Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Выдворение – мать учения
ПОДРОБНОСТИ
21 августа 2012 года, 14:27
Фото: Дмитрий ДОНСКОЙ
Текст: Елена ПОПОВА
В субботу по решению суда сотрудники межрайонного отдела службы судебных приставов по городу Норильску выдворили четырех иностранных граждан, нелегально находившихся на территории Норильска, за пределы Российской Федерации.
Воздушные ворота, через которые можно попасть в наш город, для иностранных граждан давно закрыты. Вот и пытаются они добраться на теплоходе до Дудинки, а уже оттуда в Норильск. Либо “прощупывают” другой путь – через Игарку. “Сообразительность” некоторых мигрантов не имеет границ.
– Сегодня в спецприемнике находятся 29 граждан Таджикистана, Азербайджана и других стран ближнего зарубежья, – говорит дежурный помощник начальника спецприемника Отдела МВД России по городу Норильску старший лейтенант полиции Андрей Лебедев.
Незаконных мигрантов выдворяют за пределы РФ сразу же, как только оформляют все необходимые для их отправки на родину проездные билеты. Но есть граждане, у которых документов нет вообще. Это одна из причин, по которой некоторые нелегалы проводят в изолированном помещении по нескольку месяцев. Как, например, нынешний “старожил” спецприемника, который был помещен сюда 31 января 2012 года. Долгое время человек, не имеющий ни российского, ни украинского гражданства, проживал в Норильске по советскому паспорту. Правонарушение выявилось, когда нелегал пошел этот документ менять.
Сколько можно заработать в Норильске?
Пока одни обитатели спецприемника играют в шахматы и нарды, четверо “счастливчиков” собирают вещи. Их предупредили – завтра самолет. Никто из них не возражает против того, чтобы пообщаться с корреспондентом.
Молодой таджик Бахтовар Камолзода, с трудом подбирая русские слова, объясняет: приехал в Дудинку из Красноярска “на корабле”. Оттуда вместе с другими земляками добрался до Норильска, где у него есть родственники.
– Тяжело у нас, – говорит он на плохом русском. – Работа нет. Семья большая – папа, мама, пять детей. Я самый старший. Про Норильск? Слышали. Что это запрещенная зона, закрытый город, – поправляется таджик. – В палатке меня поймали. Я грузчиком подрабатывал. Немножко успел поработать.
– В Россию больше не хотите?
– Через пять год, – не сдается Бахтовар. И тут же уточняет: – Не Норильск. Другой город. Красноярск. Там можно работать.
Молодой таджик хорошо знает: всем нелегальным мигрантам, выдворенным судебными приставами, в ближайшие пять лет доступ в связи с нарушением миграционного режима на территорию Российской Федерации будет закрыт.
В отличие от Бахтовара его односельчанин, с которым он приехал на Север и теперь возвращается на родину, категорически отрицает, что ему что-либо было известно об особом порядке въезда в Норильск. В Таджикистане у Сохибчона Мусоева остались родители, братья, сестры, жена, ребенок.
– Почему поехали именно в Норильск? Ведь многие отправляются на заработки в Москву, в Красноярск…
– В Красноярске мало платят – 15 тысяч. Земляки рассказывали, в Норильске больше можно заработать.
– А деньги на билеты – сумма немаленькая – где взял?
– Дядя дал, он живет в Красноярске. Сказал: потом отдашь. От Таджикистана до Красноярска десять тысяч рублей билет и от Красноярска до Дудинки восемь тысяч. Я приехал, месяц работал, потом меня поймали.
– Вы вдвоем приехали?
– Нет, четыре. Сначала трех поймали, через несколько дней еще один поймали.
“Не хочу здесь больше жить”
В отличие от большинства обитателей спецприемника Умедчон Обидов приехал в Норильск в 2010 году… по приглашению. Сразу после школы. Парню тогда было всего 17 лет. Два года не прошли даром: Умедчон лучше остальных изъясняется по-русски. Рассказывает: в Таджикистане у него девушка. Хотели вместе убежать – не получилось. Умедчон уехал в Россию зарабатывать деньги. На свадьбу.
– Заработал?
– Не получилось, – опускает голову таджик. - Прописку мне раньше делал один знакомый, русский. Проблем не было. Потом знакомый уехал на материк. Никто с пропиской мне не помог.
Два года Умедчон, по его словам, работал грузчиком. Разгружал контейнеры. Жил в двухкомнатной квартире в доме на Солнечном. Земляки снимали жилье.
– И сколько их было?
– Четыре-пять, – задумывается Обидов. – Но у них есть прописка. У меня нет.
– Если ваши соотечественники решат поехать на заработки в Норильск, будете их отговаривать?
Таджик качает головой.
– У меня родной брат сейчас в Красноярске живет, он поедет в Норильск. Документы у него есть.
– В смысле? Вид на жительство?
– Нет, настоящее гражданство.
– И как долго он его делал?
Умедчон опускает глаза.
– Он недавно в России, я не знаю.
– А сам в Норильск больше не приедешь?
– Да нет, там у своих, может, работу найдем. Я не хочу здесь жить.
Были бы деньги… И билеты
В субботу утром за четырьмя мигрантами из Таджикистана приехал специально оборудованный автотранспорт службы судебных приставов. Нелегалы вылетели рейсом Норильск – Красноярск, а оттуда сразу в Худжаб (Таджикистан).
– Принудительное исполнение судебных актов об административном выдворении иностранных граждан либо лиц без гражданства за пределы РФ с 1 января 2012 года производится только по поступившим в структурные подразделения ФССП исполнительным документам (постановления суда), – объясняет и.о. заместителя начальника межрайонного отдела судебных приставов по г. Норильску Сергей Диамбеков. – Процедура административного выдворения заключается в том, что после того, как судебному приставу-исполнителю поступает постановление суда, он возбуждает исполнительное производство. Если у человека нет документов, исполнитель запрашивает в УФМС необходимые для административного выдворения документы. Если они есть, то судебный пристав-исполнитель после вступления в законную силу постановления суда составляет служебное задание. На основании его и заявки на денежные средства назначается командировка и выделяются деньги, на них мы приобретаем билеты. Выбираем наиболее подходящий маршрут до пункта пропуска через границу Российской Федерации, куда иностранного гражданина либо лицо без гражданства препровождают судебные приставы. Они официально передают нелегальных мигрантов сотрудникам пограничной службы.
После поступления соответствующего акта о пересечении иностранным гражданином государственной границы судебный пристав выносит постановление об окончании исполнительного производства.
– Была бы наша воля – отправляли бы всех незаконных мигрантов сразу же, – добавляет Сергей Диамбеков, – но все, как вы понимаете, зависит от поступления денежных средств. Еще один важный фактор – наличие билетов. Не надо забывать, где мы живем.
Всего с начала года сотрудниками межрайонного отдела службы судебных приставов по
г. Норильску выдворено на родину 26 незаконных мигрантов.
В Таджикистане у Сохибчона Мусоева остались жена и маленький ребенок
За два года в Норильске Умедчон Обидов денег не заработал
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск