Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Работа предстоит большая
КОММЕНТАРИИ
29 мая 2014 года, 14:41
Текст: Екатерина БАРКОВА
На Десятом корпоративном форуме “Норильского никеля” заместители генерального директора компании рассказали о стратегических направлениях деятельности, на которых ГМК сосредоточится в ближайшие несколько лет.
Амбициозный проект
Одна из стратегических задач – масштабный проект по утилизации серы. Его реализуют в три этапа. На первом проведут реконструкцию Талнахской обогатительной фабрики. В результате количество выбросов диоксида серы в атмосферу снизится на 15%. Вторым шагом по оздоровлению экологической обстановки станет закрытие никелевого завода в 2016 году. Из воздуха исчезнет 400 тысяч тонн диоксида серы. Третий этап – глобальный, это воплощение двух проектов: строительство объектов утилизации диоксида серы на Надеждинском металлургическом заводе и на медном.
– Речь идет о тех проектах, контракты по которым заключались три года назад. Сегодня они видоизменены, – говорит первый заместитель генерального директора “Норильского никеля”, операционный директор Сергей Дяченко. – Первым будет воплощаться проект на Надеждинском металлургическом заводе, он более масштабный. Объект позволит утилизировать 1 млн тонн по диоксиду серы. Это фактически половина всех наших выбросов. Если взять 15-процентное сокращение выбросов от ТОФ, закрытие никелевого завода, то фактически у нас останутся выбросы медного завода в пределах 500 тысяч тонн. С завершением проекта по медному заводу (по нашим соглашениям с государством это период до 2021 года), скорее всего, будет практически полное исключение выбросов диоксида серы. Проекты по “Надежде” и медному заводу планируется воплотить с эффективностью 95%. Надо сказать, что проект достаточно амбициозный, сложный. В мире такой технологией никто не пользовался. Это комбинация двух сложных химических процессов. Работают ведущие компании – поставщики оборудования. С проектными делами, думаю, у нас вопрос наладится в течение этого года. К середине 2015 года мы надеемся получить положительное заключение экспертизы.
Дирекция серного проекта параллельно с получением проектной документации будет заниматься поисками мощной подрядной организации, которая будет сочетать в себе возможности по контролю и разработке рабочей документации и организации строительства.
Еще один исторически важный для компании и города вопрос, который рассматривается в стратегии, – закрытие никелевого завода. Процесс выделили в отдельный проект. Им займется специальная дирекция, в чью сферу деятельности также войдет комплекс таких сложных проектов, как расширение мощностей “Надежды”, поскольку в результате закрытия вспомогательного производства никелевого будет сложно дальше осуществлять технологические процессы. Большую часть этих проектов завершат в конце 2015 года. Само закрытие никелевого завода предполагает две стадии. В первую очередь закроются головные переделы предприятия. Возможно, это произойдет в первых числах января 2016 года. Потом будет дальнейшая работа рафинировочного производства по выработке всей незавершенной продукции. Полностью никелевый завод должен остановить работу к 1 июля 2016 года.
– В результате в Норильске экология станет лучше. Произойдет повышение эффективности перерабатывающих мощностей. Появятся новые стройки, новые технологии по переработке. В дальнейшем будет четкое понимание по развитию минерально-сырьевой базы, по более детальной геологоразведке в Норильске и за его пределами. Не исключено рассмотрение и внедрение новых проектов, – подчеркивает Сергей Дяченко. – Самое главное – ответственность за принятые решения, от верхнего уровня до исполнителя. Таким образом, внедрение ключевых показателей эффективности работы на каждом уровне позволит выполнять стратегические задачи всей компании.
 
По самым высоким стандартам
Особой темой Десятого корпоративного форума стала социальная политика компании. Поступали вопросы из зала, сохранятся ли существующие социальные программы и компенсации.
– У “Норильского никеля”, на наш взгляд, очень высокий стандарт социальных программ. Если посмотреть на то, как другие российские компании выполняют свои социальные обязательства, то мы тратим один из самых высоких процентов от выручки на социальные программы и заработную плату. В абсолютных цифрах ежегодно “Норильский никель” тратит более 100 млрд рублей по всей группе на зарплаты и социальные расходы самого разного назначения, – отвечает заместитель генерального директора “Норильского никеля” по социальной политике и связям с общественностью Лариса Зелькова. – Мы планируем в целом сохранить уровень социальной поддержки наших работников, но хотели бы, чтобы все, что мы финансируем, работало более эффективно. Это одна из задач, которая стоит перед социальным кадровым блоком компании, перед каждым предприятием, потому что человеческий капитал – а именно так мы теперь называем наши трудовые ресурсы – требует такого же эффективного и бережного отношения, как и финансовый. В этом смысле нам предстоит освоить современные технологии в управлении человеческим капиталом, научиться делать в него инвестиции, тогда, я думаю, дополнительно в рамках нашей стратегической программы развития компании мы сможем получить новые показатели производительности труда, новые финансовые и экономические результаты. Это, безусловно, отразится на уровне жизни наших работников.
В ближайшее время на всех предприятиях компании предложат программы последовательных шагов по повышению эффективности труда, увязыванию доходов с результатом личного труда и коллектива. Лариса Геннадьевна отметила:
– Мы уверены, что такие шаги вместе с внедрением системы ключевых показателей эффективности, которые мы предлагаем для менеджмента, создадут в компании более качественную модель, когда вознаграждение зависит от того, какой экономический эффект мы приносим компании.
Также Лариса Зелькова рассказала, почему “Норильский никель” перешел от формата шефской помощи к грантовой поддержке:
– В прошлом году, оценивая  расходы на шефскую помощь, мы пришли к пониманию, что размазыванием довольно больших средств – в год это бывает более 100 млн рублей – тонким слоем по бутерброду, мы никакого эффекта не получаем. Каждая норильская школа в год получала по 100 тысяч рублей шефской помощи от компании. В ситуации, когда ты бесконтрольно даешь деньги, а потом спрашиваешь, что на эти деньги было сделано, это очень неэффективно. Тогда мы взяли на вооружение более современную и эффективную модель поддержки некоммерческих организаций. Это конкурсы, где победителям предоставляются гранты на реализацию социальных нужд и инициатив в Норильске. Первый масштабный конкурс состоялся в этом году. Программа называется “Мир новых возможностей”. В Норильске наблюдалась небывалая активность – 68 организаций получили от нас гранты. Минимальный размер гранта – 300 тысяч рублей, максимальный – 5 млн рублей. Мы очень рассчитываем на ваш гражданский мониторинг результатов этих проектов. И были бы очень благодарны, если бы вы, со своей стороны, оценили, как грантополучатели используют средства.
Не обошла Лариса Зелькова и тему будущего сотрудников никелевого завода.
– Всего на никелевом заводе работают более трех тысяч человек. Мы планируем индивидуально отработать маршрут каждого из высвобождаемых работников. Это предполагает несколько видов решений, которые мы могли бы предложить, – объясняет Лариса Геннадьевна. – Безусловно, те специалисты и те категории сотрудников, которые без каких-либо проблем могут быть трудоустроены на другие площадки компании, получат такую работу. Для тех, кому будет нужна переподготовка, переобучение, компания намерена ее осуществить в максимально короткие сроки. Конечно же, есть часть сотрудников, которые хотят уехать из Норильска. Компания готова поддержать их в этом и оказать содействие в переезде. На все мероприятия, связанные с последствиями закрытия никелевого завода, компания будет выделять порядка 4 млрд рублей. Я считаю, что сотрудникам никелевого завода опасаться за свое будущее не стоит. Нужно будет вместе с нашей кадровой службой и кадровой службой самого предприятия принять осознанное решение, какое будущее они для себя выбирают, какими возможностями для этого располагают они и компания.
 
Основа – геологоразведка
Закрытие никелевого завода вошло в соглашение “Норильского никеля” и государства, которое было подписано на Петербургском международном экономическом форуме.
– Речь идет о проекте соинвестирования в решении экологических и социальных задач, связанных с закрытием завода. Его бюджет превышает 11 млрд рублей. Он рассчитан на ближайшие два-три года, – рассказывает первый заместитель гендиректора “Норникеля”, исполнительный директор Павел Федоров. – Со своей стороны мы будем соинвестировать общую модернизацию всего производства компании. В завершении комплексного проекта реструктуризации компания потратит больше 70 млрд рублей. Эффект, на наш взгляд, будет значимым.
Важнейшим направлением деятельности “Норильского никеля” станет геолого-разведочный бизнес, потому что он является основой восполнения ресурсной базы.
– Мы недавно завершили обновленный аудит нашей ресурсной базы на основе международных стандартов “Стэндерт Джорг”. Он показал, что обеспеченность компании запасами для рентабельного производства сегодня превышает 30 лет. Это сравнимо с показателем в 20 лет, который был у нас в 2008 году по итогам такого же аудита. То есть идет приращивание ресурсной базы, – говорит Павел Сергеевич. – Тем не менее геологоразведка является важным элементом нашего долгосрочного присутствия в регионе. Финансирование мы планировали удвоить. Это существенные инвестиции. Мы являемся одним из ведущих инвесторов в геолого-разведочный бизнес. Это касается эксплуатационной геологоразведки и новых перспективных проектов. Поэтому для нас Таймыр в этом плане является приоритетной областью. Три четверти Таймыра не покрыты даже базовыми полевыми региональными работами. Крупнейший ресурсный проект компании реализуется на 10–15 км от города. Это незначительный радиус, для того чтобы можно было говорить о полной изученности территории. Конечно, геологоразведка будет требовать целого ряда изменений, подходов к лицензированию, потому что сегодняшнее законодательство о недрах не позволяет компаниям инвестировать собственные средства в работы и за это получать необходимую отдачу на вложенные средства. Это большая проблема. Мы сделали свои предложения. Часть из них в федеральном законодательстве реализована, будем работать дальше.
 
Ждать недолго
На данный момент компания совместно с государством активно решает вопрос о получении лицензии на разведанные месторождения. Возможно, результаты появятся к концу года. Для “Норильского никеля” это будет важным шагом в получении лицензии на освоение Масловского месторождения, которое открыла геологоразведка компании.
– Мы считаем, что шероховатости в законодательстве будут устранены в ближайшее время – квартал-два, – считает заместитель генерального директора “Норильского никеля”, руководитель блока корпоративных, имущественных и правовых вопросов Елена Безденежных. – Думаю, подождав, когда правительство внесет изменения в законодательство определенного уровня, мы сможем получить лицензию на Масловское месторождение. Надеемся, что это случится к концу года.
На встрече с Еленой Безденежных коснулись вопроса дальнейшей судьбы баскетбольного клуба “ЦСКА”, который поддерживает “Норильский никель”.
– Мы, как и вся Российская Федерация, надеемся, что в дальнейшем у команды будет больше побед, чем в этом году, – отвечает на вопрос журналистов Елена Степановна. – Что касается сотрудничества с “ЦСКА”, как уже сказал Владимир Потанин, федеральная программа для нас так же важна, как краевая и местная поддержка спорта, которую мы осуществляем. Поэтому поддержку “ЦСКА”, взятое на себя на несколько лет обязательство, мы будем продолжать, будем с ними сотрудничать, в том числе и привлекать спонсорскую помощь, чтобы не только “Норильский никель” нес нагрузку по поддержке этой команды. Объем инвестирования останется на прежнем уровне. Однако естественно, что мы проводим программу и по оптимизации расходов.
 
Комфортные цены
Для “Норильского никеля” складывается благоприятная конъюнктура по никелю на рынке металлов. Об этом сообщил журналистам заместитель генерального директора компании, руководитель блока экономики и финансов Сергей Малышев.
– У нас есть определенная уверенность в том, что на рынке никеля будет формироваться снижение профицита за счет запрета экспорта руды из Индонезии. По другим металлам мы тоже видим тренд к укреплению в тех ценовых диапазонах, которые сегодня эти металлы имеют. Поэтому мы надеемся, что данный ценовой фактор позволит нам показать хорошие результаты по итогам 2014 года, – говорит Сергей Малышев. – Что касается индексации заработной платы основного производственного персонала, она является частью Коллективного договора. Как видим, эти обязательства, безусловно, выполняются. Поэтому никаких опасений в отношении данного события ни у вас, ни у нас не должно быть.
 
Вместе по пути развития
“Норильский никель” принял участие в совете безопасности, на котором обсуждался вопрос развития Северного морского пути. На нем решили, что компания будет принимать участие в соответствующих проектах.
– Я бы хотел подчеркнуть, что мы как коммерческая структура заинтересованы в развитии Северного морского пути, но при этом надо понимать, что мы как ОАО в этой работе можем принимать участие не в качестве лидера, а в качестве ведомого. Мы считаем, что в развитии Севморпути основную роль играет государство. Это подразумевает наличие транспортной и портовой инфраструктуры. Сегодня “Норильский никель” является основным предприятием, которое пользуется Северным морским путем. Инфраструктура, которая у нас есть, и корабли ледового класса, которые мы построили, являются нашим вкладом в развитие Севморпути, – объясняет заместитель генерального директора “Норильского никеля”, руководитель блока сбыта, коммерции и логистики Сергей Батехин. – Основные проблемы, которые сегодня существуют, это ледовые проводки. Мы знаем, что атомный флот, который принадлежит государству, сегодня находится в завершающей стадии сроков эксплуатации. Мы не можем нашими контейнеровозами прокладывать путь, поэтому без атомных ледоколов никуда не денешься. Это вопрос, который бизнес на себя взять не может. Поэтому развитие Северного морского пути и его будущее, с нашей точки зрения, связано с тем, что каждый из нас должен сыграть свою роль: государство в нашем понимании должно больше сосредоточиться на развитии атомного флота, то есть обеспечить стратегические направления, которыми смог бы пользоваться бизнес. Мы, со своей стороны, потом развивали бы коммерческий флот. Впрочем, мы его уже развиваем. Флот “Норильского никеля” перевозит всю нашу продукцию, 2,5 млн тонн грузов обрабатывают в порту. Новая стратегия предполагает увеличение до 3 млн тонн.
Сергей Батехин подчеркнул, что за последние годы компания вложила немалые средства в развитие Дудинского морского порта: отремонтировали причалы, приобрели новое современное оборудование. Сегодня портовая инфраструктура развита настолько, что есть запас по приросту грузооборота, который компания планирует на ближайшие три-пять лет. Однако есть непредвиденный нюанс.
– Дудинский морской порт мы развивали больше для своих нужд. Надо учитывать то, что хотят прийти новые игроки. Когда планировали инвестиции, мы исходили из своих планов. К нам сегодня обращаются другие компании с вопросом, готовы ли мы им помочь что-то сделать. В этом году “Енисейским речным пароходством” в летнюю навигацию мы перевозим почти 400 тысяч тонн грузов в интересах “Ванкора” “Роснефти”. Думаю, это достаточно большой объем груза. Пока тех мощностей, которые есть в компании, хватает, чтобы обеспечивать и нужды “Норильского никеля”, и сторонние заказы, – рассказывает Сергей Леонидович. – По закону мы не имеем права отказать другим претендентам, если они хотят обработать груз в порту. С другой стороны, если это выше наших производственных возможностей, мы тоже не можем работать в ущерб себе. С точки зрения планов “Норильского никеля” мы рискуем. Но если будет резкий рост за счет других игроков, здесь, конечно, надо думать. Компания несколько лет назад в Мурманске купила причал. Мы построили одну причальную стенку, где обрабатываем свои корабли. В ближайшие годы должны построить вторую причальную стенку, тем самым мы сможем 1 млн тонн грузов обрабатывать в Мурманске. Этого вполне достаточно для “Норильского никеля”.
 
Обновить или поменять
В ближайшее время “Норильский никель” примет решение, как развивать топливно-энергетический комплекс Норильского промышленного района. Есть два основных момента.
– Если говорить про энергогенерацию, это возможное подключение к общероссийской энергетической сети. Об этом недавно мы подписали соглашение с “Россетями”. Это означает возможность дополнительного перетока энергии из оптового электрического рынка в 200 мегаватт. Данный проект позволит нам обеспечить безопасность электроснабжения НПР. С другой стороны, сэкономить дополнительные затраты, связанные с инвестпрограммами, в частности по гидрогенерации. Представление о проекте мы будем иметь в середине следующего года. Все зависит от того, какое решение будет окончательно принято в обсуждении инвестиционной программы, – сказал в рамках форума заместитель генерального директора “Норильского никеля” по управлению непромышленными активами и энергетикой Оник Азнаурян. – Второй вопрос – по газотранспортной системе НПР. Сегодня она представляет собой растущее по газодобыче месторождение на Пелятке и падающее на газоконденсатных месторождениях “Норильскгазпрома”. Газотранспортная система в некоторых местах уже устарела. У нас стоит вопрос: либо строить новую газотранспортную систему Пелятка – Дудинка, либо модернизировать старую. Оба варианта имеют право на жизнь. Это зависит от уровня технологий. Мы уже провели большую работу, чтобы иметь объективные предпосылки на новый проект. Оба варианта мы обсудим на инвестиционном комитете в июне.
Лариса Зелькова
Павел Федоров
Елена Безденежных
Сергей Малышев
Сергей Батехин
Оник Азнаурян
0

Читайте также в этом номере:

Капитал (Вера КАЛАБЕКОВА)
О самом главном (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Масштабные цели (Екатерина БАРКОВА)
Задачи у нас общие (Вера КАЛАБЕКОВА, Екатерина БАРКОВА)
Есть перспектива (Марина БУШУЕВА)
Простое – сложное – невероятно сложное (Наталья МАНДРОВА, научный сотрудник Музея истории освоения и развития НПР)
Яблочная леди из Коломны (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Своя марка (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Хорошие традиции (Марина БУШУЕВА)
1 июня – в “Арену” (Екатерина БАРКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск