Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Расправить крылья
ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ
6 октября 2016 года, 13:35
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
В первый понедельник октября традиционно отмечается Всемирный день архитектуры. Используя этот информационный повод, корреспондент “ЗВ” встретилась с ведущим архитектором отдела промышленного строительства архитектурно-строительного центра “Норильскпроекта” Еленой ПАНКРАТОВОЙ, чтобы узнать, в частности, как идет работа по проектированию физкультурно-оздоровительного комплекса на пересечении улиц Октябрьской и 50 лет Октября.
– В год, когда вы пришли в институт, “Норильскпроект” отмечал свое 70-летие. В юбилейном буклете были перечислены строительные ансамбли, созданные по проектам архитекторов института, начиная с ансамблей Октябрьской и Гвардейской площадей и заканчивая мечетью. Потом был большой перерыв в гражданском проектировании, и вот месяц назад вы представили свой эскизный проект ФОКа на градостроительном совете. Что было потом?
– После градостроительного совета мы первым делом пригласили спортсменов, то есть тех, кому придется непосредственно работать в будущем здании. Встреч было несколько. Нас консультировали администратор мини-футбольного клуба “Норильский никель” Артем Сергеевич Кривенко и его сестра Антонина Сергеевна, мастера спорта международного класса по пауэрлифтингу, председатель Федерации футбола и мини-футбола Норильска Даниил Васильевич Кот. Они поделились с нами своими пожеланиями, рекомендовали посмотреть аналогичные центры в Тюмени и Подмосковье, а Даниил Васильевич даже оставил нам свои письменные рекомендации. Договорились, что будем постоянно на связи.
– Как проект оценивают коллеги-архитекторы?
– Мы показывали эскизную версию Михаилу Юрьевичу Волгину, председателю Таймырской организации Союза архитекторов России, до обсуждения на градостроительном совете. Он сделал несколько замечаний, которые были учтены. В целом отзыв был положительным.
 
В канун Благовещения
– Вы работаете в “Норильскпроекте” восемь лет. С чего началась ваша творческая биография?

– С вентиляционных коробочек… Причем в институт, к тому времени он уже был филиалом Гипроникеля, я попала не сразу. Отучившись четыре года в Красноярской архитектурно-строительной академии (сейчас она входит в СФУ), я перевелась на заочное отделение, но работы по будущей специальности в Норильске не нашла. Подрабатывала дизайнером в агентстве “Кактус” у Саши Харитонова, в рекламной газете “О,Кей!” и верстальщицей в “Заполярной правде”. Знание полиграфического дизайна очень пригодилось, когда меня после получения диплома взяли в “Норильскпроект”. Времена были непростые. Ничего не строилось. Архитекторы сидели на бесконечных ремонтах, а в этой профессии нужно хоть иногда расправлять крылья, чтобы потом можно было опять рисовать рабочие узлы. К сожалению, не всем везет. Когда узлы и кровли растягиваются на годы, человек может перегореть.
– Когда у вас начали прорезываться крылышки?
– Своей первой удачей я считаю поклонный крест, установленный на трассе Алыкель – Норильск. Это было пять лет назад в канун празднования православной церковью Благовещения. Над проектом мы работали с Александром Ивановичем Костюченко, очень опытным конструктором, а руководил нами главный инженер проекта Сергей Николаевич Теряев. Конструкция креста высотой в 12,5 метра – нестандартная, так что сложностей было немало. За время работы я с ним почти сроднилась. Теперь, когда проезжаю мимо, всегда здороваюсь. Особенно нравится то, как выглядит крест при ночном освещении – почти мистически. Кстати, этим занимался электротехнический отдел института.
– Как случилось, что проект доверили именно вам?
– Дело было перед новым, 2011 годом. Нас, молодых архитекторов, на тот момент в институте было немного, а сделать все нужно было очень быстро. Сначала хотели установить крест на Голгофе. Но какой же он должен быть по высоте? Получалось, чтобы его было видно, метров 40, что нереально. Были предложения поставить крест на Зуб-горе, но этот вариант сразу же из-за ненадежности грунтов отмели конструкторы. Место на трассе выбрал тогдашний директор Заполярного филиала Евгений Иванович Муравьев, активно участвовавший в процессе от проектирования до установки креста.
 
Место обязывает
– Поклонный крест и здание ФОКа – это, как сказал бы классик, дистанция огромного размера…

– В 2012–2013 годах я принимала участие в проектировании фабрики по переработке отвальных шлаков, которая должна была строиться на территории медного завода. Проект был готов для Госэкспертизы, но случился последний кризис, и его, что называется, заморозили. Очень крупный объект – по сути, еще одна обогатительная фабрика плюс АБК. По площади больше ФОКа в два с лишним раза. Самая высокая точка по коньку – 47 метров. Моя наставница Елена Леонидовна Колонтаевская (ее приставили ко мне в первый год работы в институте, что было моей первой удачей, у нее я научилась почти всему, что умею) занималась АБК. Отделение проектировала опытнейшая Татьяна Федоровна Парфенова. И мне достался тогда солидный раздел. Для меня лично это стало хорошей школой. На проекте было много молодых, например, очень талантливая Лена Чернышкова, и опытных проектировщиков, таких как главный архитектор ОПС Леонид Андреевич Скрябин. Вообще меня на этом проекте (и с первых дней в институте) окружает множество талантливых людей, всех не перечислить, и для каждого из них новое здание – праздник. Конечно, всем всегда хочется, чтобы проект был реализован. Еще важнее хорошо сделать свою работу, и мы ее сделали.
Между прочим, в это же время мелькнул ФОК. Его хотели строить на стадионе “Заполярник”. Надо было просто прикинуть сумму и на досуге изобразить объем, чтобы можно было посчитать стоимость работ. Это задание выполняла я. Потом все затихло до весны этого года, а летом для строительства комплекса предложили пересечение улиц Октябрьской и 50 лет Октября.
– Кто предложил новое место?
– Это было предложение директора Заполярного филиала Александра Александровича Рюмина. Под руководством главного инженера проекта Людмилы Васильевны Степановой мы в очередной раз пересмотрели проект. Много людей было обеспокоено тем, чтобы не был испорчен ансамбль Октябрьской площади, хотя уже давно следовало что-то предпринять, чтобы привести ее в порядок со всех сторон света. По большому счету мы видим архитектурную гордость Норильска только на фотографиях и открытках. Лицезреть ее, например, со стороны Октябрьской улицы сегодня не представляется возможным. Я пыталась это сделать, но чуть не сломала себе ноги… По нашему проекту обилие стекла как раз даст возможность по-настоящему увидеть и оценить творение норильских архитекторов Витольда Станиславовича Непокойчицкого и Лидии Владимировны Миненко.
– С каким мнением об эскизном проекте, прозвучавшем на градостроительном совете, вы не согласились?
– С тем, что здание физкультурно-оздоровительного комплекса не в стиле площади. Время идет, все меняется, мы не можем, да и не должны строить, как в прошлом веке. То, что тогда было построено практически вручную, – потрясающе! Но времена меняются, появляются новые материалы и технологии. К тому же спортивное сооружение не должно выглядеть, как жилой дом. С появлением ФОКа Октябрьская площадь станет организованнее, так как мы попытались в здании повторить ритм башен напротив. Оно решено просто, но отделка камнем (хотелось, чтобы натуральным) по вертикали и горизонтали впишет его в ансамбль.
Наш институт считает своим долгом принять участие в благоустройстве всей территории, где улица Октябрьская пересекает 50 лет Октября, да и города в целом. Ресурс и желание у нас есть. Дело за предложениями.
 
Хороший знак
– Ваши старшие коллеги по АСЦ очень хвалили проект дома молодых специалистов на Ленинском, 47, который вы представляли на конкурс… Чем он отличается от проекта-победителя, решенного в загородно-коттеджном стиле?

– Мой был навеян увиденным в Финляндии, куда я ездила с коллегами и представителями “Норникеля” во время работы над проектом фабрики по переработке отвальных шлаков. Страна северная, как и у нас, там рано темнеет. Мне очень понравились большие витражные стекла на первых этажах зданий. Видно, как в кафе сидят люди… Поэтому и в моем проекте использовано стекло, накладные ажурные решетки. Все довольно просто. Проект понравился, но реализовали другой. В любом случае я рада, что на месте развалин появилось что-то архитектурно значимое.
– Недавние гости фестиваля Arctic Wave сравнивали Норильск с Марсом, что говорит о многом. Как вам кажется, реально ли сделать город визуально привлекательнее?
– Мне кажется, что все осуществимо. Не все это понимают, но я люблю Норильск. После университета я осознанно вернулась в город, где чувствую себя на своем месте. И хоть я прожила в Красноярске шесть лет, у меня он вызывает сложные чувства.
Хороший знак, я считаю, то, что в последнее время в нашем городе появились голуби. Это маркеры – они не прилетят туда, где жить нельзя, а раньше я их здесь не видела.
– Возвращусь к вашим старшим коллегам. Они в один голос называют вас не только талантливым архитектором, но и “спортсменкой, комсомолкой и просто красавицей”. Если без шуток, почему вы стали архитектором?
– Во-первых, всегда любила рисовать. Во-вторых, думала, что рисовать красивые картинки – это и есть работа архитектора… Что было большой ошибкой. В университете мне пришлось заново осваивать физику, которую я нежно люблю до сих пор. А умению рисовать меня научили в Норильской художественной школе, причем я ее едва не бросила, увлекшись легкой атлетикой. Спасибо Маргарите Евгеньевне Черняевой, директору “художки”. Она нашла мою маму и попросила вернуть девочку в школу, так как, по ее мнению, у меня были какие-то редкие данные. Замечу, что мама так не считала… Какое-то время я и бегала, и рисовала. Гимназия (я училась в пятой), спорт, художественная школа… Когда пришлось выбирать во второй раз, я отказалась от занятий в ДЮСШ.
Всегда любила и люблю рисунок и вообще графику, но теперь уже не рисую. Немного завидую нашему Леониду Андреевичу Скрябину, который влет делает эскиз не на компьютере, а карандашом. Среди наших зубров много таких. Одному из них, главному инженеру проекта Сергею Николаевичу Теряеву, которого не стало год назад, директор “Норильскпроекта” Олег Владимирович Зотиков предложил установить мемориальную доску на здании института. В числе многих я сделала свой вариант. Без портрета. Только ордер – прямая ассоциация с архитектурой – и текст.

“От всей души поздравляю всех своих коллег со Всемирным днем архитектуры. Банально желаю много здоровья и много небанальных проектов”.

Ваша Елена ПАНКРАТОВА
Так должно выглядеть здание на Гвардейской, 2, по проекту В.Непокойчицкого. Архивный эскиз реанимирован Е.Панкратовой в 3D-формате
По проекту территория вокруг поклонного креста должна быть благоустроена
Так будет выглядеть ФОК полярной ночью
Конкурсный проект дома молодых специалистов
0

Читайте также в этом номере:

В числе первых (Виктор ЦАРЕВ)
Оценка безопасности (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Вода проверенным способом (Денис КОЖЕВНИКОВ)
По высшему разряду (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Ювелирная работа (Елена ПОПОВА)
Выбор сделан (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Без глянца (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Уроки Гульнары (Лариса ФЕДИШИНА)
Золотые и серебряные (Лариса ФЕДИШИНА)
Создали “Мегаполис” (Екатерина БАРКОВА)
Маршрут №3 (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Смотрите сами (Екатерина БАРКОВА)
Шутки в год кино (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
В творческое русло (Владислав ШУКШИН)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск