Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:05 Управляющим компаниям города поручили усиленно бороться с грызунами
14:10 Путешественники из Воронежа отправились на Диксон
13:45 Таймырский пленочный фильмофонд переедет в Красноярск
13:05 «Всплытие» мантии в окрестностях современного Норильска привело к Пермскому вымиранию
12:30 В Кольской ГМК провели учения по промбезопасности
Все новости
Высокий класс
Штрихи к портрету
16 февраля 2011 года, 14:22
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Елена ПОПОВА
“На руднике это один из лучших профессионалов. Даю вам  сто процентов гарантии!” – сказал начальник подземного участка эксплуатации и обслуживания самоходного оборудования шахты “Скалистая” Иван Скрипкин, как только узнал, что корреспонденты “ЗВ” собираются встретиться с бурильщиком шпуров Ильясом Габидуллиным.
Встретиться договорились на поверхности. У Ильяса как раз закончилась ночная смена, и мы ожидали его в кабинете Скрипкина.
– Начнем с того, что бурильщики – это уже по определению высококлассные специалисты. Это профессия, которая требует огромного опыта. Для того чтобы стать профессионалом в этом деле, нужно немало времени отработать на ручной проходке, с ручными перфораторами, – объяснял нам свою точку зрения начальник участка. – Но даже это еще не гарантирует того, что из рабочего обязательно получится хороший бурильщик. Мой опыт свидетельствует: обычно бывает пятьдесят на пятьдесят. У хорошего бурильщика должно быть еще чутье. А у звеньевого бурильщиков Габидуллина оно есть.
– Вы давно его знаете?
– Я четыре года назад на “Скалистую” пришел, а Ильяс здесь с самого основания шахты (до реорганизации это был рудник), то есть уже лет десять. Отличный профессионал. И человек веселый! Все у него с шутками-прибаутками, в руках все горит, работать с ним интересно.
Договорить не успели. В кабинет Скрипкина заглянул высокий мужчина с сигаретой в руках.
– Габидуллин, – представился он, добавив: – Извините, что с сигаретой. На смене курить очень хочется. Но это категорически запрещено: ТБ.
– Соблюдаете?
– Мы же не на конфетной фабрике работаем! Это опасное производство. Я сам стараюсь неукоснительно соблюдать требования техники безопасности и за людей переживаю. Природа – всего не предусмотришь. Тем более шахта “Скалистая” находится в очень сложных геологических условиях – рядом разлом.  
 
“Я на своем месте”
История его освоения Севера началась в 1988 году. Уроженец Татарии, Ильяс Габидуллин демобилизовался из армии и почти сразу же приехал в Норильск. Здесь жила его сестра. Бурильщик до сих пор уверен: ему с самого начала повезло. Прием на комбинат был закрыт. А его, молодого парнишку, еще не имевшего никакой специальности, почти сразу приняли на работу – водителем.
– Я в том же 1988-м поступил в Норильский индустриальный институт на специальность “горный инженер”. А спустя четыре года уже работал в НШСТ проходчиком.
– Имея высшее образование, никогда не хотелось сделать “итээровскую” карьеру?
– Да я как-то особо об этом не задумывался, – удивляется такой постановке вопроса бурильщик. – Я просто делаю свое дело, вот и все… Я на своем месте. И если уж на то пошло, бурильщиком действительно не каждый может работать. В этой работе важно иметь чутье, – почти слово в слово повторил он слова Скрипкина. – Мне почему легче – я начинал на ручной проходке…
– Молодежи, которая сегодня приходит на участок, в этом плане, наверное, сложнее?
– Техника у нас действительно очень сложная – много гидравлики, шлангов… Но мы обучаем молодежь. Переживаем за парней, которые приходят к нам по программе “Рабочая смена” или переходят с других участков. Хочется, чтобы они оставались работать у нас. Объемы растут, парк машин увеличивается. Люди, которые много лет отработали на производстве, уезжают на материк, а потому, я считаю, молодежь должна прийти им на смену. У нас очень хороший коллектив! – добавляет бурильщик.
 
В чем выгода?
Есть такой тип людей (особенно на производстве), которые сами на показ свои достижения выставлять не будут, предпочитая словам дело. Габидуллин как раз из таких. А ведь мог бы, если б захотел, рассказать, что имеет звание кадрового работника Заполярного филиала компании. Что в прошлом году получил благодарность от Министерства промышленности и торговли РФ. Или, к примеру, о своих многочисленных рационализаторских предложениях. Начальство перечислило нам целый список.
В 2005 году при участии Ильяса Габидуллина производилась замена заводских тросов на податчиках самоходных буровых установок на более прочные тросы местного изготовления. Это позволило не только сократить ремонты и снизить эксплуатацию оборудования более чем на 5%, но в итоге дало экономию на сумму 250 тысяч рублей.
В 2006 году благодаря Габидуллину была изменена схема и технология отработки участка. Экономический эффект от внедрения этого предложения составил 211,5 тысячи рублей. В 2007 году изменение проходки транспортной сбойки с доставочного штрека 2 “север” на доставочный штрек 2 “юг” позволило сократить расстояние отгрузки горной массы и доставки материалов вдвое, экономия составила почти 700 тысяч рублей! На сумму 225,5 тысячи рублей был оценен в 2008 году экономический эффект от внедрения предложения Габидуллина по изменению схемы и технологии отработки подземного участка очистных работ рудника “Скалистый”.
– Наверное, моя учеба в институте не прошла даром, – улыбается бурильщик. – Дело в том, что я занимаюсь не только бурением, но и обслуживанием, ремонтами самоходных буровых машин. Естественно, где-то что-то приходится дорабатывать…
– А вам лично есть от этого какая-то выгода?
– Выгода? – удивляется Ильяс Габидуллин. – Да я, честно говоря, как-то и не задумывался, что в масштабах компании мои рационализаторские предложения, оказывается, экономят такие деньги. В первую очередь мы меняем что-то к лучшему для себя. Ведь это нам работать в этой шахте, а труд под землей довольно-таки тяжелый. Если видишь, что можно что-то изменить к лучшему, почему бы не проявить инициативу?
 
Главное –  стабильность
Руководство оценило такой подход к делу. В прошлом году кадровый работник Заполярного филиала Ильяс Габидуллин стал участником корпоративной программы “Наш дом”.
– Мне предложили квартиру в Раменском Московской области. Мы с женой подумали и согласились. Очень здорово для детей.
– Ну а то, что придется еще десять лет прожить в Норильске?
– Не вижу в этом особой проблемы. В Норильске есть уверенность в завтрашнем дне, стабильность. На днях смотрел репортаж по телевизору: человек работал на комбинате, уехал на материк, а потом вернулся обратно! И ведь он не один такой. У меня много знакомых, которые уезжали из Норильска и потом возвращались… Как говорится, от добра добра не ищут. А для меня Норильск давно стал родным городом.
– Наверное, и хобби у вас сугубо норильские – охота, рыбалка?
– Нет, я не охотник и не рыбак. Хотя на Ламу на несколько дней не прочь был бы съездить. Сейчас у меня самое главное хобби – мой младший сынишка Марк, которому всего семь месяцев.
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск