Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
13:15 Метель в Норильске стихнет завтра вечером
08:17 Холсты Василия Сурикова доставили в Норильск
07:25 Новости «Северного города» претендуют на бронзового Орфея
06:10 Продолжается прием заявок на конкурс социальных проектов «Норникеля»
06:05 Закон может повысить минимальный размер оплаты труда в Норильске до 31,5 тысячи рублей
Все новости
Все условно спасены
КОНКУРСЫ
2 февраля 2017 года, 14:11
Фото: Владислав ШУКШИН
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
В гараже производственной базы газоспасательной службы на Вальковском шоссе прошел конкурс профмастерства на звание “Лучший наставник по профессии “газоспасатель”.
На вопросы о своем предприятии перед началом конкурса ответил начальник газоспасательной службы Заполярного филиала Юрий Рыбчинский.
– Юрий Валентинович, где может пригодиться  газоспасательная служба?
– Везде, где могут случиться утечки газа – метана, пропан-бутана, кислорода, азота, водорода, разливы нефтепродуктов. На никелевом заводе был хлор, есть аммиак, разные кислоты, щелочи, с которыми работают газоспасатели. В нашем снаряжении, полностью изолирующем от дыма, газа,  можно  заходить даже по пояс и в такого рода жидкости.
– По пояс, наверное, это не про НПР?
– Конечно, с каждым годом состояние промышленной безопасности на комбинате улучшается, но мы должны быть готовы к любым ситуациям. На каждом предприятии Заполярного филиала или его дочерних обществ, которые мы обслуживаем, обязательно проводим учебные тревоги и учебно-тренировочные занятия. Например, тревога по позиции “взрыв  внутри котла или печи”, “выход природного газа на ТЭЦ” или “выход расплава из печи”. Реальные ЧП случаются больше на территории города. Нас вызывают на разлив какой-то жидкости в подъезде, или вот однажды в квартире люди хранили восемь баллонов с пропаном и бутаном, случилась утечка газа, а это вероятность взрыва. Пришлось эвакуировать жителей, вывозить эти баллоны вместе со службой МЧС.
Мы обслуживаем также малые предприятия, транспортирующие нефтепродукты. Например, когда однажды из-за повреждения топливозаправщика топливо вылилось на дорогу, мы собрали его с помощью специальных насосов и  оборудования, засыпали сорбентом, потом вывезли и сожгли в специальной установке.
– Кто вас контролирует?
– Мы проходим аттестацию раз в три года в отраслевой комиссии Минпромторга России. Она проверяет нашу готовность, оснащение, транспорт, оборудование, физическую, теоретическую и практическую подготовку и выдает свидетельство, что служба готова к ведению аварийно-спасательных работ в чрезвычайных ситуациях и выполнению газоспасательных работ.
– В вашей команде только молодые ребята?
– Средний возраст 35 лет. За последнее время произошло обновление персонала на 50 процентов. Все проходят медицинскую комиссию каждый год, к здоровью строгие требования: зрение, давление – все должно быть стопроцентным.  
Непростой “Треллкем”
Сноровка, интуиция, интеллект плюс большая физическая подготовка – это и есть газоспасатель ГСС. Такой портрет нарисовали перед соревнованиями члены конкурсной комиссии. НПР – территория с  огромным количеством промпредприятий,  любая нештатная ситуация – они на страже. Неопытному не доверят такое дело. На соревнованиях газоспасатели доказали, что таких среди них нет.
Конкурсантам огласили задания: надеть химзащитный костюм “Треллкем”, страховочную привязь и специальный строп, предохраняющие от падения с высоты. Кроме того, нужно надеть на себя воздушный изолирующий аппарат (ВИДА), потом пострадавшего (манекен) подключить к маске спасаемого.  Пострадавшего необходимо вынести из условно опасной зоны, продемонстрировать на других манекенах-тренажерах навыки проведения сердечно-легочной реанимации, наложения жгута на ногу. Также нужно извлечь условного пострадавшего из-под завала с помощью приобретенного недавно германского оборудования. В списке значатся и вязание узлов, демонстрация знаков взаимодействия в загазованной зоне, теоретические вопросы.  
К выполнению задания приступает газоспасатель под номером 1 –  Антон Зимовец.
Легко сказать – надеть костюм. Этот “Треллкем” очень непростой – сплошной, с косой молнией, сапоги сочленены с верхней частью. Остальное без навыка на себя тоже не наденешь. Вес всей амуниции, включая строп, баллон с воздухом на спине, мешки по бокам с масками спасателя и спасаемого, 30 килограммов! И в таком виде надо еще бегать и спасать.  Но к нагрузкам-килограммам они привыкли.  
– У нас все посещают спортзал, есть нормативы, которые мы все сдаем на отлично, – говорит отстрелявшийся первым Антон Зимовец. – Подготовка есть, мы все это знаем, просто сегодня волнуемся – много глаз.
Сильные и выносливые
14 конкурсантов по очереди проходят сложный практический этап. В сторонке от главного действия размещена выставка СИЗ газоспасателей. Внимание сразу привлекают костюмы: один –  оранжевый, с надписью “Сделано в России, сделано для России”, второй –  тот самый “Треллкем”, в который одеваются участники конкурса и который нужен для работы в непригодной для дыхания атмосфере, кислотной или щелочной  среде. Рядом лежит толстая подстежка, с ней можно находиться на улице до минус 40 градусов.
Просим рассказать про другие предметы мастера ГСС Алексея Прилуцкого.
– Это фонарь для поиска пострадавших и обследования зоны, – показывает Алексей по очереди на экспонаты выставки. – Вот газоанализаторы разного вида для  проверки наличия газа. Шахтный интерферометр служит для проверки наличия газа в шахте или воздухе рабочей зоны. Это спасательное устройство при падении с высоты, амортизирующий строп, он вытягивается медленно, как ремни в машине. Удерживает человека при падении с высоты.
Один только воздушно-изолирующий дыхательный аппарат, представленный на выставке, весит до 16 кг, а сколько тут еще нужных предметов! Не верится, что на газоспасателе может быть столько всего надето, но так оно и есть.
– Мы для этого и тренируемся, – говорит Алексей, – поэтому сильные и выносливые.
Кстати, Алексей Прилуцкий дважды был победителем конкурса “Лучший наставник по профессии “газоспасатель”, в 2011-м занял первое место, в 2014-м – третье. Перед нынешним конкурсом тренировал своих товарищей.  
Штучный товар
Выполнивший все задания участник соревнований номер 2 Илья Голубев дает пояснения по средствам передвижения газоспасателей. Они стоят тут же, в гараже, где проходят состязания. Это три спецавтомобиля “Егерь” (проходимые, полный привод, 4х4, оба моста ведущие, штучная вещь, сделаны на базе машины ГАЗ-3309, его переоборудуют фирмы, имеющие соответствующие лицензии) и вездеход ТМ-130 “Четра” Чебоксарского тракторного завода.
Предмет гордости ГСС – новый гидроинструмент: гидроножницы, гидродомкрат, гидроразжимы, которые используют конкурсанты для извлечения из-под завала условного пострадавшего.  
– Это очень современное, дорогостоящее оборудование австрийской фирмы “Вебер” для разжима, поднятия  железобетонных конструкций, – поясняет Юрий Рыбчинский. – Мы получили его в 2016-м, и оно многие годы прослужит для нас.
В сторонке несколько еще не сдавших практический экзамен ребят тренируются в вязании узлов. Поясняют:
– Чем больше перегибов, тем меньше у веревки возможностей развязаться. Помимо основного нужен еще и контрольный узел, который предотвращает развязывание основного.
– По этой веревке можно, допустим, спуститься с пятого этажа?
– Откуда угодно. Эта веревка выдерживает как минимум две тонны на рывок, точнее 2 тонны 200 кг, 22 килоньютона, – отвечает на вопрос мастер Александр Мохнач.  
Веревка у них тоже качественная, мягкая и надежная.
Теоретическая часть экзамена проходила в актовом зале столовой механического завода. Вот и конец соревнований. Все подтвердили свой профессионализм, подвел главный итог Юрий Рыбчинский. Один из членов конкурсной комиссии проанализировал сделанные ошибки. Главная – слишком торопились. У кого скорость была в два раза быстрее, тот и ошибок сделал в два раза больше.  Побеждает тот, кто не торопится.
Наставник сегодняшних наставников – хороший наставник (это про Алексея Прилуцкого). Теперь флаг в руки нынешним победителям. Так оно и должно передаваться по цепочке, и как раз в этом смысл таких конкурсов.
Все участники получили памятные подарки и цветы, потому что соревнования по профмастерству – это в первую очередь праздник, заметил Юрий Рыбчинский.
Куратор корпоративного проекта “Академия наставников” Алена Шукшина напомнила: основное награждение победителей этого проекта пройдет в начале лета на форуме “Признание”.
 
Трое победителей ответили на несколько вопросов “ЗВ”
Михаил КОРЕЕВ, 29 лет, 3-е место:

– Что самое тяжелое в нашей профессии и на конкурсе? Нет, не снаряжение, мы же занимаемся, крепкие ребята. Все нам, в принципе, известно: и узлы, и остальное, соревновательный момент только влиял. Кто меня обучал? Этот человек, Сергей Погришаев, уволился, уехал на материк. Важна бы была победа? Думал: выиграю – хорошо, не выиграю – тоже хорошо. Но хотелось оказаться в первой семерке участников. Получилось.
Константин УШАКОВ, 23 года, 2-е место:
– Психологическое давление в конкурсе – самое сложное. Я газоспасатель со стажем уже больше года. Просто загорелся этой идеей – победить. Интересно. Кто учил? Мой мастер –Алексей Прилуцкий. Он много времени нам уделил. Мы из одной смены с главным победителем Веригиным. Все вместе тренировались. Алексей знал тонкости, и это во многом нам помогло.
Виктор ВЕРИГИН, 33 года, 1-е место, стаж работы в службе 10 лет:  
– Самое трудное – внутри себя перебороть даже не волнение, опыта и знаний хватает, самое главное – на всех этапах выполнять все точно, правильно, без ошибок. Скорость на самом деле второстепенна.  С самого начала я чувствовал себя довольно-таки уверенно. Не думал, конечно, что возьму первое место, но по крайней мере на третье рассчитывал. Приятно, что будет и финансовый подарок, и звание “Лучший наставник”.
Сердечно-легочная реанимация
Вес амуниции газоспасателя – 30 килограммов
Начальник ГСС Юрий Рыбчинский
Михаил КОРЕЕВ
Константин УШАКОВ
Виктор ВЕРИГИН
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск