Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
14:50 В Норильске провели экспертизу дорожной сети
14:20 Работников «Норникеля» защитят от гриппа
13:30 Члены совета директоров «Норникеля» посетили Надеждинский металлургический завод
12:45 Члены совета директоров «Норникеля» познакомились с работой Медного завода
12:30 Новый просветительский проект о ГУЛАГе запускают в Норильске
Все новости
Вне времени
ТЕАТР КРУПНЫМ ПЛАНОМ
1 сентября 2016 года, 16:07
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Норильский театр открывает 76-й сезон чеховским “Дядей Ваней” в постановке режиссера из Санкт-Петербурга Петра ШЕРЕШЕВСКОГО, называющего себя счастливым человеком в профессии. Счастливым потому, что много работает и в последнее время делает только то, что хочет и считает нужным.
Справка сайта “Золотая маска – 2016”/номинация “Лучшая работа режиссера”/Петр Шерешевский “Маленькие трагедии”/Русский драматический театр Удмуртии
Петр ШЕРЕШЕВСКИЙ. Окончил режиссерский факультет СПбГАТИ, мастерскую И. Малочевской, в 1996 году. В 1997–1999 годах – режиссер в Театре им. В.Ф. Комиссаржевской в Санкт-Петербурге. В 2004-м стажировался в студии при Национальном театре Лондона. В 2010–2011 годах – главный режиссер Новокузнецкого драматического театра. С 2014-го – главный режиссер Русского драматического театра Удмуртии. С 2015-го – главный режиссер Камерного театра Малыщицкого в Санкт-Петербурге. Поставил более 40 спектаклей в разных городах России, среди которых: “Не отпускай меня” по К. Исигуро в Традиционном авторском театре, Санкт-Петербург, “Дуэль” по А. Чехову, “Откровенные полароидные снимки” М. Равенхилла, “Иванов” А. Чехова в Новокузнецком драматическом театре, “Дни Турбиных” по М. Булгакову в Тюменском драматическом театре, “Васса” М. Горького в Русском драматическом театре, “Мастеровые”, Набережные Челны, “Конформист” по А. Моравиа в Камерном театре Малыщицкого, “Вечера на хуторе близ Диканьки” по Н. Гоголю, “Слуга двух господ” К.Гольдони, “Прянички” по собственной пьесе в Русском драматическом театре Удмуртии. Автор пьес “Блямс, или Трехмерные Микки-Маусы”, “Диоскур”, “Вчера, или Шестое доказательство существования Деда Мороза”, “Как ты belle...”.
 
В Норильской драме Петр Шерешевский собирался ставить “Короля-оленя” Карло Гоцци, а выпустил “Дядю Ваню” Антона Павловича Чехова. Режиссер объясняет, что замена его не только не огорчила, а даже обрадовала:
– “Король-олень” – одно из нескольких названий, предложенных мной театру.  Это одна из моих любимых пьес, ее и выбрал театр. Но когда мы начали сочинять спектакль, меня понесло в лагерную историю. Наверное, потому что я оказался в городе, выросшем из лагеря. Чтобы ее было интересно рассказывать сегодня, я выбрал тему бесстыдства власти, хотя Гоцци, конечно, написал  пьесу о торжестве любви. Но и про власть тоже… В моей истории олени – заключенные, условно обслуживающие лагерное начальство. Они официанты и повара, и кто угодно. Подвыпив, начальники их отстреливают… Человек, оказавшись в шкуре оленя,  открывает для себя много нового…
Так совпало, что главный режиссер Анна Бабанова уже  два года сочиняет к юбилею театра пьесу на лагерную тему, а два раза подряд говорить исключительно о лагерях, было бы неправильно, поэтому мы срочно стали придумывать другой спектакль.  Чехов – любовь всей моей жизни, так что это просто счастье, что произошла такая замена и появилась возможность разговаривать не о каких-то социальных, а о более глубоких и важных вещах. Я очень доволен, что мы с театром остановились на “Дяде Ване”.
На осколках прошлого
– Приходилось ли ставить эту пьесу прежде?
– Из Чехова у меня были “Три сестры”,  “Иванов”.  Был “Журавль”, написанный мной по его рассказам среднего периода, уже не Чехонте, но еще не “Черный монах” и “Три года”, в результате сложилась сквозная история, в которой, не изменяя ни одного слова, я  заставил героев разных рассказов стать одним человеком. А “Дяди Вани” не было.  
– Каким вы задумали норильского “Дядю Ваню”?
– В спектакле мы идем впрямую за Чеховым. Это история о том, как жить, когда потеряна вера, когда рушится модель мира,  понимание, ради чего человек живет.  Это тема пьесы и нашего спектакля.
Есть в чеховской драматургии и прозе больная мысль, с одной стороны, ироничная, с другой – очень важная для него, о том, что он и его современники – некий чернозем для того совершенного человечества, которое родится в каком-то далеком будущем через 100–200 лет. Мы живем после смерти Чехова уже 100 с лишним лет и пытаемся через этот его  взгляд  отомкнуть пьесу. Наша история – взгляд из чеховского времени в наше и из нашего в чеховское. И есть ощущение, что сегодня мы переживаем скорее регресс,  чем развитие человечества как такового. Особенно после всех ужасов, которые были созданы самим человеком в ХХ веке. Я имею в виду такие явления как Гитлер, Сталин, холокост, ГУЛАГ. Получается, что Чехов мечтал о прекрасном далеко, для которого он был черноземом, а мы из сегодняшнего дня смотрим на  него самого как на вершину человеческой культуры, после которой мы отправились совсем не в ту сторону.
Если говорить о жанровом определении, наш спектакль называется “Концерт для одиннадцати фортепиано и одного рояля”, то есть задумано концертное исполнение пьесы. На осколках прошлого мы рассказываем историю уходящей в небытие культуры.
– По-чеховски грустный спектакль…
– Чехов не может быть позитивно-веселым. Его комедии печальнее иных трагедий…
И просто очень хорошие
– Расскажите, пожалуйста, о тех, кто занят в “концертном исполнении” одной из лучших чеховских пьес.
– В театре прекрасная труппа: было из кого выбрать. Все люди думающие, высокопрофессиональные. Есть несколько гениальных артистов, а остальные – просто очень хорошие.
В роли Ивана Петровича Войницкого занят прекрасный Сергей Николаевич Ребрий. Чем больше в артисте чувства комичного, тем острее и драматичнее у него выходит драматическая роль. Серьезные истории, если их наполняешь актерским и человеческим юмором, становятся объемнее. В пьесе дяде Ване 47 лет, и в нем еще много юношеской энергии. И вдруг он осознает, что не понимает, куда ему дальше двигаться…
Дениса Ганина, играющего доктора Астрова, я заметил, когда начал репетировать “Короля-оленя”. Меня всегда привлекали профессионалы, готовые на любую авантюру, рвущиеся в работу. (В “Короле-олене” Денис Ганин был распределен на роль Анджелы, возлюбленной короля Дерамо. В этой истории женские роли должны были играть мужчины. – Авт.)
Денис – прекрасный артист, ищущий, все время что-то сочиняющий, задействующий в  своей работе  мозг по максимуму.
Центр всего происходящего в пьесе – женщина-магнит, жена профессора Серебрякова Елена Андреевна. На эту роль очень подошла Рита Ильичева.  В этой актрисе есть все, что нужно для нее: и сильное женское естество, и своеобразный ироничный юмор, и непохожесть ни на кого.
Соня – Юля Новикова. По-моему, это актриса, близкая к гениальности. Настолько разные вещи она может делать и настолько изнутри у нее это рождается.
Прекрасная артистка и человек, сохранивший в себе юношеский азарт, юношескую иронию, – Нина Борисовна Валенская играет Марию Васильевну Войницкую. Понятно, что это не самая большая роль в спектакле, но у Нины Борисовны она получилась интересной.
Если говорить про Сергея Федоровича Назимова, играющего профессора Серебрякова, то, как я понимаю, в его прежнем театре на нем держался репертуар, но он решил изменить свою судьбу… Большой артист, тонкий, трепетный.
Прекрасно играет няню Елена Михайловна Кузьменко.  В ее персонаже есть ирония, мудрость человеческая и необходимый в этом спектакле отстраненный взгляд.
Безумной органики и обаяния артист Степа Мамойкин, играющий Телегина. Встреча с ним для меня тоже большая радость.
– Приглашенные режиссеры часто везут в театр “своих” художников. Про вас известно, что иногда вы выступаете и как сценограф своих постановок. “Дядю Ваню” оформляли Фемистокл и Ольга Атмадзас, главный художник Норильской драмы и художник по костюмам. Как вам сотрудничалось с ними?
– От работы с этой творческой парой я получил большое удовольствие. Мы прекрасно понимали и слышали друг друга.
Когда я прилетел в Норильск, начиналась весна, и по дворам летали целлофановые пакеты… Из норильской весны у Фемистокла и родился образ постапокалиптического завтра.
Костюмы Ольги – некое подобие исторического силуэта, сшитое сегодняшним хипстерским способом. На каждом герое у нас портрет первого исполнителя роли в первом  спектакле Московского художественного театра. Не случись в биографии Чехова МХТ, не факт, что была бы чеховская драматургия.
Кстати, одного художника (по свету) я пригласил со стороны. Это замечательный  Саша Рязанцев. По образованию он режиссер и актер, но уже давно работает как художник по свету. Как человек, понимающий, что такое структура спектакля и режиссура, отличается не просто изобразительно-формальным подходом, как часто бывает, а сотворчеством.
– Наличие на сцене одиннадцати фортепиано и одного рояля предполагает живую музыку в спектакле.
– Что касается музыкальной ткани, это такой компотный подбор, который по исключительно эмоционально-ощущенческим критериям складывается в некую партитуру спектакля. Есть и живая музыка. Очень помог прекрасный музыкальный руководитель театра и, как выяснилось, композитор Андрей Максимович Федоськин.
Единственный критерий
– В своих многочисленных интервью вы говорите, что всегда работаете, ориентируясь на собственный вкус.
– По-моему, это нормальный подход режиссера. Режиссер каждый раз пытается сочинить спектакль, который он сам хотел бы посмотреть как зритель. Это единственный критерий, который позволяет быть искренним, честным и искать. Искать, для того чтобы удовлетворить привередливого себя. А так как все мы созданы из одного теста, есть надежда, что эти поиски откликнутся в других людях.
– Вы рассказали о том, как вам работалось в Норильске. А жилось?
– Жилось  так же, как работалось, с огромным удовольствием. Я давно привык к смене декораций за окном, так как много езжу, но норильская декорация для меня удивительная: у города такое странное лицо. Кажется, что он живет постоянно в зиме, а потом вдруг неожиданно откуда-то появляются деревья, трава. Я пережил здесь много эмоционально интересных ощущений, например, когда с артистами ездил в Дудинку на ледоход и мы смотрели на весенние глыбы льда.
– Над чем планируете работать после норильского “Дяди Вани”?
– Театры и города у меня расписаны практически на два года вперед. Сейчас (интервью записано 21 июня. – Авт.) я делаю “Сирены Титана” Воннегута в Питере, заказ маленького фестиваля, который называется “Точка доступа”. Потом еду в Новокузнецк ставить “Женитьбу Фигаро” Бомарше. Затем возвращаюсь в Питер, где у меня есть маленький театр – Камерный театр Малыщицкого. Потом Магнитогорск, Тюмень и так далее.
– На что кроме театра у вас хватает энергии и времени?
– Когда я дома, то трачу время на общение с семьей и воспитание детей. Их у меня двое. Сыну 16, и он находится в грустном для нас с женой периоде. Вроде бы очень хороший человек, но куда-то подевалась мотивация учиться, чего-то достигать. Вернуть ее бесконечными проповедями не очень получается… Пока не знаю, как его двигать дальше, чтобы он нашел дело своей жизни.
Дочка маленькая, ей идет третий год. Она растет и пока только радует.
 
Театр начинается…
Труппа Норильской драмы на традиционном сборе познакомилась с планами на новый творческий сезон и пополнением-2016.

Открытие сезона состоится 24 и 25 сентября. Причем зрители, пришедшие на премьеру “Дяди Вани” в постановке Петра Шерешевского, еще до спектакля будут иметь возможность погрузиться в чеховскую эпоху. Проект так и называется “Театр начинается с вешалки”. И это не единственный проект сезона.
В октябре в Норильск приедет знаменитый шекспировед Алексей Бартошевич (между прочим, внук еще более знаменитого Василия Качалова). Бартошевич прочтет для норильчан лекцию об английском драматурге, а сопровождающая его команда проведет для артистов театра и менеджеров “Норникеля” мастер-классы по межличностному общению.
Продолжатся в новом сезоне и театральные уроки для старшеклассников, начатые весной этого года (проект “Театр наощупь”).
День своего рождения, кстати, так и не подтвержденный документально, театр отметит 6 ноября юбилейным праздничным вечером, за подготовку которого отвечают Сергей Ребрий и Лаврентий Сорокин. Этот творческий дуэт не смогли разъединить ни годы, ни расстояние. И хотя Лаврентий Сорокин давно живет и работает в Новосибирске, в Норильске его по-прежнему считают своим.
В театре решили разделить празднование 75-летия и премьеру исторической пьесы Владимира Зуева “Жди меня, и я вернусь”. Хорошо бы увидеть постановку Анны Бабановой как раз в то время, когда Второй Заполярный сыграл свой первый спектакль в бывшей лагерной столовой, то есть в декабре. Хотя это решать театру, у которого в планах до нового, 2017 года еще две сказки для детей и новогоднее представление для взрослых.
Известна программа “Полярки-2017”, но о ней “ЗВ” в подробностях расскажет позднее. Сообщим лишь то, что тема пятой творческой лаборатории современной драматургии “Творчество эмигрантов” и среди прочих гостей в Норильск ждут знаменитого историка моды Александра Васильева. И еще то, что в режиссерских эскизах зрители “Полярки” увидят молодых артистов, представленных труппе на сборе. Это выпускники Красноярской академии музыки и театра Полина Белянина, Инесса Талашкевич, Алексей Ковригин и Дарья Дороготовцева (Санкт-Петербургский гуманитарный университет).
На репетиции: Денис Ганин – доктор Астров. Юлия Новикова – Соня
Знакомьтесь: новые лица
0

Читайте также в этом номере:

Итоги с перспективой (Виктор ЦАРЕВ)
В активной фазе (Лариса МИХАЙЛОВА)
Метка для безопасности (Екатерина БАРКОВА)
Войти в русло (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Курс на “Маяк” (Екатерина БАРКОВА)
Раньше срока (Виктор ЦАРЕВ)
Первоклассная книга (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Время Долгого пришло (Лариса ФЕДИШИНА)
Энергетики готовы (Татьяна РЫЧКОВА)
С музыкой вверх и вниз (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Качество и количество (Елена МУЖАЙЛОВА)
Оставили со сносом (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Герои подземных работ (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
День горняков (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Будет керлинг (Анна ФИНН)
Молодые перспективы (Владислав ШУКШИН)
Право на отказ (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Сказки по-новому (Екатерина БАРКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск