Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Свои святые
ДЕЛА ДУХОВНЫЕ
18 октября 2018 года, 16:39
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Всеволод ЗАХАРОВ
Росписи на стенах норильского храма в честь Святых Новомучеников и Исповедников Церкви Русской на улице Мира, 6, – одновременно иллюстрации к книге епископа Норильского и Туруханского Агафангела (Дайнеко) “В память вечную будет праведник”.  Миссионерский проект Норильской епархии рассказывает о диссидентах-священниках эпохи красного террора, имеющих отношение к истории Норильска, Таймыра и края и причисленных к лику святых.
Мартин Римша
Когда вновь открылись храмы Туруханского благочиния, прихожане достали из тайников припрятанные до времени простреленные и истоптанные иконы. “Драгоценные следы времени: помутнения рассудка одних и мужества других”, –  пишет автор книги.
Историки и экскурсоводы теряются, когда надо растолковать детям, почему государства расстреливают или гноят в тюрьмах миллионы своих же сограждан. Взрослым проще: заглянул в словарь и прочитал,  что такое тоталитарный режим.  
Какими были поводы для арестов главного героя книги  священника Мартина Римши? “Последователь чтимого монархистами Иоанна Кронштадского, обожествлявшего царскую власть и призывавшего бороться с революционерами”, “общественный вредитель”, который идет “вразрез с проводимой линией советской власти”, “терроризировал население религиозным дурманом и будущим неблагополучием”.
Расстрелянным сыновьям Мартина Римши (социальное происхождение – служители культа, отец – поп) предъявляются следующие обвинения. Николаю, заведующему складом Красноселькупского сельмага:  участник контрреволюционной белогвардейской шпионско-диверсионной кулацкой организации, пек невкусный хлеб, гноил муку, вермишель, подмачивал сахар, чтобы вызвать недовольство национального населения и нанести  ущерб государству. Георгию, заведующему Красноселькупской радиостанцией: задерживал передачу срочных радиограмм, связанных с разрешением срочных хозяйственных вопросов, снимал с них копии для осведомления к/р организации.  
Такие же “смешные” доносы, например, на  Урванцева обеспечили ему почти 20 лет лагерей и ссылок. Уже после реабилитации Николая Николаевича группа пролетарских товарищей продолжила обвинять его в том, что он сын купца, колчаковец, умышленно не открыл Талнах и так далее, и так далее.
Тоталитарные режимы не вечны, а классовая неприязнь  живуча. Особенно когда целенаправленно и долго этим занимаются власти предержащие.
Не щадя живота своего
В книге опубликован интересный документ – цветная ксерокопия присяги производимого в священники 43-летнего учителя из Белоруссии Мартина Римши. Февраля, 14 дня, 1910 года он клянется верно и нелицемерно служить императору Николаю Александровичу, не щадя живота своего, до последней капли крови. Вести жизнь благочестивую, трезвенную, от суетных людских обычаев отстраненную. Иметь в деле служения в мыслях не свою честь и выгоды, но славу Божию. Главная цель – спасение ближних, ведь людям так легко спутать добро и зло.
“Очень много о человеке и его вере говорит время такого выбора. Как врач Войно-Ясенецкий принимает сан и становится отцом Валентином, так и учитель Римша превращается в отца Мартина в сложное для Церкви время, когда оскудевает вера, в обществе падает уважение к духовенству, не за горами время, когда быть носителем священнического сана будет элементарно небезопасно. Но именно в это время Господь собирает верных своих чад”, – пишет автор книги.  
У священников дисциплина как у военных, и многодетный отец Римша отправляется служить в Сибирь. Меняет несколько приходов, в 1915-м он настоятель  хатангской церкви, в 1918-м –благочинный церквей Туруханского округа.
Автор называет Римшу последним священником Туруханского края, пользующимся правом свободы совести. Это понятие новая власть толковала по-своему – как свободу от совести. В книге опубликована газетная вырезка – декрет об отделении Церкви от государства и школы от Церкви. Документ вековой давности, подписанный народными комиссарами во главе с Ульяновым (Лениным), запрещает законы и постановления, стесняющие свободу совести. Религиозная присяга отменена, так же как преподавание религиозных вероучений. Имущество церквей объявляется народным достоянием. Несогласные с политикой комиссаров – враги народа, и писать на них доносы – дело похвальное.
Отец Мартин Римша присяге не изменит.  Он будет объяснять, что есть добро и что есть зло, и при закрытых храмах и станет помогать сосланным в Туруханский край архиереям. Переписка Мартина Римши с этими выдающимися представителями Церкви стала основой книги Агафангела (Дайнеко) “В память вечную будет праведник”.
“Рецидивисты”
Архиереи – представители высшего сословия духовенства, епископы. Приставка “святители” применяется к тем из них, кто отличился святой жизнью и праведным пастырством. “Праведники” и “правда”  – слова однокоренные. Что есть правда? Доброта, красота и любовь. Эти понятия никак не сочетаются с красным террором.  Советская власть называла “рецидивистами” тех, кто потом получит статус праведников.
30 августа 1924 года на землю Туруханска ступил первый из них – административный ссыльный исповедник святитель Лука. Возможно, найдутся молодые, еще незнакомые с биографиями людей, составляющих славу их страны, замечает автор. И поясняет: речь идет о выдающемся хирурге и проповеднике, причисленном к Собору Новомучеников и Исповедников Церкви Русской. Том самом, который написал одному из своих сыновей: “Всё в том, чтобы жизнь имела высший смысл добра. И с этой точки зрения деятельность врача представляется одной из самых высоких”.
Профессор медицины Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий принял священнический сан в 1921 году, сан епископа – в 1923-м. “И в этом деле его талант проповедника слова Христова не уступал уникальному дару хирурга”, – отмечает автор книги.  В Енисейске профессор начал не только врачебную деятельность, но как архиерей – борьбу с обновленцами, поддерживавшими новый режим и выступавшими против патриарха Тихона. В итоге  оказался уже за Полярным кругом –  в станке Плахино, состоящем из пяти изб в ледовой пустыне.
Мартин Римша помогал святителю Луке и другим ссыльным подвижникам Церкви держать связь с Большой землей. Переправлял с оказиями в отдаленные станки письма, газеты, денежные переводы, посылки – пароходами, по санному пути. Знакомство с человеком такой духовной силы, как святитель Лука, для последнего священника Туруханского края, оставившего за собой право свободы совести, в свою очередь, стало огромной поддержкой.
Легко понять радость писателя – исследователя-историка, обнаружившего в одном из уголовных дел Мартина Римши два пожелтевших листа с подписью в конце текста – “Епископ Лука”. Подлинные автографы такого человека, имеющие отношение к истории Таймыра!
Эти письма  непреклонного проповедника и самоотверженного ученого-хирурга подтверждают, что за его суровым образом прятались доброта, внимание к простым людям, умение дорожить преданностью и любовью окружающих.
Святитель Лука – один из тех, в честь кого в Норильске, на улице Мира, 6, построен новый храм.  Во имя святителя Луки  названа и маленькая деревянная церквушка на “горе”.
Соприкосновение с вечностью
Семь священнослужителей, прибывших в 1920-е годы в Туруханский край, впоследствии были причислены к лику святых Русской православной церкви. В книге опубликовано 24 письма  ссыльных, адресованных Мартину Римше. Они были изъяты у отца Мартина при аресте 10 февраля 1930 года, приобщены к уголовному делу, пролежали там 80 лет, после чего попали в руки владыки Агафангела.
Самое большое количество писем – со станка Полой за Полярным кругом. В нем постоянно проживало два семейства, 19 человек, настроенных к “церковникам” вполне лояльно. Авторы писем – ставшие священномучениками архиепископы Николай (Добронравов), епископы Дамаскин (Цедрик) и Иоасаф (Удалов). Этим же этапом прибыли ссыльные епископы Ираклий (Попов), протоиереи Василий Флоренсов и Иаков Галахов, мирянин Леонид Шипунов, иподьякон Владимир Токаревский.  
Все – “вредные для революции “типы”, несгибаемые батюшки, подвижники патриарха Тихона, отказавшиеся поддержать раскольническое движение обновленцев. Протоиерею Иакову Галахову, профессору кафедры богословия Томского университета, отбывавшему ссылку севернее всех – в селе Потаповском, ставилось в вину, что он  вошел в состав Временного высшего церковного управления Сибири при правительстве Колчака. Аналогичное обвинение предъявлялось Николаю Урванцеву – его первая экспедиция в Норильск состоялась в 1919-м, когда Сибгеолкомом руководило то же самое правительство.
В своих письмах ссыльные просят Мартина Римшу прислать почту, теплую одежду, посылки,  продукты в виде подсолнечного масла, перловой крупы, лука, незатейливые предметы быта, фитиль для ламп,  богослужебные книги. Удивляются северному лету: в полдень +8 градусов “на припеке”, в тени +2, комары и мошка не дают спокойно помолиться.
Епископ Ираклий (Попов), поселившийся южнее, в станке Денежкино, строит себе домик, сетует, что из-за этого задолжал, готовит дрова на зиму, перевозит их на нарточке  к дому. Занимается “огородным делом”, но из-за холода и сырости  картофель не вырос, огурцы вянут и желтеют.
Они не роптали на превратности судьбы. Духовное состояние всех очень хорошо определил епископ Дамаскин в письме к друзьям: “А вкушение духовных радостей в скорбях, соприкосновение с вечностью, ощущение бессмертия, а дивные дела силы Божией и близость Его к нам… Каким иным путем стало бы это для нас доступно?”
Простая вера
Мартин Римша покидал Туруханск почти одновременно со своими подопечными. В списке обвинений был и такой пункт: “На протяжении всего времени имел связь с ссыльным духовенством…”
Несгибаемых батюшек, почти всех,  расстреляют в 1937–1938 годах, но тогда, в 1920-е, их здорово выручили Римша и те из жителей Туруханского края, кто не побоялся стать курьером по доставке посылок и корреспонденции. Сам священник Римша, чудом выжив, освободится из лагерей в 1941-м и умрет на руках у дочери. Святителю Луке после многих перипетий с допросами, пытками, арестами, ссылками судьба дарует долгую жизнь, которую он завершит как архиепископ Крымский и Симферопольский в 1961 году. Счастливо сложится судьба его сыновей, все трое станут докторами наук, дочь, внуки и правнуки также посвятят себя медицине.
Среди тех, кто отбывал наказание в Туруханском крае, были не только священники и богословы, но и просто “воины Христовы”, как говорил один из них на допросах. Как мы помним, в адрес ссыльных архиереев поступали посылки и денежные переводы. Возможно, от родных, а возможно, от нелегальных комитетов взаимопомощи безработному и сосланному духовенству – из касс взаимопомощи. Одним из создателей такого комитета в Иркутске был делопроизводитель и письмоводитель Леонид Шипунов. За что он сам был сослан сначала на Соловки, а затем, в 1927-м, на три года в станок Карасино Туруханского края. Он пишет Римше оттуда.
Конечно же, в книге нашлось место и мученикам Стефану Наливайко и Петру Игнатову, закончившим свои дни в Норильлаге. Туда они попали за смелые обращения к власти одуматься и остановить гонения на Церковь. Что особо интересно: росписи на стенах норильского храма в честь Святых Новомучеников и Исповедников Церкви Русской на улице Мира, 6, являются иллюстрациями к книге  “В память вечную будет праведник”.  Выполнили их иконописцы компании “Собор”.
Официальная презентация этого интересного издания состоится накануне Дня защиты жертв политических репрессий в Норильской епархии.
Росписи на стенах храма выполнены иконописцами компании “Собор”
Семь священнослужителей, сосланных в Туруханский край в 1920-е годы, были причислены к лику святых
Святитель Лука – один из тех, в чью честь в Норильске, на улице Мира, 6, построен новый храм
0

Читайте также в этом номере:

Дитя Арктики (Лариса ФЕДИШИНА)
Улетный сервис (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Давайте договариваться (Лариса ФЕДИШИНА)
Тысяча медных анодов (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Коллективная работа (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
С пользой для дела (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Считать по пальцам (Елена ПОПОВА)
Закон в помощь оленю (Лариса СТРЮЧКОВА)
Гранты – школьникам (Марина БУШУЕВА)
За горизонтом горизонт (Валентина ВАЧАЕВА)
Вызов мусора (Екатерина СТЕПАНОВА)
Все встало на свои места (Марина БУШУЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск