Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
10:00 Снежногорску исполняется 55 лет
09:00 Скульптуру горняка открыли в Талнахе в День шахтера
08:00 «Норникель» продолжает «оцифровывать» производство
07:00 День российского кино отметили в Норильске
13:35 В Норильске празднуют День шахтера
Все новости
Они мыслят эпохами
КО ДНЮ ГЕОЛОГА
24 марта 2016 года, 15:48
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
На шахте “Скалистая” рудника “Комсомольский”, где идет освоение Северной второй залежи, мы ознакомились с работой рудничных геологов, вносящих свою лепту в благосостояние “Норильского никеля”. И поводы есть. Один из них – День  геолога.
Свои профессиональные обязанности на закрепленных за ними участках рудничные геологи осуществляют с большой долей самостоятельности, а потому и ответственности, рассказывает геолог шахты Сергей Уфимцев:
– Суть нашей работы заключается в геологическом обеспечении горных работ. Проходка горных выработок и отработка рудных тел происходит исключительно по локальным проектам технического отдела шахты. На каждый такой заказанный участком проект геолог делает геологический разрез (по технологической сетке и с горной ситуацией), который выполняют специалисты маркшейдерского отдела. Затем, на стадии проектирования, осуществляет его сопровождение: пишет геологическую характеристику, контролирует полноту извлечения полезного ископаемого и так далее.  
Не всегда проект сразу поступает в работу, так как он должен пройти цепочку согласований с работниками технического отдела. Все они высокие профессионалы своего дела, рассказывает Уфимцев, и поэтому в процессе подписания  проект совершенствуется. При поступлении его в работу специалист технического отдела облегченно выдыхает и…  берется за следующий из длиннющего списка на текущий месяц.
А горный подземный участок начинает проходку новой горной  выработки. У геолога и маркшейдера появляется очередной объект ответственности. Маркшейдер контролирует выполнение проекта и осуществляет “штурманскую” проводку выработки, геолог отвечает за достоверность предоставленной информации и расчетов.  Если выработка проходит в новом поле (там, где информация имеется только по скважинам, пробуренным с поверхности), то вместе с маркшейдером задает направление проходки в горном массиве.  
Это они считают добычу
В обычный круг обязанностей как маркшейдеров, так и рудничных геологов входит ежемесячный расчет плана товарной руды и металлов в ней. Подсчетом фактически добытой руды они занимаются в конце месяца.
– Это выполняется с помощью компьютерной программы “АРМ Геолог”, что существенно облегчает работу, – рассказывает Сергей Уфимцев. – Контроль за качеством руды в шахте и периодическое опробование ее на поверхности тоже входят в обязанности геолога. Вся графика, все проектные работы  на шахте выполняются в компьютерном комплексе трехмерного моделирования MineScape с использованием программы AutoCAD. А вот геологическая документация горных выработок производится вручную с помощью рулетки, мела и геологического молотка – куда же без него – в полевом журнале и карандашом.
Первоначальные знания о строении рудных тел “Скалистой”  были получены бурением скважин с поверхности, поясняет Сергей Уфимцев. В таком объеме, чтобы можно было оконтурить,  посчитать запасы месторождения и принять решение о начале подземных работ. Нынешней проходкой эксплуатационно-разведочных, подготовительных и нарезных выработок происходит уточнение контуров месторождения, а бурение скважин теперь ведется из этих выработок. Направлено оно на детальное уточнение морфологии руд и запасов металлов.  
Геологическая документация горных выработок, которой занимаются рудничные геологи, вкупе с документацией керна скважин эксплуатационной разведки, сделанной коллегами из “Норильскгеологии”, является основой геологических разрезов на подземных участках. Это трудоемкий и ответственный процесс, свидетельствует Уфимцев.
–  Как правило, с первого раза не получается ни у кого, этому ремеслу надо учиться на практике. Рудничные геологи в принципе должны изучать петрологию и особенности морфологии месторождения в целом, а уж нюансы строения рудных тел на конкретных закрепленных за ними участках – особенно. От этого в конечном счете зависит состояние промышленной безопасности в части геологического обеспечения шахты – опасного производственного объекта. Главный геолог рудника “Комсомольский” Сергей Кудин регулярно об этом напоминает. Вот такие они, основные рабочие моменты.
Требуется большой багаж
Сергею Уфимцеву довелось поработать и на поверхности, с 1989-го по 1995-й трудился в Норильской комплексной геолого-разведочной экспедиции (НКГРЭ). Знал корифеев: Виктора Люлько, одного из первооткрывателей Октябрьского месторождения, Олега Симонова, до недавнего времени возглавлявшего геологический департамент “Норильского никеля”. Из ныне работающих к значимым представителям профессии относит фаната от геологии Виктора Радько, автора серьезных публикаций по геологии Норильска.
– Нельзя не упомянуть Евгения Середу, благодаря его минералогической компетенции и неиссякаемой энергии были открыты новые минералы Талнаха, а в краеведческом музее рудной столицы появилась замечательная коллекция руд и минералов, – дополняет Уфимцев.
– Сергей Геннадьевич, где геологам интереснее работать: на земле или под землей?
– Гораздо интереснее было на региональных работах в геолого-разведочной экспедиции. Интересно было работать на Тальми-Кумгинской и Авамской площадях, каждый день что-то новое, много событий происходило. Мне посчастливилось застать то время, когда еще была НКГРЭ, велась геологическая съемка. В коллективах в настоящей геологической атмосфере работали специалисты высокого класса. А рудник – это другой ритм, бесконечная рутина, работа в пространстве, ограниченном горным отводом.  Все крутится, все нужно делать быстро, считать много, следить за качеством руды. Если при проходке горных выработок, отработке рудных тел происходят какие-то отклонения и горно-геологическая обстановка перестает соответствовать проектной, нужно своевременно реагировать, чтобы работы велись так, как это предусмотрено проектной документацией, или же вносить в нее изменения. Словом, на мой взгляд, если сравнивать с экспедицией, то трудностей и там предостаточно, но жизнь при этом более размеренная, а калейдоскоп событий несоизмеримо богаче. Геологу, который трудится на региональных работах, для самостоятельной деятельности требуется больший багаж знаний и время, чтобы состояться как профессионалу.
Геолог в предвкушении
Профессия геолога подразумевает постоянное предвкушение открытий и чудес. Сергей Уфимцев рассказывает одну занятную историю из своей жизни:  
– Как-то во время дешифрирования аэрофотоснимков площади, где наш отряд проводил геологическую съемку, я  обнаружил астроблему! Это явно был кратер от падения метеорита. Страшно захотелось попасть на это место. А тут и случай представился. Наш начальник  срочно вылетел в Норильск, и я остался за старшего. Следующую вертолетную переброску спланировал таким образом, чтобы можно было и рабочие маршруты совершать, и загадочную кольцевую структуру увидеть воочию. Совместить, так сказать, полезное с приятным.
Выбранный для этого профиль получился длинным, геология была интересной и сложной одновременно. Я старался изо всех сил, но ни в первый день, ни во второй цели так и не достиг. А в отряде у нас были ученые из Новосибирска, не только умные, но и острословы еще те. Всякий раз они меня подначивали: “Как там астроблема?.. Ну когда уже!?”
В общем, на третий день я этот маршрут осилил и вышел к “месту падения метеорита”!  Эх, к моему огорчению, а затем и веселым шуткам новосибирцев в лагере, на самой вершине горы по линии водораздела причудливой формой выветривания обособленно лежали остатки покрова базальтов с туфами – всего-навсего элювиально-делювиальные развалы. Такая вот  астроблемка получилась.  
Игрушка природы
Поводов для нашего знакомства с геологом шахты “Скалистая” Сергеем Уфимцевым на самом деле несколько. Это и интерес к работе геологов, и профессиональный праздник, который они будут отмечать в первое воскресенье апреля. Еще один повод лежит в иной плоскости профессиональной деятельности тех, кто изучает недра Таймырской земли и работает с ними. Уфимцев нашел вблизи отвальных пород, что к югу от ствола ВЗС-1, палеонтологический предмет, похожий на яйцо древней рептилии. Очевидно, он был поднят с горной массой от проходки ствола или капитальных выработок. Мы попросили Сергея Геннадьевича рассказать о “яйце”.  Поучаствовать в экспертизе ценности находки и сказать свое веское слово согласился ученый-зоолог, кандидат биологических наук Владимир Ларин.
Действительно, предмет похож на яйцо. Вдобавок недалеко от Талнаха, на ручье Мокулай, в середине прошлого века был найден скелет листрозавра, обитавшего на Таймыре 200–300 миллионов лет назад. Имеется отчет о находке, к нему приложено фото позвоночника и заключение авторитетного палеонтолога прошлого века Татаринцева: да, это скелет ископаемой рептилии. Так почему бы находке Уфимцева не быть яйцом?
Вероятность обитания на Таймыре таких животных близка к нулю, разочаровывает Владимир Ларин, пока мы едем в Талнах на “Скалистую”. Отчет, фото и заключение Татаринцева есть, место находки известно, но следы древнего листрозавра теряются уже в XX веке.  Спрашивается, где тот скелет?
Три раза ходили на указанное место с фотоаппаратами, искали, ничего не нашли, по телефону отвечает на вопрос ведущий геолог “Норильскгеологии” Виктор Радько. Возможно, скелет хранится в подвалах палеонтологического института в Москве.  
– Здравствуйте, коллега, – приветствует Ларин Уфимцева. Далее следует диалог у “яйца динозавра”, как успел окрестить находку Ларин.
– Ну что мы с вами имеем? Классическую конкрецию в песчанике. Игрушка природы, очень занятная как геологический образец. Это древнее дно морское, правильно? – уточняет Ларин.
– Не обязательно. Это, может быть, была просто галька, а поверх нее получилась конкреция, – отвечает геолог.
– Сто процентов согласен: галька, по ней конкреция, – соглашается Ларин.
– Около 300 миллионов лет, – определяют возраст находки оба эксперта. – Из каменноугольно-пермских отложений.
Нет, не яйцо. Зато мы “побывали” на берегу (или на дне?) древнего теплого моря, которое несло свои волны на Таймыре сотни миллионов лет назад.
– Если говорить честно, то ни один нормальный человек не может представить себе ту бездну времени, которую коллега обозначает, – комментирует Ларин. – Это астрономические величины. Для нас и сто лет много.
Постарше динозавров
Зато геологи встречаются с таким далеким прошлым постоянно – мыслят геологическими эпохами, в течение которых откладывалась толща горных пород.  Например, при проходке выработок, вскрывающих богатые руды, на отдельных участках вмещающих их пород (того же каменноугольно-пермского возраста) прекрасно видны знаки ряби, которые образованы по донным осадкам мелководий морскими волнами сотни миллионов лет назад, рассказывает Уфимцев. Затем произносит фразу: “А вот у меня есть из девона…”, достает из какой-то банки образец породы, завернутый в фольгу, разворачивает и кладет под линзу микроскопа.
Мы все по очереди смотрим на отпечатки девонских ракушек, которым по 400 миллионов лет. Постарше динозавров будут. Они такие крохотные, что увидеть невооруженным глазом их невозможно. Сергей Уфимцев называет адрес находки: выработки откаточного горизонта, отметка –850, возле ствола ВЗС-1 шахты “Скалистая”.
– Девон – очень древняя история для нашей планеты, – комментирует Ларин. – Это древние теплые моря, жизнь уже была во всех ее проявлениях. Уже даже на горизонте маячили хордовые (тип животных, к которым относится и человек), вовсю резвились в море моллюски, голотурии, жили кораллы. Это же отдельная отрасль, стратиграфия горных пород – одна из самых “мутных” наук. Именно по ряду вымерших животинок и определяется относительный возраст геологических слоев.
В 2008 году на Таймыре был найден скелет семиметрового ихтиозавра, его части хранятся в одном из российских музеев.
У норильчан нет возможности посмотреть на подлинных динозавров, из реальных скелетов экзотичных древних животных на территории Таймыра имеется лишь скелет значительно более молодого по возрасту сопкаргинского мамонта Жени. В Красноярском крае есть только один хорошо раскрученный реальный динозавр – Юрашка, заключает Владимир Ларин. Скелет этого самого древнего из найденных в мире стегозавров юрского периода (и единственного из обнаруженных на территории России) хранится в Красноярском краеведческом музее.  
 
Факт
На шахте “Скалистая” реализуется один из ключевых горных проектов компании. Мощность шахты к 2018 году составит порядка 2 млн тонн руды в год, к 2023 году добыча должна вырасти до 2 млн 400 тысяч тонн
 
ЦИФРА
Запасы только богатой руды на “Скалистой” достигают 58 млн тонн
 
Владимир Ларин и Сергей Уфимцев рассматривают девонские ракушки возрастом 400 миллионов лет
0

Читайте также в этом номере:

Ответ на пять (Виктор ЦАРЕВ)
По лондонским стандартам (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Город – это мы (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Еще и правнукам останется (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
На финишной прямой (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Обвязали “Надежду” (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Майский круг Болотова (Лариса ФЕДИШИНА)
Всюду нужен он (Лариса ФЕДИШИНА)
До чего дошел прогресс (Марина БУШУЕВА)
Страна невымученных уроков (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Нам НАНО технологии (Марина БУШУЕВА)
Гормоны счастья (Татьяна РЫЧКОВА)
Не изменяя традиции (Валентина ВАЧАЕВА)
Заморить червячка (Роман БУКВОЕДОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск