заместитель начальника технологического отдела Дмитрий Каратаев и бурильщики, всего их было девять, обеспечили проходку скважины, что весьма непростая задача на этом участке. Без этих людей все осталось бы только на бумаге.
…На западные фланги никто не заглядывал уже 40 лет. В советские времена пришли к выводу, что все тела здесь  разведаны.  Разведка прекратилась в 1987 году генеральным подсчетом запасов.  И вот вам, пожалуйста: оказывается, еще есть что искать.
 
На скважине ЗФ-10
Скважины ЗФ-8 и ЗФ-9 уже закрыты, как выполнившие геологическое задание, бурятся новые. «Заполярный вестник» вместе с начальником бурового участка  Дмитрием Мочалиным и Виктором Радько на «вахтовке» отправились на ЗФ-10. Бурильщики Юрий Ковалев и Артем Волков как раз выбивали из трубы свеженький керн. С точки зрения профанов, выглядел он не очень роскошно.  
– Вкрапленность есть, – повертев кусочек в руке, сообщил  Дмитрий. – Планируем пройти до глубины 600 метров, уже  прошли 407.
– До руды еще метров 80, – прокомментировал Радько.  
– Есть шанс, что и здесь будет что-то интересное?
– ЗФ-10 – одна из перспективных скважин. Но может что-то сломаться, и месяц придется ликвидировать аварию – все же глубина 500 метров. Мы надеемся эту руду вывести на поверхность, совсем на малые глубины и, возможно, в ближайшем будущем – под открытый карьер. По затратам добывать руду открытым способом  ровно в десять раз дешевле, чем подземным.
– Возможно, будет опровергнуто утверждение, что талнахские клады зарыты только очень глубоко? Сколько скважин  нужно забурить, чтобы подтвердить вашу гипотезу?
– Мы делали прикидочный расчет. Необходимо порядка 60 тысяч погонных метров бурения. В этом году нам дали только 10 тысяч. Чем больше мы будем поднимать руды, тем больше перспектива, что ассигнования продолжатся.  Бурение скважин – дело дорогое.
 
Могли бы сделать больше
– Виктор Александрович, а как так получилось: считалось, что на западных флангах все подсчитано, а оказалось – не все?
– Предшественники нарисовали предполагаемый контур и 40 лет этому верили, исходя из гипотетических представлений. Больше никто не проверял.
–  В последнее время принято считать, на сколько лет хватит запасов Талнаха…
– Горы у нас сложены траппами, похожи на лестницу. Вся колоссальная трапповая провинция, продолжающаяся на юг до Тунгуски и на восток до Хатанги, перспективна на медь и никель. Говорить о том, что когда-нибудь кончатся эти руды, –  все равно  что стоять по горло в воде и просить пить.  
Правда, добавляет Виктор Радько, если в геологию прекратят инвестировать, искать будет некому. Геологическую науку можно сравнить с деревом, которое начинает плодоносить лет через 20–25.
– Если профинансировали 15 лет, а потом срубили дерево, нельзя ожидать результатов. Придется опять все с начала начинать. Пока  денег у нас хватит на пятую-шестую часть работ. Могли бы за год больше сделать.
Автор гипотезы переживает, удастся ли ее подтвердить окончательно. Но и тем, что уже есть, доволен. Все же сделали прирост запасов, и не типичным подземным способом, а, можно сказать, на пустом месте. Речь, по прикидкам геологов, идет о большой сумме: порядка 15–20 процентов от тех запасов, которые  были утверждены ранее.
Виктор Радько верит в свою гипотезу
Бурение скважин – дело дорогое
0

Читайте также в этом номере:

Задача – не отстать! (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Снежная история (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Кто выучит все правила (Лариса ФЕДИШИНА)
Прекрасен наш союз (Татьяна КЛИМЕНКОВА, руководитель ансамбля «Школьные годы»)
В чем не прав левша? (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск