Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Люди как боги
НоРИЛЬСКИЙ ХРОНОГРАФ
24 декабря 2015 года, 15:32
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Главный герой известнейшей фантастической трилогии с таким названием носил фамилию реального норильчанина, так как  автору (и коллеге в прошлом) слышалось в ней что-то неземное.  Первостроителей Норильска вполне можно сравнивать с богами, ведь они были создателями…
По норильской схеме
24 декабря 1943 года
в Норильске  силами специалистов, эвакуированных из Мончегорска, пущена опытно-промышленная установка “Норильский кобальт”. До войны извлечением кобальта на Норильском комбинате практически не занимались: стратегический металл выбрасывали в отвалы основного медно-никелевого производства. Организацией, а точнее, пробиванием идеи в Норильске занимался будущий начальник комбината Алексей Логинов, вошедший в историю страны как крупный организатор производства промышленного кобальта. Проект ОПУ подготовил Владимир Лебединский, создававший кобальтовую лабораторную печь в Мончегорске. “Прописали” установку на территории Малого металлургического завода, в помещении бывшей первой электростанции, в которой разобрали котельную.
Пока строили ОПУ,  в январе 1942 года появился приказ по Норильскому комбинату “О проектировании и строительстве кобальтового завода”. После того как установка заработала, на ней готовили кадры для будущего завода и проводили интенсивные технологические исследования. Логинов вспоминал, что свою задачу установка “НК” выполнила блестяще.
– Итог зафиксирован в лаконичном выводе протокола исследований: норильская схема позволяет получить высокое извлечение кобальта из конвертерных шлаков, также достигнуты хорошие результаты по замене привозных химикатов местными.
Главным инженером проекта кобальтового завода, а потом и его куратором был назначен Александр Гамазин. Физик Сергей Штейн (Снегов), занимавшийся кобальтом еще до приезда мончегорцев, спустя 20 лет в своем фантастическом романе “Люди как боги” назвал главного героя Эли Гамазиным. Позднее в документальных “Норильских рассказах” он описал человека, в фамилии которого ему слышалось “что-то нездешнее”.
– Худощавый,  очень подвижный Александр Григорьевич Гамазин… соображал легко, был скор и смел  в своих  инженерных решениях… В доарестантской  жизни он трудился на  Волховском алюминиевом заводе,  участвовал  в  проектировании и освоении Запорожского алюминиевого, а в Норильске переквалифицировался из  алюминщика в никельщика –  и  уже считался  специалистом по  никелю. Мне он нравился и как человек.
Отработанная на ОПУ технологическая схема позволила в сжатые сроки закончить проект завода и направить его на экспертизу. Но в наркомате металлургической промышленности его забраковали, не веря ни в техническую возможность эффективной очистки кобальтсодержащих продуктов по норильской схеме, ни в экономическую эффективность предлагаемой технологии. Ситуацию спас Алексей Логинов, добившийся командировки в Москву для пересмотра экспертизы. Пройдя все инстанции, он склонил на свою сторону членов комиссии, а Завенягин на этот раз утвердил технический проект.
Кобальтовый завод  (№25) построили недалеко от никелевого, тогда он назывался Большим металлургическим. Первую плавку провели уже после окончания войны, в январе 1946 года.
 
В Москву за статусом
28 декабря 1951 года
последний день на посту мэра Норильска отработала Зоя Туманишвили. Строго говоря, она была председателем поселкового совета с начала 1944 года, а до этого пять лет входила в его состав. Первый поссовет избрали в конце 1939 года, 24 декабря. До выхода постановления Верховного Совета о присвоении Норильску статуса поселка городского типа Дудинского района он числился в крае населенным пунктом, административно приписанным к Часовенскому кочсовету.
По воспоминаниям Зои Туманишвили, норильчанки с 1939-го по 1954 год, в день выборов разыгралась пурга, все занесло снегом. К дверям избирательного участка на улице Заводской прокопали траншею…
По профессии Зоя Туманишвили была изыскателем. Работала на Сахалине и Урале, в довоенном Норильске начинала вольнонаемным техником в отделе инженерной геологии, а затем – на мерзлотной станции вместе с будущим лауреатом Михаилом Кимом.
К концу сороковых годов вольнонаемное население поселка резко увеличилось за счет освобождавшихся из лагеря, инвалидов войны и семей фронтовиков. Особенно это было заметно, когда в Норильске появились продукты по ленд-лизу. Председатель поссовета одной из главных причин, по которой в лагерный Норильск люди отправлялись по своей воле, считала лучшее по сравнению с материком снабжение.
  В состав поссовета входили загс, военно-учетный стол. Его сотрудники занимались первичным оформлением дел по соцобеспечению, заботились о многодетных и одиноких матерях. Кстати, сама Зоя Туманишвили приехала в Норильск вдвоем с дочерью Магдой и уехала после того, как девочка окончила школу.
– Школы были на бюджете поссовета. Учителя получали маленькую зарплату по сравнению с комбинатскими, уборщицы – вовсе мизерную.
…Материальные трудности испытывали все так называемые советские учреждения: почта, сберкасса, нарсуд, милиция. Бороться с текучестью кадров было невозможно.
По воспоминаниям Туманишвили, в поселковом совете имелись несколько постоянных комиссий. Например, комиссию по здравоохранению возглавляла вернувшаяся с фронта майор медицинской службы Елизавета Урванцева.
Чтобы улучшить положение своей службы, в которой из-за низкой зарплаты никто не хотел работать, председатель, получавшая меньше табельщицы на комбинате, решила изменить статус совета с поселкового на городской. Для этого Туманишвили пришлось с пакетом документов отправиться в приемную Президиума Верховного Совета. В столице благодаря деверю со знакомствами (и случаю!) гостье из Норильска удалось пройти все инстанции в Президиуме Верховного Совета и Совмине РСФСР. Камнем преткновения стала виза министра Государственного контроля Мехлиса. Просмотрев документы, он стал кричать:
– Что вы тут просите? Видите ли, ей мал штат пять человек, подайте ей семнадцать! Да чтоб город был!..  Вот если бы вы написали, что реорганизовали свою работу и вместо семнадцати человек, имеющихся в штате, намерены обходиться пятью... Вот тогда я бы вам ручку пожал.
Просительница упала в обморок и очнулась только в соседней комнате на диване. История закончилась тем, что Мехлис пообещал прислать в Норильск комиссию, а перенервничавшей женщине, кстати, приехавшей в Москву за свой счет, было предложено поправить здоровье на курорте.
От курорта Зоя Ивановна отказалась и вернулась в Норильск, как известно, ставший городом после смерти Сталина.
Конечно, о поездке Туманишвили знали и норильский прокурор, и начальник комбината, и краевые власти. И конечно, отважная женщина не ошибалась, когда утверждала, что  в том, что в 1953-м Норильск стал городом, есть и ее заслуга.
Из Норильска-города Туманишвили вместе с дочерью переехала в Свердловск. В этом году ей исполнилось бы 110 лет. Свои воспоминания о хождении во власть (для Анатолия Львова) она написала в канун своего 90-летия. Не стало первой норильской горожанки девять лет назад.
Так выглядел первый норильский кобальт 1946 года
Норильск в 1939-м. Снимок Завенягина
Такой Зою Туманишвили изобразил знаменитый карикатурист Арцыбашев, до ареста работавший в “Известиях”
Зоя Туманишвили во время первых выборов в Верховный Совет РСФСР. Справа – начальник комбината Александр Панюков
0

Читайте также в этом номере:

Лучший кобальт (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Новые стены для дам (Лариса ФЕДИШИНА)
Лабораторная по сопромату (Лариса ФЕДИШИНА)
Мужчина умеет всё (Лариса ФЕДИШИНА)
…И перерезал провода (Марина БУШУЕВА)
Очень хорошая зрительская история (Александр ВИСЛОВ, театральный критик, председатель экспертного совета Всероссийской театральной премии-фестиваля “Золотая маска” в 2015 году)
С футболью в сердце… (Сергей КАЗАНКИН)
Меняем старый год на новый (Лариса ФЕДИШИНА)
С приездом мончегорцев (Алексей ЛОГИНОВ, директор Норильского комбината в период перехода на вольнонаемный состав:)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск