Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
12:30 На стадионе «Заполярник» собрались любители здорового образа жизни
12:15 На Комсомольской площади начался праздничный концерт
12:05 Норильчане приняли участие в традиционном массовом забеге
10:05 Руководители и работники Медного завода приняли участие в необычном пробеге
09:30 Норильчане сегодня утром бежали и крутили педали
Все новости
Работают так, что искры летят
СОВСЕМ ДРУГОЕ ДЕЛО
28 сентября 2017 года, 15:49
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Ольга ЛИТВИНЕНКО
Из молитвы сварщика: “О, великий бог сварки –  повелитель электродов. В твоих жилах течет аргон. Пошли мне провар и сухие электроды, убереги меня от лукавого взгляда дефектоскописта и необработанных кромок”.
Помните, нам в детстве строго-настрого велели: “Отвернись, не смотри на сварку, поймаешь зайчика!” Многих этот загадочный запрет не остановил, а, напротив, воодушевил на то, чтобы на сварку все-таки посмотреть. Зато они на всю жизнь уяснили, что “поймать зайчика” – это больно и будешь долго обливаться слезами в буквальном смысле слова.
А что мы еще знаем о профессии сварщика? Как изменилась технология сварочных работ в цифровом веке? И почему хорошему сварщику платят не меньше, чем руководителю среднего звена?
Сегодня мы узнаем это вместе с новым участником рубрики “Совсем другое дело” – генеральным директором медиакомпании “Северный город” Верой Калабековой.
Попробовать себя в роли сварщика было ее давней мечтой. Это немного странно для женщины, но герои нашей рубрики – вообще личности неординарные.
Приезжаем на место. В лаборатории сварки и дефектоскопии  производственного объединения “Норильскремонт” шумно от аппаратов: ни одна из рабочих кабинок не простаивает. Здесь постоянно подтверждают квалификацию. Сваривают контрольные образцы, обучаются новым видам работ, осваивают новое оборудование.
Наша героиня уже переоделась в спецовку и идет в учебный класс на инструктаж по технике безопасности.
–  Будем выполнять сварку стыкового соединения стальных пластин толщиной 10 миллиметров. В случае чрезвычайной ситуации не пытайтесь нейтрализовать ее самостоятельно, следуйте моим указаниям. Всегда ведите динамическую оценку риска, –  Вера Калабекова внимательно слушает своего инструктора по сварке Александра Логинова. Он объясняет азы рабочего процесса.
А журналисты в это время отвлекаются на демонстрационную доску в учебном классе, где маркером написана целая поэма. Правда, на неясном языке: “Технологическая карта на сварку пластин ГОСТ 5264-80, угловое, тавровое, нахлесточное соединения, тип разделки кромок –  С17, положение сварочного шва в пространстве –  П1, рекомендуемые параметры тока…” Словом, понятно, что неспециалисту тут ничего не понятно.
Да вам и ни к чему, – снисходительно улыбается один из сопровождающих.
Технологично
Инструктаж окончен, и начинающая сварщица вслед за инструктором заходит в одну из учебных кабинок. Места там немного, да и по технике безопасности находиться возле работающего аппарата без защитной амуниции нельзя. Поэтому наблюдаем снаружи.
Со стороны ученица и ее инструктор похожи на астронавтов, ремонтирующих сломанную деталь звездолета: современные сварочные маски и щитки очень напоминают часть космического скафандра. Это уже не тот примитив из простого корпуса и темного стекла, каким пользовались когда-то.
– Это сварочная маска с автоматически затемняющимся светофильтром, вот здесь –  настройки степени затемнения, –  объясняет главный сварщик ПО “Норильскремонт” Николай Шемотюк, показывая электронную начинку маски. –  Светофильтры имеют разные уровни чувствительности. Можно выбрать и скорость срабатывания затемнения, в зависимости от силы тока и того, что варишь…
У старых масок была проблема: в опущенном состоянии они не давали нормально увидеть место, откуда надо начинать варить шов. Сварщики работали вслепую –  или рисковали испортить зрение вспышкой дуги. У маски-хамелеона затемнение минимально, когда дуга не горит и сварщику ничто не мешает смотреть на шов.
Характеристики у нынешних масок и щитков могут быть самые разные. Есть модели, снабженные оптическими датчиками и панелью солнечных батарей. Есть с блоком подачи очищенного воздуха. Если погуглить, можно найти очень много вариантов и увидеть, что на эти “головные уборы” даже существует своя мода: маски сварщиков красивые, разных расцветок и похожи на шлемы продвинутых мотоциклистов. Таким маскам позавидовал бы Дарт Вейдер.
Прогресс коснулся и сварочного оборудования.
Николай Шемотюк –  сварщик с почти тридцатилетним стажем, ему есть с чем сравнивать.
– Все время приходится учиться: появляется много новых видов сварки, и то, что было актуальным вчера, устаревает сегодня, –  рассказывает он. –  Если в 80-х мы работали на сварочных трансформаторах переменного тока, то сейчас используем аппараты инверторного типа, маленькие, переносные. В чем-то они более удобны, в чем-то – нет. Это зависит от вида работы. Инверторный аппарат взял на плечо, подключил к розетке 220 В, чего раньше нельзя было сделать, и варишь. Но если надо заварить толстый металл с большой протяженностью шва, спасают многопостовые сварочные аппараты –  они могут бесперебойно работать сутками.
Прогресс портит сварщика
Наш собеседник показывает нам аппарат аргонодуговой сварки и объясняет, чем она отличается от электродуговой:
– Аргонодуговая –  это сварка неплавящимся вольфрамовым электродом. Смотрите, вот маленькая горелочка: здесь электрод, здесь керамическое сопло, оттуда подается газ…
Мы не уверены, что до конца вникли в технологию, но поняли, что шов, сваренный аргоном, получается более красивым. А так называемый присадочный материал –  металлические прутки или проволока –  может быть самым разным.
– Это может быть титан, который возможно варить только аргонодуговой сваркой, –  Николай Шемотюк показывает на прутки с надписью “титан”. –  Есть алюминий, который очень тяжело варить, потому что он довольно капризен во время контакта с кислородом и при нагревании. Вот свинец, это новый для нас вид сварки, который мы сейчас осваиваем.
Аргонодуговая сварка тоже далеко шагнула вперед. Это уже  полуавтоматический процесс.
–  Если вспоминать слова моего бывшего прораба, сейчас сварочные аппараты портят сварщика, – продолжает Николай Шемотюк. –  Он должен держать в голове, каким током варить, в каком пространственном положении, должен знать и уметь выполнять массу функций, чтобы настроить аппарат. А взять, к примеру, современный “Фрониус” –  там просто нажимаешь кнопочку: толщина металла – 5 миллиметров. И дальше он все параметры выставляет сам. Сварщику не нужно думать.
– Ваша лаборатория занимается и дефектоскопией?
– Конечно. У нас есть рентгеновские аппараты, с помощью которых мы просвечиваем изделия и проверяем швы на наличие дефектов.
В духе Прометея
На наличие дефектов проверят и шов, который сварила Вера Калабекова. А пока металл остывает, ее ведут в помещение, где обучают плазменной резке: “Вы должны это тоже попробовать”.
От себя скажем: этот фейерверк из огненных брызг – резку стальной трубы плазморезом –  стоит если не попробовать, то хотя бы увидеть.
–  С помощью этого аппарата можно легко и быстро разрезать практически любой токопроводящий металл толщиной до 50 миллиметров, –  поясняет Николай Шемотюк. –  Для его работы нужны, по сути,  две вещи:  электричество и воздух. Аппарат для воздушно-дуговой резки является генератором плазмы, полученной путем нагрева в электродуге воздуха до температуры ионизации. Так что сейчас в ее руках (показывает на Веру Калабекову, уже вполне уверенно управляющую плазморезом) – 15 000 градусов по Цельсию. Прометей!
Ставить ей оценку кураторы не стали.
–  Поначалу ни у кого не получается без нареканий, –  говорит Александр Логинов. –  Но для первого раза вполне неплохо. Задатки хорошие, рука твердая, глазомер тоже (смеется). Приходите еще.
О своих впечатлениях
– Я не раз бывала на производстве:  под землей, на заводах и фабриках –  много где, –  делится впечатлениями генеральный директор “Северного города”. –  Но профессия сварщика мне всегда казалась уникальной. Очень тонкой, ювелирной, практически художественной. Что и подтвердили мои сегодняшние учителя, говоря о том, что у ребят, которые работают сварщиками и при этом рисуют, имеют навыки художника, швы получаются тоньше и изящнее.
Поначалу сложным казалось все, да и сейчас кажется. Разве что относительно просто было пройти инструктаж и вставить электрод.
Конечно, сложно работать  электродом, вести его ровно и красиво. Благодаря моим наставникам у меня, надеюсь, что-то да получилось. И моя мечта  – посмотреть на эту профессию изнутри, опробовать сварочный аппарат, увидеть, как вылетают брызги огня, –  осуществилась. Я благодарна проекту “Совсем другое дело”, который дал мне возможность попробовать себя в новой профессии.
Цифры и факты
В производственном объединениии “Норильск-ремонт” ООО “Норильскникельремонт” работают 630 сварщиков. Они трудятся на разных объектах Заполярного филиала.
В парке “Норильскремонта” более 600 единиц сварочного оборудования: выпрямители, трансформаторы, инверторы, генераторы. Есть многопостовые сварочные выпрямители –  от такого аппарата могут варить восемь человек одновременно. Есть однопостовые, от которых варит один человек.
Профессия сварщика –  одна из самых востребованных на рынке рабочих специальностей. И одна из самых хорошо оплачиваемых. Ведь люди сейчас во всех отраслях  используют изделия из металла:  трубы, листы, каркасы, самое разное машинное оборудование и технику. Металл окружает нас повсюду. От работы сварщиков зависит долговечность и срок службы металлических изделий. Поэтому труд сварщика незаменим на любом производстве – в строительстве, обслуживании, ремонте.
Где научат?
Получить профессию сварщика можно в специализированных колледжах. В Норильске это техникум промышленных технологий и сервиса.
“Сварщик” –  общее название профессии, которая включает в себя много квалификаций. Одна из самых востребованных –  электрогазосварщик, или специалист по дуговой сварке. Эта сварка пользуется спросом в большей части промышленной отрасли.
Но выучиться на сварщика и быть сварщиком –  это две очень разные истории.
–  Стать хорошим сварщиком может далеко не каждый, – считает Николай Шемотюк. –  Надо много знать:  металловедение, физику, виды сварки. Знать оборудование и уметь его настроить. Ведь каждый металл ведет себя по-своему.  А прежде всего нужен дар. Поэтому среди большого количества сварщиков не много очень хороших. Есть те, кто за всю жизнь качественно варить так и не научился. А есть те, кому стоит показать, направить в нужное русло – и все, у него пошло.
Александр Логинов и Вера Калабекова: наставник и ученица
Сварка требует твердой руки и хорошего глазомера
Плазморез – это 15 000 оС в руке и феерия огненных брызг
0

Читайте также в этом номере:

“Норникель” делает выбор (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Норильск вышел на связь (Лариса ФЕДИШИНА)
Надежность обеспечена (Марина БУШУЕВА)
Всё включено (Татьяна РЫЧКОВА, Ольга ПОЛЯНСКАЯ)
Главная задача – развитие (Лариса ФЕДИШИНА)
Дети – до шестнадцати (Лариса ФЕДИШИНА)
Класс, какой танцкласс (Евгения СТОРОЖКО)
Нерешаемых задач нет (Татьяна РЫЧКОВА)
В фокусе – третья группа (Татьяна РЫЧКОВА)
“Маяк” его жизни (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
В интересах потребителя (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Спрос ниже предложения (Анна САРАФАНОВА)
Время собирать камни (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Волонтеры навели чистоту (Анастасия ПАПОНОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск