Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
“Сокол” на Килиманджаро
ЗНАЙ НАШИХ!
7 ноября 2014 года, 14:34
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Альпинисты норильского клуба “Сокол” в прошлом году покорили Монблан. В нынешнем – поднялись на вершину Килиманджаро. Участников восхождения на африканскую гору было четверо: педагоги станции детского и юношеского туризма Анатолий и Нэля Павельевы, молодой воспитанник клуба Александр Остапенко и 72-летняя пенсионерка Людмила Гайдамака.
Килиманджаро – огромнейший потухший вулкан, высочайшая точка Африки над уровнем моря – 5895 метров. Гора расположена на северо-востоке Танзании. Отметиться своим присутствием на этой вершине считают своим долгом многие альпинисты мира.
Несмотря на то что вокруг страны сложная обстановка, много горячих точек и ни шагу не пройдешь, не наткнувшись на человека с автоматом, туристов-альпинистов сюда пускают очень охотно, рассказывает капитан команды Анатолий Павельев. Визу покупаешь прямо на месте, платишь за один день пребывания в заповеднике 70–120 долларов и отправляешься к вершине по удобным тропам в сопровождении проводника. Килиманджаро кормит страну. Жители Танзании возят туристов, носят их вещи, готовят, обслуживают, продают им сувениры: картины, танцующих африканцев и бегемотов из эбонитового дерева. В Африке, где каждую минуту кто-то умирает от голода, это весьма  благополучное место.
Перед штурмом Килиманджаро участники восхождения сделали прививки от желтой лихорадки и отправились на Тянь-Шань – тренироваться.
Исключительная бабушка
– На любую гору нужно приезжать готовым, “расхоженным”, акклиматизированным, – объясняет Анатолий Павельев, альпинист с 35-летним стажем, покоривший десятки вершин. –  Нужно от недели до трех провести где-то в горах попроще. Организм до семи дней перестраивается на высоту. Спортсменов перед соревнованиями стараются ввезти в похожие районы, иначе они не смогут выступать.
Допустим, речь идет о семитысячниках. Анатолий говорит, что на  высоту четыре тысячи метров можно подняться, но кто-то предпочитает, чтобы его завезли вертолетом. У людей есть деньги, и они хотят сэкономить время. Многие из них полчаса-час походят и чувствуют себя угнетенными, четыре дня болеют, лежат зеленые. Некоторые из этого состояния так и не могут выйти: на вертолет – и назад. Анатолий Павельев убежден, что надо потихоньку идти своим ходом, чтобы организм работал. Тогда ты сам помогаешь сердцу, насыщаешь его кислородом.
–  Года четыре назад во время восхождения на пик Ленина из восьми членов команды клуба “Сокол” на отметку семь тысяч поднялись только пятеро. Трое прилетели на самолете, они были моложе нас на 10–15 лет, но один из них смог дойти только до пяти, второй – до шести тысяч метров, – приводит конкретный пример Анатолий Павельев.
В числе добравшихся тогда до вершины была и Людмила Гайдамака, учитель технологии из 48-й гимназии. Ей было 67, на Килиманджаро она поднялась в 72. Редкий возраст для альпиниста. Полгода назад Людмила Васильевна перебралась в Новосибирск, но – какая разница? Еще один участник победных восхождений Александр Остапенко  сейчас живет в Москве. Всех объединяют горы и клуб “Сокол”.
– Таких, как наша бабушка, на всю Россию несколько человек. Ее никто страховать не хочет, – рассказывает Павельев. –  Она молодец, все время форму поддерживает, плавает, старается много ходить.
На Тянь-Шане команда клуба “Сокол” задержалась на 20 дней. Кроме четверки, нацелившейся на Килиманджаро, вершины  покоряла молодежь, воспитанники клуба. Повышали  квалификацию, приобретали горный опыт. После таких тренировок не страшны шести- и семитысячники.
Пробили облака
– Мы вылетели из Москвы через Амстердам в Найроби (Кения). Оттуда в Танзанию, в город Моши, который находится в национальном парке Килиманджаро, – делится подробностями капитан команды. –  Что удивило – это горная часть Африки, мы боялись попасть в жару, ничего подобного. Тучи, +14…+18. Был конец июля, у них там зима. Облака, облака – все затянуто, радовались, увидев хоть кусочек Килиманджаро. Раз – и дождь полил.
При восхождении на Килиманджаро нет такого, как в других горах: чтобы кто-то разбился или кого-то убило камнем, сравнивает Анатолий Павельев. Не было такого, как на Монблане, где приходилось идти на кошках, связываясь веревками, чтобы не угодить в трещину. Да, чем ближе к леднику Килиманджаро, тем холоднее, но ночевками в палатках при минусовой температуре северян не испугать. Главная сложность – короткие сроки, из-за которых нагрузка на организм огромная.
– На семитысячник мы тратим 15–20 дней, неакклиматизированные альпинисты – 23–25, а здесь все гораздо быстрее. У них на всю программу подняться-спуститься отводится шесть дней. Нам разрешили сделать это за пять.
Каждый день на вершину Килиманджаро восходит по 200 человек. Раз в одну-две недели кто-нибудь из них умирает от перегруза, рассказывает Анатолий. 3 августа это случилось с 48-летним туристом из Швейцарии. Двумя неделями раньше высоко в горах скончался военный из России, рассказали проводники-африканцы Догу и Кальсон. На помощь с воздуха заболевшие рассчитывать не могут. В стране военное положение, и полеты над территорией национального парка запрещены. Остаются тележки и носилки, что не так быстро.
Но все равно они идут – чтобы заглянуть в потухший кратер вулкана и встретить рассвет на вершине Килиманджаро. Сначала по джунглям, мимо прыгающих обезьян, перемещаясь из одного пояса в другой. После второго лагеря пробивают облака и смотрят на них сверху вниз. На пятые сутки ночью совершают заключительный марш-бросок. Идут по крутым тропам вверх с зажженными фонарями, все 200 альпинистов из пяти базовых лагерей.
На этом этапе становится особенно очевидной важность предварительных тренировок. Женскую половину команды от стремительного семичасового восхождения, правда, немного тошнило, и болела голова, но некоторых туристов из других групп проводники вели под руки или тащили на себе. И вот он, рассвет, увиденный с Килиманджаро!
– Он везде красивый – и там, и у нас на Шмидтихе, – свидетельствует Анатолий Павельев. – Когда мир освещается, краски другие, очень экзотичные, кристальная чистота, ясность,  все сказочное.
Команда клуба “Сокол” благополучно спустилась вниз, побывала на трех сафари, на острове Занзибар и вернулась домой.
Без экстрима скучно
На сакраментальный вопрос: “Зачем идете в горы вы?” – Анатолий Павельев отвечает просто:
– Я вижу горы, мне хочется подняться. Без гор скучно. У меня примерно 320 восхождений, это только категорийных, и попроще столько же наберется. На Шмидтихе несколько раз был, на Соколе, может, тысячу раз; на семитысячниках СНГ: на пике Ленина три раза, на пике Коммунизма и Евгении Корженевской, на Хан-Тэнгри. На пик Победы тоже поднимались (у него дурная репутация, очень много людей гибнет), но дошли только до западной вершины.
До главной вершины оставалось три километра по гребню, поясняет Анатолий, при хорошей погоде это один день пути туда и один обратно. Попали в непогодную ловушку, дней пять она не давала вообще никуда стронуться. Спасались, пробивая траншеи в снегу, чтобы не спустить лавину. Крались от веревки к веревке. Спуститься с самого грозного семитысячника живым тоже удача.
– В прошлом году туда взошли только два человека, один из них погиб, – рассказывает Анатолий. – В нынешнем не взошел никто, хотя приезжают сотни сильнейших альпинистов. В позапрошлом году повезло одной группе из 12 человек, другая воодушевилась, но ловушка, как мы говорим, захлопнулась, погода испортилась. И они уходили с пика Победы две недели. Спасателям туда не добраться, вертолеты не летают. У них двое умерли, многим потом ампутировали отмороженные руки или ноги.
В альпинизме максимальная категория сложности – шестая, дальше начинается нечто запредельное, объясняет Анатолий Павельев. Еще в его списке запредельного: восхождение на гору Аксу Северная на Памире, научно-спортивная  экспедиция Игоря Липина по Таймыру, когда в полярную ночь, в декабре, за 26 дней ее участники прошли 400 километров от Талнаха до Усть-Авама.  Им было по 25–30 лет. Сейчас Анатолию Павельеву 55, и он говорит, что вряд ли решился бы на такую жесткую, на грани человеческих возможностей, экспедицию. Зато в составе сборной России собирается на Алтай, тоже в очень сложный поход, каких на всю Россию бывает от трех до пяти-шести в год.
1 ноября педагоги станции детского и юношеского туризма Анатолий Павельев и Сергей Пивоваров вместе со своими воспитанниками двинулись по маршруту в район рек Валек, Аякли, озера Мелкого и реки Норильской. Сегодня планируют вернуться.


 
На сафари в Африке
После восхождения
0

Читайте также в этом номере:

УВАЖАЕМЫЕ АКЦИОНЕРЫ! (Совет директоров ОАО “ГМК “Норильский никель”)
Успокаиваться не стоит (Татьяна РЫЧКОВА)
Медные кольца Татьяны (Лариса ФЕДИШИНА)
Не услуги, а творчество (Валентин ПЕТРОВ)
На своем месте (Автор полосы Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Выбирая будущее (Дарья РУСИНА)
В студенческом круге (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Все мы вместе (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Как управились (Евгения СТОРОЖКО)
Купание в черном квадрате (Татьяна РЫЧКОВА)
С корейским акцентом (Екатерина СТЕПАНЮК)
Фото на заданную тему (Денис КОЖЕВНИКОВ)
За руль не садись (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Всё реально (Марина БУШУЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск