Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Все клады будут найдены
У ГЕОЛОГОВ
7 июля 2016 года, 15:01
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
У геологов сегодня много новостей: открытие Мокулаевского месторождения известняков, геолого-разведочные работы на перспективном участке в районе реки Кулюмбэ. Организованному в составе “Норильскгеологии” управлению исследований и развития ставится задача определить перспективы обнаружения высоколиквидных месторождений не только на Таймыре, но и на территории всей Российской Федерации.
В 2016 году норильские геологи Константин Краденов, Владимир Ван-Чан и Татьяна Тараскина стали первооткрывателями Мокулаевского месторождения известняков на Томулахской площади. Оно находится в шести километрах от базы геологов, в пяти – от фабрики щебня.
В чем значимость подобных находок? В 60-е годы нерудные полезные ископаемые помогли очень быстро “раскрутить” Талнах. Еще в 50-е геологи провели массированные поиски нерудного сырья. Аргиллиты, песчаники, известняки, ангидриты – все уже имелось. И когда нашли Талнахское месторождение, наличие этого сырья все упростило. Ведь рентабельность любого вновь открытого месторождения и строительство рядом с ним действующего производства связаны с наличием сопутствующих полезных ископаемых. Если вдруг оказывается, что эти составляющие нужно везти издалека, объект может войти в разряд нерентабельных. Например, известняка Норильскому промрайону в этом году потребуется порядка 1 млн 200 тонн. Он нужен для получения цемента – главной составляющей смеси для закладки выработанного пространства в рудниках.
Владимир Ван-Чан и Константин Краденов спрогнозировали и обосновали постановку работ, составлением проекта и основной частью поисковых работ руководила Татьяна Тараскина. В ходе этих мероприятий были выявлены перспективные проявления, на которых уже под руководством Константина Краденова была выполнена оценка наиболее значимых объектов. В 2014–2015 годах геологи провели аналитические и технологические исследования, составили технико-экономическое обоснование временных разведочных кондиций и написали окончательный отчет. Основной объем этих работ выполнили Константин и Татьяна. В апреле этого года промышленное скопление известняков на Томулахской площади, названное Мокулаевским месторождением, было поставлено на государственный баланс.  
 
Не так-то просто сделать открытие
– Учитывая дефицит карбонатного сырья, в 1997 году мы провели обзорную работу по НПР, выявили ряд перспективных площадей обнаружения известняков, необходимых для технологических нужд комбината, – рассказывает Владимир Ван-Чан, начальник отдела перспективных направлений управления исследований и развития. – И потом в течение нескольких лет последовательно эти площади отрабатывали. Какие-то отпали, а две дали результат. Первой из них была Каменская площадь, работу по которой мы проводили вместе с Константином Борисовичем Краденовым, он уже заканчивал проект с подсчетом запасов и защищал его в ГКЗ в 2008 году. Следующим объектом стала Томулахская площадь.
– Выявление месторождения – это достаточно долгий и сложный процесс, на который уходят годы, – разложил по полочкам этапы открытия заместитель директора “Норильскгеологии” по управлению проектами ГРР – начальник отдела Константин Краденов. – Мы должны были, во-первых, его найти, во-вторых, оконтурить, в-третьих, изучить качество, в-четвертых, экономически доказать, что это месторождение рентабельно для отработки, и защитить его в Государственной комиссии по запасам.
Если есть выход на дневную поверхность полезного ископаемого (руды, известняка и других), то можно просто тюкнуть молоточком и увидеть их. Там же, где четвертичные отложения полностью перекрывают эти полезные ископаемые, нужно начинать со старых отчетов предшественников и строить прогнозы на их основе, пояснил Константин Борисович.
– С Владимиром Юрьевичем мы еще в 1997 году сделали работу по оценке перспективных объектов на известняки в Норильском районе. На ее основе в 2013–2014 годах норильские геологи провели поиски и оценку, результатом которых стало открытие Мокулаевского месторождения. Пласт лежит на глубине от 7 до 70–100 метров, значит, не потребуется строить подземные выработки, открытый карьер намного дешевле.
Пока, поясняет Краденов, добыча этого полезного ископаемого ведется на действующем руднике “Известняков” – отрабатывается Каларгонское месторождение. Запасы открытого карьера на этом месторождении уже полностью исчерпаны, остались только подземные выработки. Впрочем, вопросы эксплуатации – задача уже не геологов. Их дело – найти и сказать в нужный момент: “Это полезное ископаемое лежит здесь”. Как и получилось накануне открытия Талнаха, когда все нерудные богатства весьма кстати уже оказались разведанными.
Пусть в первооткрыватели официально определяют нескольких человек, на самом деле любое месторождение – труд коллективный, говорит ведущий геолог “Норильскгеологии” Татьяна Тараскина. Это геологи, буровики, трактористы, дизелисты, гидрогеологи, геофизики… Подрядчики, которые взвешивают, сушат, дробят, истирают пробы – готовят их для исследований и тщательно анализируют. Затем аналитикой занимаются собственно геологи. На это уходят годы. Подсчет запасов предполагает построение трехмерной модели, ее выстраивает информационный отдел. Еще раз вспомним о предшественниках, геологах советской эпохи, отчеты которых хранятся в фондах “Норильскгеологии” и уже не раз сослужили хорошую службу. Это воистину золотой фонд предприятия.
На открытие масштаба Мокулаевского месторождения приходится порядка ста человек, называет примерную цифру Константин Краденов. А багаж, который геологи везут на защиту в ГКЗ, – это десяток толстых томов исследований, расчетов и подсчетов.
 
В поисках новых объектов
В “Норильскгеологии” продолжается реорганизация. Год назад подразделение по бурению горных выработок вместе с уникальными машинами “Роббинс” было переведено в ЗСК. С начала 2016 года вычленена и введена в состав ЗФ вся технологическая составляющая: образовалось предприятие технологического бурения. Работы, не связанные собственно с геологоразведкой, все больше будут передаваться на подряд, рассказывает начальник недавно созданного управления исследований и развития Сергей Ерыкалов. Персонал геологов останется только для выполнения самых квалифицированных геологических работ: исследований по воспроизводству минерально-сырьевой базы и поискам новых рудных объектов.
– Сергей Петрович, а если подрядчики попадутся халтурные?
– Чтобы держать их в руках, на предприятии год назад было создано управление контроля качества геолого-разведочных работ. Это персонал, который не даст подрядчикам отклониться от заданной методики.
– Выходит, буровые теперь совсем не ваши?
– У нас остался небольшой парк для инженерно-геологических изысканий. Сейчас на горе (показывает в окно) стоит наш буровой агрегат. Они завершили бурение наклонной скважины на восточном фланге шахты “Скалистая”. Склон крутой, на него не встать, поэтому с горочки они в сторону ствола ВС-9 прошли наклонную скважину, руду искали. Завершаем в этом году опоискование флангов в районе ствола ВС-9. У нас по итогам 2014–2015 годов получился хороший прирост запасов по медистым рудам, работы этого года должны определить масштаб богатых руд, которые мы зацепили в прошлом году. Выяснится: либо это все-таки отдельная залежь, либо небольшое ответвление от Северной первой залежи. В любом случае высококачественное рудное вещество, материал, который горняки с удовольствием отработают в непосредственной близости от ствола ВС-9.
– Пожалуйста, расскажите подробнее о вашем управлении.
– Управление исследований и развития появилось впервые как в структуре “Норильскгеологии”, так и в структуре “Норильского никеля”. Его основные перспективные направления – прогнозирование высоколиквидных месторождений, которые будут интересны компании: медно-порфировых, золото-рудных, медно-никелевых. Нас будут интересовать коренные, крупные, уникальные месторождения с хорошими запасами сырья и содержанием, на которых можно построить сырьевую базу мирового уровня.
Работу только начинаем, планируем привлекать к сотрудничеству ряд научных организаций, головные институты Российской Федерации. Потому что задача поставлена оценивать перспективы в пределах всей страны. Сейчас мы сделали обзор этих организаций, готовим предложения к проведению прогнозирования. Будем выносить их на рассмотрение “Норильского никеля”. Пока все в стадии подготовки.
– Говоря о прогнозировании, вы имеете в виду отчеты предшественников?
– На первом этапе это, конечно, отчеты предшественников. Потом, когда выявляются какие-то перспективные области, производится небольшой объем заверочных работ. Если благоприятные признаки подтверждаются, тогда мы уже эту площадь рекомендуем “Норникелю” под постановку поисковых работ. И потом уже заходят поисковики, это геохимия, геофизика – методы, которые позволяют дистанционно прощупать, что там, под поверхностью земли. И уже потом идет бурение поисковых скважин.
– Какой будет география поисков на первых порах?
– Есть вероятность заглянуть в любую часть земного шара, пока же это регионы присутствия компании. Опираясь на них, мы будем осваивать перспективные площади. Тут многое будет зависеть от самой компании, ее стратегических планов. Пока мы отрабатываем технологию прогнозирования, потом готовим предложения по регионам, на которые стоит обратить внимание.
– А что у нас с Масловским месторождением? Как-то оно не на слуху.
– Благодаря нашим работам “Норильский никель” получил на него добычную лицензию. Сейчас это отдельный проект.
 
Детективная история
В кабинете Сергея Ерыкалова есть небольшая коллекция керна и образцов богатых руд “Норильского никеля”. В основном они со свежей биографией. В их числе – образец с реки Кулюмбэ. Сюда, на эту речку, путешествуя по Хантайке в 1928 году, завернул известный геолог Николай Урванцев. Правда, цель его путешествия была в большей степени географическая. Уже в конце XX века на Кулюмбэ часто наезжал один из первооткрывателей Талнахского и Октябрьского месторождений Виктор Кравцов. Геолог, который не ошибся ни разу, считал, что есть большая вероятность найти здесь очень ценный подземный клад.
Несколько лет назад “Заполярный вестник” побывал в гостях у Виктора Фомича, переехавшего в Петербург. Известный геолог показывал образцы руды с Кулюмбэ, готовые взорваться сенсацией, и делал прогнозы. Цитируем фрагменты из опубликованного в “ЗВ” материала (тщательно вычитанного по электронной почте нашим соавтором, трепетно относившимся к правильности изложения фактов):
“…Это детективная история, – рассказывает Кравцов про образцы с Кулюмбэ. – Еще когда я был главным геологом Западно-Хараелахской партии, брал двух-трех геологов и делал маршруты там, где можно найти что-то стоящее. Однажды в отчете за 1959-й год нашел ссылку на обнажение с этой реки. Образец оттуда изучили. Хорошая руда: много меди, никеля, но в самом отчете этому факту значения не придано. Урванцев написал: “Хорошие стратиграфы, а петрографа не было”. Откуда же он прикатился? Решили с Михалевым Сергеем проверить. Вышли на это обнажение – ничего нет, руда без никеля – пирит. А на два километра ниже есть выход интрузии, который нашли давно и тоже ничего выдающегося не обнаружили. Мы решили его проверить еще раз. Изучали, молотками обстукивали. Заметили трещинку, микроскопическую жилку. Она превратилась в объемный шлир (скопление минералов – Авт.), 30 сантиметров в диаметре. Оказалось, что в этом образце 3,5% никеля, 12% меди, платиноидов – 20 граммов на тонну.
На следующий год Кравцов вновь отправился на Кулюмбэ.
– Попросил прислать геофизиков-взрывников. Приехали, привезли 150 кг взрывчатки, взорвали, расчистили, откопали еще два шлира – тоже с бешеным содержанием металлов. Через год я прилетел туда опять, уже один, нашел четвертый шлир. Отдал на анализ в “Гипроникель”. Они его изучили: 100 граммов платиноидов на тонну! Это единственное место на северо-западе Сибирской платформы, где проявляются такие богатые руды. Но скорее всего, источник этих шлиров – на относительно большой глубине и под базальтами”.
По прогнозу дважды первооткрывателя, на Кулюбмэ есть очень крупное месторождение богатых руд. Разведочные работы на наличие промышленных запасов начались сейчас.
 
Идем дальше
Мы слушаем продолжение детективной истории, сидя в кабинете Сергея Ерыкалова. В 2014 году “Норильский никель” приобрел лицензии на геологическое изучение пяти участков на берегах Кулюмбэ, рассказывает он. Каждый – по сто квадратных километров. Сейчас заканчиваются буровые работы на первом – том самом, откуда уникальные образцы.
В руках у Сергея Петровича образец из того же шлира, фрагменты которого мы видели на полке у Виктора Фомича. Этот образец привезли с Кулюмбэ и отшлифовали уже геологи “Норильскгеологии”.
Сергей Ерыкалов напоминает историю находки уникального Талнахского месторождения. За рудником “Маяк”, в лесочке, там, где сейчас стоит памятник буровой КЗ-21, поднявшей первый керн с богатой рудой, летом 1960 года геологи Виктор Кравцов, Василий Нестеровский и Юрий Кузнецов нашли выход Талнахской интрузии. Прямо на поверхности. “Подошел, молотком тюкнул – и вот она”, – комментирует Сергей Ерыкалов.
Район поисков оказавшегося уникальным месторождения был указан в отчете за 1959 год, сделанном предшественниками, в частности Валерием Старосельцевым и Виталием Гилькиным. Это они годом раньше открытия Талнаха нашли там валуны богатых сульфидных руд, оставалось обнаружить коренной источник, что и случилось в 60-м. Образцы с Кулюмбэ тоже с поверхности, поэтому существовала вероятность так же незамысловато найти второй Талнах в этих краях.
– По той схеме, по которой образовывалось Талнахское месторождение, в краевых маломощных частях богатые рудные шлиры есть только в непосредственной близи от мощного рудного тела, – поясняет Сергей Ерыкалов. – Здесь мы так же рассуждали. Но, видимо, в районе Кулюмбэ какая-то другая схема рудообразования. Пока такого же полноценного рудного тела не обнаружено. На первом участке два потенциально рудоносных горизонта. Пока поисковая скважина их не пересечет, ее бурение будет продолжаться. Сейчас обработаем тот материал, который набурили, посмотрим, есть ли все-таки какие-то перспективы. Если есть, идем дальше. Если нет, значит все, на этой площади поиски прекращаются. Такое тоже случается. Но раз есть такая богатая руда, надо выяснять, где источник. Возможно, мы опоискуем эту площадь и придем к выводу, что надо, допустим, искать на сопредельной территории. Пока сделан только первый шаг.
 
ФАКТЫ
* В 2016 году норильские геологи Константин Краденов, Владимир Ван-Чан
и Татьяна Тараскина (на фото) стали первооткрывателями Мокулаевского месторождения известняков.
Оно находится в шести километрах от базы геологов, в пяти – от фабрики щебня.
* Пласт месторождения залегает на глубине от 7 до 70–100 метров, значит, здесь не потребуется строить подземные выработки, открытый карьер намного дешевле.
 
ФАКТ
Образец с реки Кулюмбэ. Сюда, на эту речку, путешествуя по Хантайке в 1928 году, завернул известный геолог Николай Урванцев. Уже в конце XX века часто наезжал один из первооткрывателей Талнахского и Октябрьского месторождений Виктор Кравцов. Геолог, который не ошибался ни разу, считал, что есть большая вероятность найти здесь очень ценный подземный клад. Разведочные работы на наличие промышленных запасов начались сейчас.
 
ЦИТАТА
Заместитель директора “Норильскгеологии” по управлению проектами геологоразведочных работ – начальник отдела Константин Краденов:
“Выявление месторождения – это достаточно долгий и сложный процесс, на который уходят годы.  Мы должны были, во-первых, его найти, во-вторых, оконтурить, в-третьих, изучить качество, в-четвертых, экономически доказать, что это месторождение рентабельно для отработки, и защитить его в Государственной комиссии по запасам”.
Керн скважины СФ-21. Высококачественное рудное сырье найдено в непосредственной близости от ствола ВС-9
Слева направо: Константин Краденов, Татьяна Тараскина, Владимир Ван-Чан
Буровая на скважине СФ-21. Восточный фланг шахты “Скалистая”
Подъем керна на буровой происходит так
По итогам 2014-2015 гг. получился хороший прирост запасов по медистым рудам
0

Читайте также в этом номере:

Секреты «Вечной теплоты» (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
На полном ходу (Марина БУШУЕВА)
Три дня будем праздновать (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Наставники открыли сезон (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Обеспечивая мощность (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Профи универсального цеха (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Половина пройдена (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Героем может стать каждый (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
На страже улиц и горизонтов (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Моют чисто активисты (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
ПриЙти или приДти? (Роман БУКВОЕДОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск