Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Поздравляем
Mr.
В трудах и спорах
НОРИЛЬСКИЙ ХРОНОГРАФ
26 ноября 2015 года, 16:05
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Все в этой жизни – от завода до спектакля – рождается, как истина, в спорах. И трудах.
Везло не раз
27 ноября 1970 года
Советом министров СССР принято постановление о строительстве Второго никелевого завода на площадке бывшего аэропорта Надежда.
Новый завод был ориентирован на самые современные технологии, в выборе и исследовании которых задействовали ведущие научные силы. Лабораторию Гинцветмета возглавлял известный ученый Соломон Соболь. Во главе лаборатории Гипроникеля стоял бывший норильчанин Константин Белоглазов. Но решающий вклад в продвижение и освоение идеи автоклавного выщелачивания на уровень крупномасштабного промышленного гидрометаллургического производства, по мнению специалистов, внесли сотрудники Центральной лаборатории автоклавных процессов во главе с Альбертом Вороновым. По воспоминаниям самого Воронова, создание завода для переработки талнахских руд (именно завода) ему предложил Владимир Долгих еще в феврале 1968-го. Год решался вопрос с лабораторией, и еще год занял выбор вариантов технологии, в котором принимали участие более тысячи человек, “с трудом пришедших к общим заключениям”. Директором завода Воронов стал только в 1974-м, при Борисе Колесникове, после того, как в яростных спорах (и ссорах) было решено, кому проектировать, строить, где строить.
Николай Машьянов, сменивший Долгих на посту директора НГМК, настаивал, чтобы генпроектировщиком был “Норильскпроект”, но министерство выбрало институт “Гипроникель”.
Рассматривались вопросы строительства в Лесосибирске, Талнахе… Остановились на плато Надежда.
Первый колышек в скальное основание забили весной 1971-го, после того как в Норильск десантировались строители из Снежногорска, закончившие работу по возведению самой северной ГЭС. “Надежде” повезло с генподрядчиком, впрочем, как везло не один раз на целые коллективы и на конкретных людей – исследователей, проектировщиков, снабженцев, транспортников, строителей. Альберт Воронов насчитал только активных участников процесса создания “ткани” завода более десяти тысяч. Напомним, что одна десятая – исследователи.
 
Самый дорогой успех
29 ноября 1935 года
“в целях физического развития вольнонаемных сотрудников, развития стрелкового дела” в Норильске организована ячейка спортобщества “Динамо”.
На то время “Динамо” было старейшим в СССР физкультурно-спортивным обществом, относящимся к системе НКВД СССР. Известно, что в “Норильскстрое” организация спортивной работы растянулась на годы. Первый стадион “Динамо” был построен в 1944 году. После Победы, в 1945-м, его расширили, открыли спортзал и тир, построили лодочную станцию на Вальке. Среди первых чемпионов Норильска по гимнастике были проектировщики зэк Михаил Битадзе и вольнонаемный Дмитрий Муравьев, впоследствии лауреаты Ленинской премии за строительство на вечномерзлых грунтах.
Из сохранившихся отчетов 70-летней давности следует, что в июле 1945-го в поселке Норильск работало шесть спортивных секций, в которых занималось 816 человек. В волейбольной секции – 180. Чуть меньше было хоккеистов и конькобежцев – 162. В баскетбольной секции было записано 48, а в теннис играло всего 12 норильчан. Больше всего среди динамовцев 1945 года было футболистов. На краевой спартакиаде в Красноярске норильское “Динамо” завоевало футбольный кубок края. Команду тренировал заключенный Норильлага бывший спартаковский футболист Андрей Старостин. Кстати, он до последних своих дней считал этот успех одним из самых дорогих, хотя в прошлом у него были победы со “Спартаком” на всесоюзном уровне, а в будущем в должности начальника сборной СССР ждали триумфы на международной арене. Первые места по легкой атлетике, гимнастике, баскетболу и стрельбе на той спартакиаде также остались за норильчанами.
Неизвестно, по какой причине в конце 1940-х норильских динамовцев поглотило добровольное спортивное общество “Металлург”, потом “Труд”, пока в 1961-м коллектив физкультурников Норильского комбината не получил право организоваться в спортивный клуб. Спортивный клуб – это не только форма организации физкультурников, но и звание, которое присваивалось коллективам, добившимся определенных результатов в развитии массового спорта. Восемнадцатый по счету СК в огромном Советском Союзе получил имя “Заполярник”.
 
За Ваню Чонкина
1 декабря 1995 года
на сцене Норильского Заполярного театра драмы им. Вл. Маяковского прошла премьера музыкальной комедии Юлия Кима по роману Владимира Войновича “Как солдат Иван Чонкин самолет сторожил”. (Ставить “Чонкина” на норильской сцене намеревался Леонид Белявский, бывший главный режиссер театра, но, видно, что-то не срослось…)
Как вспоминает худрук Норильской драмы в 1987–2006 годах Александр Зыков, давно знакомый с Юлием Кимом, тот показал свою инсценировку повести Войновича во время фестиваля авторской песни в Норильске. Театр купил пьесу, и Норильский Заполярный первым ее поставил. Войновичу, предоставившему Киму полную свободу действий, спектакль понравился, хотя, по его словам, то, что он увидел на сцене, не имело к нему никакого отношения…
Автор “песенной пьесы” сполна воспользовался разрешением писателя и превратил разговоры в “дуэты, арии и народные хоры”. В спектакле пели все, даже Лариса Ребрий, игравшая Нюру и до этого избегавшая вокала на сцене. Позднее актриса признавалась, что Нюра стала любимой ролью, потому что в “Чонкине” ею была взята определенная высота. А исполнитель главной роли, ныне заслуженный артист России, Сергей Ребрий получил за Ваню Чонкина одну из своих первых наград.
Норильский спектакль “Как солдат Иван Чонкин самолет сторожил” был признан лучшим спектаклем сезона на краевом фестивале “Театральная весна – 1996”. Художественного руководителя театра Александра Зыкова отметили за лучшую режиссуру, а питерского художника Михаила Мокрова – за лучшую сценографию и костюмы. Роли Сергея Ребрия, Лаврентия Сорокина и Василия Решетникова были названы лучшими актерскими работами. На какое-то время спектакль стал визитной карточкой Норильского Заполярного. Норильчане показывали его на сцене МХАТа имени Чехова: зал на 1100 мест был заполнен зрителями до верхнего яруса. Артисты вспоминают, что под занавес зрители аплодировали минут двадцать.
В сезон 1997/98 на пятом по счету Всероссийском фестивале сатиры и юмора в Санкт-Петербурге спектакль получил диплом и малую статуэтку “Золотой Остап”. Десять лет назад “Золотой Остап” трансформировался в Международный фестиваль комедийного кино и юмора.
Не один раз писали, что мюзикл Кима – Дашкевича сослужил театру великую службу, закрепив в нем великолепного питерского сценографа Михаила Мокрова, ставшего вскоре главным художником Норильской драмы. А еще – выдвинул в когорту ведущих артистов Сергея Ребрия.
Когда Надежда была аэропортом
Физкультурные парады в Норильске ведут свой отсчет с 1945 года
Рядом с Владимиром Войновичем – Александр Зыков. За Войновичем стоит Сергей Ребрий. Ниже – Лариса Ребрий
0

Читайте также в этом номере:

Договор дороже денег (Виктор ЦАРЕВ)
Да будет свет! (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Принципы Сухова (Екатерина БАРКОВА)
Теория и Арктика (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Событие особого масштаба (Вера КАЛАБЕКОВА)
Силой реки (Марина БУШУЕВА)
Серу пустят в дело (Лариса ФЕДИШИНА)
Техника на грани механики (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Свой метод (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Художник сварки (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Все переплетено (Валентина ВАЧАЕВА)
Окунись и зарядись (Татьяна РЫЧКОВА)
Победа дала шанс (Сергей КАЗАНКИН)
Есть первая очередь! (Альберт ВОРОНОВ, директор Надеждинского металлургического завода в 1974–1981 годах)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск