Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Ювелирная работа
ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ
6 октября 2016 года, 13:23
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Елена ПОПОВА
Беседовать с токарем Андреем УГЛОВЫМ, работником механического завода Норильского обеспечивающего комплекса, непросто: сразу видно – он из тех, кто привык дело делать, а не говорить. Гораздо увереннее он себя чувствует за станком. Даже если станок этот двенадцать метров в длину.
– Планшайба у него 1,6 метра, высота – 2,5 метра, – уточняет технические характеристики польского оборудования бригадир. – На TЦГ-200 можно изготавливать детали весом до 30 тонн.
На большом станке Андрей Углов работает почти три десятка лет. На “Надежде” эта махина появилась в конце 1985 года, за несколько месяцев до того, как наш герой устроился на завод.
– Посмотрели на меня – высокий, большой, и поставили на таком станке работать, – шутливо замечает мой собеседник.  
Спрашиваю: а что вообще должен уметь делать токарь? Бригадир перечисляет: выполнять обработку и расточку разнообразных поверхностей, торцевых плоскостей, определять скорость и глубину резания, обеспечивать соответствие детали указанным размерам, а кроме того – заданную чистоту и точность обработки… Отвлекшись от малопонятных для женского уха терминов “нарезание резьбы, зенкирование, калибровка”, интересуюсь у производственника:
– Какой самый сложный заказ вам пришлось выполнять?
– Турбины, которые нам приво-зили восстанавливать с ТЭЦ. Во время аварии в 90-е годы. Гнутое было оборудование. Пришлось все шейки протачивать… В другой раз турбину не довезли до места назначения – уронили с самосвала. Мы проверяли, есть ли у нее повреждения. Для этого инженер приезжал со специальными приборами и составами, которыми смазывают детали, и потом прибором светят – нет ли трещинок, – объясняет бригадир. – Если есть – мы протачиваем на станке, пока все не уберем. Сейчас работает это оборудование. Никто не жалуется, – скромно добавляет Углов.
– Работа токаря сродни ювелирному искусству…
В ответ на такое замечание бригадир пожимает плечами. Наверное.  Он как-то об этом не задумывался. Для него самое главное – безупречно выполнить заказ.
Нашел свое дело
С выбором профессии Андрей Углов в свое время попал не в бровь, а в глаз. При том что в семье у него токарей не было.
– Отец мой приехал на Север по комсомольской путевке, работал в шахте №15 забойщиком. И я уже с детства понимал: работа под землей связана с большим риском для жизни, поэтому пойти по стопам отца, когда пришло время, не захотел, – рассказывает норильчанин.
В восьмом классе Андрей вместе с другими школьниками побывал на экскурсиях в профтехучилищах: учебные заведения города проводили для старшеклассников дни открытых дверей. Больше всего ему понравилось в СГПТУ-17, в токарном цехе. После этого парнишка принял решение идти учиться на эту профессию.
Практику Андрей проходил в РССУ и на ТЭЦ-1, потом полтора года, до призыва в армию, постигал азы токарного дела в ТНРМ.
– В 1986-м, после демобилизации, я вернулся в Норильск, но снова работать в тресте не захотел. Там цех небольшой, станков мало, работа однообразная… Мне неинтересно было. То ли дело на “Надежде”, – говорит Углов. – Я чего только здесь не делал!
Так получилось, что в основном вся его производственная деятельность так или иначе связана с НМЗ. Хотя был у Андрея Углова период, когда он уходил с производства.
– С 1989 по 1992 год меня приглашали преподавать в 17-е училище. Но я понял: это не мое, и обратно на завод вернулся, – смеется токарь.
После этого место работы Андрей Углов менял только единожды, да и то в определенном смысле формально. После реорганизации обеспечивающий цех №2, где он сегодня трудится, вошел в состав участка по изготовлению запасных частей для НМЗ отделения механообработки механического завода НОК.  
– Тем не менее у нас как участок был на “Надежде”, так он здесь и находится. И характер работ по большому счету остался прежним, – объясняет токарь. – Единственное изменение – увеличились объемы работ, так как к нам сегодня поступают заказы не только с НМЗ, но и с медного завода, угольного разреза и рудников.
Должна быть чуйка
Имея за плечами большой опыт работы, норильчанин не раз становился наставником для молодых.
– Сколько человек сегодня в вашей бригаде?
– Сейчас получается … – мой собеседник подсчитывает в уме точную цифру. – 38 работников. Пока я в отпуске был, к нам пришли несколько человек с никелевого завода. Потом, смотрю, Оксана Преснякова – наша бывшая практикантка – на участок устроилась. Она давно к нам хотела попасть. А тут, видимо, вакансия появилась – и взяли человека токарем.
– А разве у вас не сугубо мужской коллектив? – не скрываю удивления.
– Нет, – качает головой Углов. – Женщины у нас тоже работают. Вот Настя Васильева, например, сверловщица. Екатерина Рогозина трудится на ЧПУ, так же как и Лариса Хайруллина – та вообще токарь от Бога. Дочка ее – Анастасия Фанаскова  – по стопам матери пошла. Она тоже токарь на нашем участке. Ольга Боброва  на пиле работает…
– А парни молодые к вам идут?
– Идут. Сегодня вообще ситуация с кадрами заметно улучшилась, а уж если сравнивать с 90-ми… Но тогда и приема на комбинат не было. Другой вопрос, что не все токарями могут стать.
– А в чем сложность?
– Если у человека чуйки нет – его хоть сколько учи, ничего не выйдет. Надо металл чувствовать, когда точишь. Опыт важен, но в первую очередь в нашей профессии нужна интуиция, – настаивает бригадир. – Конечно, есть люди, которые приходят и учатся с нуля – и потом нормально работают. Но бывают и такие, кому даже через пять лет специалистом не дано стать.    
– В вашей работе за последние годы что-то изменилось? Новые технологии, оборудование появляются?..
– Что-то, конечно, появилось новое – напайки, например. Вообще снабжение в последние годы хорошее. Грех жаловаться, – отмечает мой собеседник. – Если же говорить об оборудовании, то я со своим большим станком за эти годы почти сроднился. Столько лет прошло, а он до сих пор исправно работает.
Счастливый человек
Наш разговор с производства плавно перетекает на другие темы. Коренной норильчанин, Андрей Углов поражается, как сильно изменился за последние десятилетия родной город.
– Я помню то время, когда в Норильске еще не было улицы Лауреатов. Мы в тот район ходили ягоды собирать… – обращается мыслями в прошлое наш герой. – Отец у меня был заядлый охотник и меня с собой начал брать, когда я подрос. Помню, свой первый выстрел из ружья я сделал там, где сейчас находится мостик через трубы на Лауреатов. Не верится даже… А мы с родителями жили на Талнахской. На нашем 29-м доме  улица и заканчивалась. А дальше, где сейчас магазин “Сказка” находится, располагался вокзал. В Талнах и на Валек оттуда ходили электрички.
Двухэтажные здания постепенно сменялись девятиэтажками. Город развивался и рос. Андрей Углов с удовольствием вспоминает те времена, когда в Норильске еще шла стройка.
– А потом она прекратилась, и недостроенные дома до сих пор в Норильске стоят, – сокрушается мой собеседник.
– Вы, кстати, на материк переезжать не собираетесь? – стараюсь увести его от грустной темы.
Андрей Углов качает головой. В ближайшее время у них с женой таких планов нет. Галина работает крановщицей на железной дороге. Дети получают образование в Волгограде. Отец ими гордится – и дочь, и сын с медалями окончили школу.
– У Валентины красный диплом об окончании вуза, сейчас она учится в магистратуре… Иван тоже с отличием окончил техникум. Сын выбрал специальность механика по ремонту оборудования и вентиляции, а сейчас продолжает учебу  в институте, – объясняет бригадир.
Глядя на Андрея, резонно предположить, что он, как и большинство норильчан, предпочитает сугубо мужской вид отдыха – охоту и рыбалку. Но наш герой качает головой:
– Охотником в отличие от отца я не стал… А вот рыбалка мне действительно нравится. Причем не в Норильске – здесь все сетями ловят, мне неинтересно, а в Волгограде, на Ахтубе. Там у меня и лодка, и мотор есть.
– Ну а в Норильске-то как отдыхаете? – не сдаюсь я.
– Модели делаю.
Похоже, не только работу, но даже хобби мой собеседник выбрал “ювелирное”. Андрей продолжает: в свободное от работы время он клеит миниатюрные танки, самолеты. Последних особенно много в его коллекции. Может быть, потому, логично рассуждает норильчанин, что в свое время он в ВВС служил. Я задаю ему последний вопрос:
– Кто такой состоявшийся мужчина, с вашей точки зрения?
– Это тот, у кого есть семья – жена любимая и дети, – не задумываясь отвечает Андрей Углов и добавляет: – Я в этом плане счастливый человек.
0

Читайте также в этом номере:

В числе первых (Виктор ЦАРЕВ)
Оценка безопасности (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Вода проверенным способом (Денис КОЖЕВНИКОВ)
По высшему разряду (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Выбор сделан (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Без глянца (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Расправить крылья (Валентина ВАЧАЕВА)
Уроки Гульнары (Лариса ФЕДИШИНА)
Золотые и серебряные (Лариса ФЕДИШИНА)
Создали “Мегаполис” (Екатерина БАРКОВА)
Маршрут №3 (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Смотрите сами (Екатерина БАРКОВА)
Шутки в год кино (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
В творческое русло (Владислав ШУКШИН)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск