Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Работа для настоящих мужчин
24 апреля 2009 года, 13:00
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
О «Таймырском» сказано немало. Самый глубокий рудник в России, самый перспективный в Норильском промышленном районе по запасам богатой руды, предприятие, на котором постоянно идет реконструкция и модернизация… Справедливые слова. Но любые богатства недр и любая, даже самая современная, техника ничего не стоят без человека. Горняки – главное богатство «Таймырского»!
Элита подземного мира
Утро на подземном участке эксплуатации самоходного дизельного оборудования начинается как в армии – с развода. Заместитель начальника участка Турар Жагалбаев, перелистывая толстый журнал, раздает задания машинистам погрузочно-доставочных машин и самоходных буровых установок. Вопросов у них не возникает.
– К нам на участок приходят, как правило, уже опытные горняки, – рассказывает Турар Маратович, – отработавшие по другим подземным специальностям не один год. Так что случайных людей нет. Самому старшему работнику 56 лет, самому молодому – 24. Всего на участке 189 человек. В нашем распоряжении двадцать две погрузочно-доставочные машины различной грузоподъемности, девятнадцать самоходных буровых установок и восемь «хозяек» – вспомогательных подземных машин разного назначения.  
 
Трехмерные схемы
На стенах нарядной – три огромных листа. Это транспортные схемы трех шахт «Таймырского» с указанием крутизны уклонов, ограничений габаритов по высоте и ширине, ограничений скорости, мест нахождения телефонов, направления движения свежих и исходящих вентиляционных струй. Напоминает карты Норильска или Талнаха, продающиеся в газетных киосках. Только здесь шахты даны в трехмерной проекции. Схемы обновляются каждый месяц, так как рудник живет и изменяется.
– Это с непривычки кажется, что под землей легко заблудиться, – говорит машинист ПДМ Павел Морозов, – мы, машинисты, все эти схемы в голове держим.
 
Как в метро
Сегодня под землю нас сопровождает начальник участка СДО Сергей Давыдчик. Получив портянки, сапоги, спецовки, каски, самоспасатели и шахтерские фонари, журналисты «ЗВ» вливаются в ряды горняков. Клеть, слегка постукивая при спуске (как вагон в метро), плавно уносит нас на километровую глубину. Достигнув горизонта –1050 попадаем на пассажирский вокзал. Горняков увозит электричка, а журналистов начальник участка ведет по подземным тоннелям на ремонтную зону СДО пешком. Наверное, чтобы жизнь медом не казалась. Идем, освещая дорогу фонариками. Через двадцать минут мы в ремзоне. Здесь осуществляется сервисная поддержка техники фирм  Atlas Copco, Tamrok и Normet.
 
Слесарь слесарю рознь
В ремзоне есть все. Мостовой кран, сварочное оборудование, внушительных размеров токарный станок, тележки для перевозки тяжелых деталей, сверлильное оборудование. Людей, привыкших к российскому бардаку, удивляет порядок, в котором содержится ремонтный инвентарь, как, впрочем, и сама ремзона. В журналистской практике мне еще не приходилось встречаться со слесарями-ремонтниками, одетыми в отутюженные и ослепительно чистые светло-голубые рубахи. Дополняют рабочие костюмы синие комбинезоны. Это униформа обыкновенных норильских горняков, но… работающих в отделении финской фирмы Sandvik, осуществляющей на руднике сервис и ремонт горно-шахтного оборудования. Гаечные ключи и ремкомплекты висят на стене над рабочими столами в идеальном порядке. Шланг подачи воздуха для продува деталей, масленки – все под рукой. Дежурный слесарь Алексей Иванов не сидит на месте без дела. На плановый ремонт пришла буровая установка Tamrok, и он колдует возле нее.
– Важно обслуживать технику своевременно и в точном соответствии с технологией, – говорит он. – Хорошо работает не тот, кто перемазан до ушей, а кто знает свое дело.
 
Трудные будни
Но далеко не всегда ремонт самоходного дизельного оборудования выполняется в таких условиях.
– Часто приходится выполнять ремонт погрузочно-доставочных машин и буровых установок в «полевой» ситуации, – говорит начальник участка СДО Сергей Давыдчик, – и мы выполняем его своими силами.
Если поломка произошла в нескольких километрах от ремзоны и машина не может передвигаться своим ходом, ремонтировать ее работникам участка СДО приходится на месте, порой в непосредственной близости к забою. Даже замена пробитого колеса на ПДМ может стать серьезной проблемой, ведь весит оно как малолитражный автомобиль.
 
Перемены к лучшему
Знакомимся с машинистом ПДМ Виктором Сененко. Он приехал в Норильск из шахтерского края – Донбасса в 1978 году. Пятнадцать лет отработал электромонтером на руднике «Комсомольский». Потом выучился на машиниста ПДМ. На «Таймырском» уже семнадцатый год.
– Технику, ту, которая была, и та, которая теперь, сравнивать трудно, – говорит он. – Машины стали комфортабельнее, а от этого производительность растет. Да и в плане безопасности серьезные улучшения. Раньше тормоза на ПДМ устанавливали прямого типа, а теперь обратного, как на тепловозах: заглушил мотор, и машина с места уже не тронется.
 
Продвинутая молодежь
На горизонте –1200 познакомились с начальником подземного участка очистных работ №9 Дмитрием Селескеровым. Он приехал в Норильск из другой шахтерской «житницы» – Кузбасса, после окончания местного государственного технического университета.
– В Норильске сделать карьеру можно быстро, – говорит он, – если трудолюбив и знаешь свое дело. У нас в Междуреченске даже при условии безукоризненной работы стать начальником участка можно только годам к пятидесяти. А здесь – взлетная площадка для молодежи. И условия работы на руднике с угольной шахтой не сравнить. Первые недели после материка ходил под землей и удивлялся – огромные выработки, огромные машины. Я в ближайшие двадцать лет из Норильска не собираюсь уезжать. Уже обзавелся семьей. Супруга в детском саду работает, трехлетний сынишка растет.
 
Смена растет
На подземном автобусе доезжаем до забоя, в котором работает самоходная буровая установка. За пультом управления двое. Андрей Коваленко работает на бурильных машинах уже восемь лет, а Дмитрий Бирюков всего третью неделю. Дмитрий – стажер. Пройдя теоретическое обучение, перешел к практике.
– У парня хорошо получается, – говорит о подопечном Андрей. – Сразу чувствуется, что горняк он потомственный.
Отец Дмитрия тоже работает бурильщиком, и именно он давал сыну первые уроки мастерства.
– Не понимаю молодых людей, которые лет до тридцати учатся: кто на менеджера, кто на юриста, кто на финансиста. А потом не могут найти работу по специальности. А у меня реальное дело и зарплата реальная. Не хочу откладывать жизнь на потом.
Действительно, зачем? Тем более когда имеешь настоящую мужскую профессию.
Успех ремонта зависит от соблюдения технологии
Бурильщик Андрей Коваленко учит мастерству стажера Дмитрия Бирюкова
0

Читайте также в этом номере:

Лыж хватит на всех! (Ален БУРНАШЕВ)
С «Надеждой» по жизни (Валентина ВАЧАЕВА)
Люди закаляются здесь (Татьяна РЫЧКОВА)
МЦ спешит на помощь (Елена ПОПОВА)
Металлурги, на сцену! (Инна ШИМОЛИНА)
Чем занят железнодорожник? (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск