Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Не лезь в бутылку!
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
4 мая 2009 года, 13:05
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Елена ПОПОВА
Ночь. Улица. Фонарь. Пьяный… Такую картину милиционер медицинского вытрезвителя Владимир Комаров наблюдает всякий раз, когда заступает на смену. Еще чаще пьяных находят в подъездах. В рейде с сотрудниками вытрезвителя побывали корреспонденты «ЗВ».
Милиционер-водитель медвытрезвителя Николай Лыков осторожно ведет старенький «уазик» – на улицах гололед. Его напарник Владимир Комаров сосредоточенно вглядывается в прохожих. Смена началась в пять вечера и закончится только в девять утра. А до того времени…
– Может, двоих человек доставим в вытрезвитель, а может, двенадцать, – говорит Комаров. – Раз на раз не приходится. Иногда посреди недели количество пьяных увеличивается. Если, к примеру, погода до этого была холодная, а тут неожиданно потеплело… Хотя чаще народ отрывается в выходные и праздники. Большинство из них – мужички лет сорока, а наплыв женщин, как ни странно, можно увидеть в мужской праздник – 23 Февраля, – невесело улыбается Комаров.
Мы молча смотрим, как на пешеходном переходе пытается перейти улицу Комсомольскую мужчина. Судя по качающейся походке – подшофе.
– Это не наш клиент, – качает головой Комаров. – Мы забираем только тех, кто находится в состоянии средней и тяжелой степени опьянения. И несовершеннолетние в вытрезвитель не доставляются. Хотя… Бывают такие случаи!
Он рассказывает о девушке,  которую обнаружили в подъезде одного из домов в совершенно невменяемом состоянии. Норильчанка праздновала свой день рождения, и исполнилось ей… 18 лет.
Неожиданно наш «уазик» разворачивается и прибавляет скорость. Машина несется к «АРТ-холлу». На улице минусовая температура, а человек, как сообщили по рации, лежит на улице, на снегу.
 
Что выпивали?
Милиционер трет пальцами у мужчины за ухом. Иногда это помогает привести человека в чувство… Сейчас не тот случай. Несколько минут уходит на то, чтобы поднять вдвоем с водителем бесчувственное тело. Подобрать шапку и рукавицы пьяного, усадить его в машину… Мы едем на улицу Вокзальную, в вытрезвитель. Комаров прерывает молчание:
– Все время одно и то же. За 18 лет, что здесь работаю, чего только не насмотрелся! Люди не понимают: в таком состоянии они могут получить обморожение (на Севере все-таки живем!), могут стать жертвой грабителя. Это хорошо, что народ у нас по большей части доброжелательный. Если видит валяющегося пьяного – звонит в милицию. Бывает, что и таксисты к нам таких привозят, и даже водители рейсовых автобусов. А куда человека денешь? На прошлой неделе у нас был случай, когда молодая девушка села в такси и уснула. Таксист привез ее к нам. На следующее утро она долго извинялась… Стыдно.
«Уазик» останавливается. Пьяный мужчина не может сам выйти из машины, поскальзывается и, как нелепая детская кукла, лишенная опоры, падает. В здание его заводят под руки.
– Как я вас ненавижу!
На гневные выкрики и маты «клиента» никто не реагирует.
– Больные люди, – спокойно говорит дежурный фельдшер Ольга Фролова. – Я к ним отношусь с сожалением.
Она ласково обращается к пьяному мужчине:
– Фамилия? Покажите глазки! Что выпивали?
Пока пьяному измеряют давление, дежурный милиционер Олег Макаров выкладывает на стол содержимое карманов куртки и комбинезона: документы, деньги, сотовый телефон… Все его действия записывает видеокамера.  Еще одна расположена наверху.  Записи на другое утро просматривает начальник.
– В случае необходимости можно доказать, что все действия сотрудников медвытрезвителя были правомерными, – объясняет начальник кабинета профилактики Виктор Кокорев и добавляет, кивая в сторону «посетителя»: – Часов до пяти будет спать точно. Хотя до этого времени у нас  выписка все равно не производится…
 
Все индивидуально
Виктору Кокореву по роду службы приходится общаться с постоянными клиентами.
– Был у нас раньше молодой мужик, который в год попадал в вытрезвитель до сорока раз, – приводит он случай из практики. – Бомжевал, а зимой-то – сами понимаете… Так он что делал – просил милостыню, потом заходил в магазин, покупал спиртное и сам же звонил в милицию: заберите пьяного… Выписывали ему квитанцию об уплате штрафа, он, разумеется, не платил. Я лично в суд возил его четыре раза. Судья за повторное правонарушение и уклонение от уплаты штрафа приговаривал его к нескольким суткам ареста. Причем неоднократно. Наверное, это все же возымело действие. С января этого человека у нас не было ни разу. Хотя в городе его видят.
Неуплата штрафа для медицинского вытрезвителя №1, как и для других подобных российских заведений, больная тема. Только за 2008 год норильским вытрезвителем было подано 400 исковых заявлений в суд. Довольно скромную по нынешним временам сумму – 350 рублей, – если человек нигде не работает, ему взять неоткуда. Хотя – парадокс! – на выпивку деньги находятся всегда.
– Ничего удивительного, некоторые умудряются пить все подряд и одновременно: пиво, водку, вино, – объясняет Кокорев. – О последствиях говорить не стоит.
Впрочем, в Оганер попадают и вполне нормальные горожане. И дело здесь вовсе не в качестве спиртного, на которое, благодаря работе правоохранительных органов, в Норильске в последние годы жаловаться не приходится.
– Спиртное на организм каждого человека действует по-разному, – объясняет Кокорев. –  Вот на прошлой неделе к нам сотрудники ГАИ привезли мужчину, которому пришлось срочно вызывать «скорую». Мужик после работы с товарищем распил бутылку водки. Одному хоть бы хны, а у другого – тяжелое отравление. Отвезли его в Оганер, положили под капельницу…
Пока мы разговариваем, пьяного человека уводят. Он плачет. От жалкого зрелища хочется поскорее отвести глаза.
 
Спиртное не выход
– Бывает, начинаешь потом с человеком разговаривать, – Кокорева неприглядной картиной не удивишь, – и выясняется, что у него серьезные личные проблемы. Большинство людей – и мужчины, и женщины – в этом случае что делают? Идут за бутылкой. Никто из них в этот момент не думает, что спиртное только усугубит ситуацию, что это не выход. Приходится беседовать с человеком, убеждать… У меня это хорошо получается еще со времен работы участковым.
Я решаюсь задать вопрос, который не дает мне покоя:
– Люди в вытрезвителе работают по стольку лет и никуда не уходят. Почему?
– Были у нас сотрудники, у кого стаж – 26 лет, – кивает Кокорев. – Сейчас они, правда, уехали на материк. Коллектив за последние полтора года обновился наполовину. А чем эта работа держит? Наша задача – не только пьяных в вытрезвитель доставлять. Это еще и охрана общественного порядка, и предупреждение правонарушений. Радует, что «клиентов» у нас становится все меньше.
Он приводит в пример цифры: за три месяца этого года в медицинский вытрезвитель №1 доставлено 450 человек, в то время как за такой же период 2008-го – 602. Помещено в этом году за первые три месяца 362 норильчанина (из них 330 нигде не работает), в прошлом – 491.
– Ежесуточно обобщается информация, откуда больше всего людей доставлено. Это в основном автовокзал, улицы, подъезды, – уточняет Кокорев.
Наш разговор прерывает Владимир Комаров: поступил новый вызов – на Нансена лежит пьяный мужчина. На город постепенно опускаются сумерки. Мы забираемся в «уазик» и едем, чтобы, возможно, спасти человека.
 
P.S. За смену Владимира Комарова в медицинский вытрезвитель №1 было доставлено восемь человек.
В праздники такая картина для сотрудников вытрезвителя вполне привычна
После такой дозы спиртного человеку может понадобиться “скорая помощь”
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск