Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:45 В «Норникеле» обсудили новые требования в области промбезопасности
15:05 В «Норильскникельремонте» определили лучшего газорезчика
14:50 Будущие руководители Заполярного филиала «Норникеля» сошлись на интеллектуальном ринге
13:05 «Норникель» рассказал студентам о применяемых в металлургии технологиях
12:25 В Музее Норильска презентовали путеводитель по северному городу и Таймыру
Все новости
Классик электролиза
МЕТАЛЛУРГИ НОРИЛЬСКА
16 июля 2015 года, 17:31
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Анатолий АРМЕЕВ – один из тех, кто получает конечный  продукт компании – норильский никель – в виде катодов. Он электролизник водных растворов, трудится в ЦЭН более 35 лет. Имеет звания ветерана труда никелевого завода, ветерана и кадрового работника комбината, почетного металлурга. К 80-летию “Норильского никеля” Армееву присвоено звание “Заслуженный металлург России”.
Анатолий Ризович рассказывает, что попал в Норильск совершенно случайно. Жил в Украине и часто слышал от товарища по службе, тоже металлурга: “Вот у нас в Норильске… Вот когда я работал на никелевом заводе…”
– Ну что – поехал… В цехе электролиза никеля работаю с первого дня и по сей день, вот уже более 35 лет.
“Железо достаем из воды” – так шутливо говорит о своей работе Армеев.
Роман Ходоривский, заместитель главного инженера ЦЭН по технологии, поясняет более конкретно. ЦЭН – конечный передел никелевого завода, здесь  проводится электролиз никеля. Черновые никелевые аноды, поступающие из обжигового цеха, растворяются под действием электрического тока и подачи кислого раствора, как сахар-рафинад  в кружке чая, параллельно происходит наращивание никелевого катода. Листовой никель промывается, обрабатывается, после чего увязывается в стопки весом полторы тысячи килограммов каждая и направляется потребителю.
Как жемчужины в раковине
Мы отправляемся на электролизный участок №1 ЦЭН – колыбель “Норильского никеля”. Здесь впервые в 1943 году был получен этот металл в виде катодов. Технология получения никеля осталась прежней, поясняет Ходоривский, – классический электролиз по технологии начала XX  века. Этот процесс идет с выделением тепла, поэтому в ЦЭН даже жарковато. Конечно, это не плавильный цех, но есть своя специфика: влажность, аэрозоли никеля, кислотные растворы.
Перед нами 480 ванн первого электролизного участка. Они заполнены раствором, в котором в диафрагменных мешках, покрытых флуоресцентно-зелеными кристаллами, как жемчужины в раковине устрицы, наращиваются листы металла – норильского никеля.
– Катод на штанге – под минусом, анод на штанге – под плюсом, – поясняет Ходоривский. –  Согласно закону Фарадея выделившиеся в раствор электролизной ванны под воздействием электрического тока ионы никеля с анода перетекают на катод.
В диафрагменный мешок из  циркуляционного шланга тоненькой струйкой в объеме 25–30 дм3/час подается католит – кислый  раствор с содержанием никеля 65 г/дм3. Диафрагменная ячейка и ее ткань устроены таким образом, что химически чистый раствор католита, поступающий в ячейку с определенной скоростью, позволяет  не допускать попадания анолита –  загрязненного примесями металлов раствора из общего пространства электролизной ванны, рассказывает Ходоривский. Электролизник следит, чтобы ячейка и шланг были в сохранности, иначе продукция превратится в брак.  Если плотности тока не соблюдаются, на листе никеля могут образовываться дендриты в виде шишек, или наростов. Анатолий Армеев и его товарищи по профессии контролируют весь процесс, для того чтобы получать ровный и химически чистый катодный металл никель.
Без лишних вопросов
Электролизники водных растворов давно не тягают катоды (их вес может достигать 50 кг) вручную, но по нашей просьбе Анатолий Армеев извлекает из диафрагмы-раковины катод-жемчужину. Поверхность у металла ровная, гладкая и блестящая. Это продукт высочайшего качества. Катоды с дефектами на поверхности пойдут на переплавку и превратятся в гранулированный никель Н-3.  Всего на никелевом заводе выпускается никель четырех марок, содержание во всех никеля не менее 99%.
У Анатолия Ризовича недаром столько почетных званий: на него всегда и во всем можно положиться, говорит Ходоривский.  
– Например, он вовремя сориентировался и перекрыл раствор на ванны, так как понял, что в растворе католита появились примеси, в таком случае вся продукция может “заразиться”, а это убытки для компании… Когда бывают  субботники или работы на территории, Армеев может организовать процесс. Выполняет все поставленные на производстве задачи, не задавая лишних вопросов. Знает, что делать, как делать.
На заводе ни у кого нет сомнений, что Армеев достоин своих наград. Он затрудняется ответить на вопрос, сколько металла выпустил в свет за годы работы в ЦЭН. Всего завод производит порядка 120–125 тысяч тонн никеля в год. В цеху трудятся 320–350 электролизников, но, когда Армеев  начинал, их было гораздо больше, с годами электролизный участок внедрил ряд приспособлений малой механизации для облегчения ручного труда, что позволило оптимизировать численность работников. Мы оставляем затею получить какую-то цифру или километры катодов от Армеева, пусть это делают специалисты по статистике. И так ясно: норильского никеля за годы работы в ЦЭН Анатолий Ризович произвел очень и очень много.
0

Читайте также в этом номере:

Создаем историю вместе («Норильскому никелю» – 80)
Аквапарк построен (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Флотацию надо чувствовать (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Поколение сильных (Екатерина БАРКОВА)
Шахтерская порода (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Все объекты – любимые (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Только высший разряд (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
С видом на Енисей (Татьяна РЫЧКОВА)
Полвека за рулем (Марина БУШУЕВА)
Возле молота и наковальни (Екатерина БАРКОВА)
С космических высот (Валентина ВАЧАЕВА)
Снег – судьба моя (Игорь ШАДХАН, режиссер-документалист)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск