Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
За кулисами скорой
15 июня – День медицинского работника
11 июня 2014 года, 17:36
Фото: Николай Щипко
Текст: Беседовала Татьяна РЫЧКОВА
Около 72 тысяч раз в году жители НПР набирают 03 и вызывают скорую помощь. Ее сотрудники давали клятву Гиппократа и обязаны оказать первую помощь. Но кроме этого им приходится, например, принимать роды в пути, ломать голову, куда направить бомжей-алкоголиков или умолять хозяев: “Уберите собаку”. О таких, непрофильных, проблемах мы попросили рассказать заведующего Центральной станцией скорой медицинской помощи Игоря ХМАРУ. На долю этого подразделения приходится 44–46 тысяч вызовов ежегодно.
– Игорь Алексеевич, некоторые больные высказывают претензии к скорой: долго ехали, не так лечили. А в одном издании я прочитала заметки врача скорой помощи из Петербурга, у которого, наоборот, много претензий к пациентам. Уверяет, что это мы, больные, – паникеры, скандалисты, драчуны, симулянты и просто невежливые люди. Что скажете по этому поводу?
– Процент таких людей постоянный и не такой уж большой. Уже при телефонном звонке они сами или их родственники начинают грубить, требовать непонятно что. Считают, что бригада скорой помощи должна прибыть немедленно без лишних расспросов диспетчера. Не понимают, что диспетчеру нужно выяснить все подробно, чтобы принять решение, какую бригаду посылать на вызов: реанимационную, кардиологическую, врачебную, психиатрическую или детскую.
– Кто пациенты психиатрической бригады?
– Чаще всего мы слышим: “Я пил несколько дней. Мне плохо, голова болит”. Из десяти вызовов в сутки примерно половина по психиатрической бригаде – это больные, которые употребляли спиртное. И небольшая часть пациентов – это действительно психические расстройства.
Пьяненький и веселый
– А бомжи? В Норильске их обычно пытаются определить под крыло медиков. Вам приходилось иметь с ними дело? Какое составили мнение?
– Однажды, когда я еще работал в бригаде, приезжаем мы в один из домов на улице Комсомольской. Там была квартира, которую занимало какое-то религиозное общество, помогало людям, оказавшимся в беде. Поднимаемся. В комнате многоярусные кровати, как в казармах. Все чистенько, аккуратно, на кухне порядок.
Старший, молодой мужчина, говорит: “У одного из членов нашей общины галлюцинации. Мы его подобрали несколько дней назад на свалке, грязного, заросшего, вшивого, голодного. Забрали его, отмыли, одели, накормили. Третьи сутки у нас. Посмотрите, пожалуйста, что с ним”.
Смотрим. Выясняется, что больной вовсе не больной, а просто симулирует симптомы психического расстройства. Шепчет нам: “Заберите, пожалуйста, меня отсюда в психиатрию. Помогать им – это ладно, но они еще молитвы заставляют читать. Ну не хочу я”. – “Не можем, вы же здоровы”.
Проходит двое суток, выхожу на смену, выезжаем на Молодежку, в одну из гостинок, заходим в комнату. На полу на матрацах лежат четверо или пятеро мужчин. Скорую вызвали одному из них – судороги. Начинаем оказывать помощь. Вдруг узнаю в одном из его товарищей того “психа”: пьяненький, веселый. Вот что нужно было этому человеку.
– И много таких? Пытались кого-нибудь направить на путь истинный?
– Есть и другие. Одного из таких наших постоянных клиентов мы решили поместить для оздоровления в Комплексный центр социального обслуживания населения. Помощь у них адресная, приходят они к пациенту, чтобы тот написал заявление. Он написал – в матерной форме – и закончил словами: “Мне такая жизнь нравится. Ваша помощь не нужна”.
У нас в городе есть ряд таких людей. Одной женщине, тоже пьющей, скорую вызывают каждый день. Напьется и лежит в общественных местах. Наряд милиции звонит нам: “Заберите, определите куда-нибудь”. А куда мы ее определим? Мы вчера только ее отвозили в наркологию. Вот с какими проблемами сталкиваемся.
Роды в пути
– На доске объявлений вашей станции скорой помощи можно прочитать много интересных сообщений. Например, что ваши сотрудники должны пройти тестирование по акушерству. Часто такую теорию приходится применять на практике?
– Мы можем не успеть довезти рожениц до акушерского стационара. Приходится принимать роды на дому, в машине, чаще это районы Талнах и Кайеркан. За первый квартал этого года мы получили такую статистику: у нас девять домашних родов.
– Благополучные?
– Да. Для нас, может быть, это и хорошо, практика для наших специалистов, получивших теоретические знания. Но для рожениц и ребенка – это всегда опасность. Потому что роды на дому, да еще и осложненные, могут пройти неблагоприятно. В роддоме соблюдаются правила антисептики, а где гарантия, что не будет заражения ребенка дома или в машине? Риск осложнений при домашних родах возрастает в разы.
– Одна знакомая фельдшер со скорой из другого города рассказывала, что им, женщинам, приходилось переносить тяжелых больных-инфарктников. Мужчина-шофер говорил: “Мне за это не платят”. Ваши водители отзывчивые?
– Тут даже не отзывчивость имеет значение. Водитель скорой помощи является членом бригады и подчиняется на вызове старшему бригады – врачу или фельдшеру. Он обязан оказывать помощь в транспортировке, а если необходимо, даже в посильном лечении. Водители за это доплату получают.
Особо рады мужчинам
– Увидела в списках ваших бригад медбратьев. Они у вас недавно появились?
– Всегда были. На скорой помощи есть ряд должностей, на которых могут работать медицинские сестры и медбратья. Это реанимационная бригада. По новому приказу, который вступил в силу с 1 января 2014 года, на СМП должны работать только фельдшеры за исключением группы реанимации и кабинета дозаправки медицинских укладок.
– Мужчины или женщины?
– Это неважно. С радостью принимаем всех, но особо рады, когда приходят мужчины. На скорой большинство все равно женщины, а работа тяжелая, приходится перевозить, перемещать больных, и достаточно тяжелых.
Иногда показывают по телевидению: пациенты жалуются, что скорая помощь отказывается переносить, требует, чтобы искали родственников или друзей. Транспортировка пациентов входит в наши обязанности, но если бригада состоит из женщин, а больной 120–130 килограммов, как быть? Наши специалисты тоже могут сказать: “По Трудовому кодексу норма подъема тяжестей для женщины определена”.
Но это наша обязанность? Значит, нужно искать возможности, просить родственников, соседей. Поэтому, когда к нам приходят ребята, мы особенно рады: с транспортировкой больного будет меньше проблем. Для наших пациентов очень важна быстрая доставка до стационара, где уже будет следующий этап лечения.
– А что с транспортом, нет проблем?
– Здание у нас – слава богу, а вот машины уже с большим пробегом. В прошлом году, когда мы еще были при муниципалитете, успели получить пять новых автомобилей. В план на 2015 год они заложены, а как будет – никто не знает. Износ парка по итогам 2013 года составляет более 80%.
– Наркомания – проблема и социальная и медицинская. Правда, что у скорой работы в этом отношении поубавилось?
– Наркомания пошла на спад. У нас были огромные проблемы в конце 90-х – начале 2000-х с нашими детьми где-то лет с 14–15 до 20: две, три, четыре, пять передозировок за сутки. Люди умирали от героина. Потом в Норильске была проведена большая профилактическая работа, благодаря наркоконтролю, силовым структурам героин ушел.
– Давайте здесь скажем: тьфу-тьфу-тьфу… И если не возражаете, закончим разговор о не всегда медицинских проблемах наших медиков пожеланием кардиолога вашей станции Светланы Викторовны Тян. Она обращается к горожанам с просьбой: если приходится вызывать скорую, то приготовьте документы – паспорт и полис, положите на ковры газеты или тряпку, чтобы ковры остались чистыми (разуваться сотрудникам скорой – значит терять драгоценное время) и уберите животных. Уверения, что собачка не кусается, могут не совпасть с действительностью. И потом, врачи тоже люди, некоторые из них просто боятся собак.
 

 
P.S. Интервью с кардиологом Светланой ТЯН о лечении гипертонии читайте в ближайших номерах “ЗВ”.
 
0

Читайте также в этом номере:

Ступени к чистому воздуху (Вера КАЛАБЕКОВА, Татьяна РЫЧКОВА)
Вакуумные перспективы (Сергей ПРАСОЛОВ, Татьяна РЫЧКОВА)
Полигон на высоте (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Признание человеку труда (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Массовое подтягивание (Екатерина БАРКОВА)
Начинается уборочная пора (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Отопление отключили (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Свинину подложили (Екатерина СТЕПАНОВА)
Мелочь, а приятно (Екатерина СТЕПАНОВА)
По расчету (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Садики на ветру (Екатерина БАРКОВА)
Я Макс (Дарья РУСИНА)
Как не стать гадким утенком (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Железный хват (Екатерина БАРКОВА)
Философия бокса (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск