Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Больно все равно
Прямая линия
29 апреля 2015 года, 18:42
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Лариса СТЕЦЕВИЧ
В редакции газеты “Заполярный вестник” прошла прямая линия с Юрием Вориводиным, начальником Управления охраны труда и промышленной безопасности ООО “Норильскникельремонт”, на тему “Обеспечение промышленной безопасности и охраны труда в структурных подразделениях ООО “Норильскникельремонт”.
Вопросы обеспечения промышленной безопасности и охраны труда в подразделениях ООО “Норильскникельремонт” всегда актуальны, соответственно, им уделяется повышенное внимание. С каждым годом в этом направлении проводится все более интенсивная работа с применением различных нестандартных подходов. Поэтому первый вопрос начальнику управления ОТиПБ: что нового будет введено в области охраны труда в этом году в подразделениях “Норильскникельремонта”?
– В начале мая вступают в действие Правила по охране труда при работе на высоте. Согласно этим правилам теперь каждый, прежде чем приступить к работам на высоте, обязан пройти обучение, чего раньше не требовалось. Разумеется, мы продолжим обучение наших работников на полигонах, у нас их два, будем проводить различные семинары на тему безопасности и охраны труда. Кроме того, мы внедряем в наших подразделениях новые средства индивидуальной защиты.
– Юрий Александрович, также нашим читателям и вашим работникам хотелось бы знать, “как и по какой шкале определяется степень тяжести несчастных случаев, больно-то все равно, и почему расследования этих случаев так долго ведутся?”
– Шкала определения степени тяжести несчастных случаев обозначена в приказе Министерства здравоохранения РФ. При госпитализации пострадавшего врачи руководствуются установленными нормами, от нас здесь ничего не зависит. Что касается времени расследования, то мы действуем, опять же, в рамках закона: легкие – три дня, тяжелые и смертельные – 15 дней, но при необходимости расследование может быть продлено еще на 15 дней.  
– “Зачем четыре раза в неделю проводить аудит ремонтникам оргтехники и приборов, если данные ремонтники работают как бухгалтеры в офисных условиях и из СИЗ им полагаются халат и тапочки, которых часто нет, кстати? Никаких опасных факторов в помине не присутствует, вернее, их столько, сколько в городской квартире”, – интересуются сотрудники одного из структурных подразделений.
– По поводу того, что нет какого-то вида спецодежды, не соглашусь. Последние два года мы бесперебойно обеспечиваем работников всеми видами необходимой спецодежды. И тапочки, и халаты сейчас есть на складе, обращайтесь. По поводу поведенческого аудита могу сказать, что он есть и будет. Мастер или любой другой линейный руководитель обязан контролировать безопасность проведения работ, это входит в его должностную инструкцию. И лучше лишний раз проконтролировать, чем потом расследовать несчастный случай.
Держись на привязи
– Вопрос от Сергея Огурцова: “Почему на некоторых участках ТНШС ООО “Норильскникельремонт” согласно приказу управляющего все работники должны носить страховочную привязь в течение всей рабочей смены, независимо от того, будут ли производиться работы на высоте в течение смены или они не планируются вовсе? Как известно, страховочная привязь является средством защиты от падения с высоты и должна применяться по назначению. Ношение привязи в течение рабочей смены создает дополнительный риск травмирования, особенно при работе вблизи работающих механизмов. К тому же металлические элементы привязи создают дополнительный риск поражения электрическим током при работе в электроустановках”.
– Травмы при падении, от которых основное средство защиты – страховочная привязь, имеют тяжкие последствия. Все падения, как правило, заканчиваются тяжелыми увечьями или смертью. Применение привязи – абсолютный показатель защиты при работе на высоте, на тех участках “Норильскшахтсервиса”, где каждую смену выполняются подобные работы. Например, монтажные работы ведутся в шахте, но не в течение всей смены, а несколько часов. Естественно, что человек должен спуститься под землю, уже имея при себе привязь, он же не может бегать за ней в раздевалку во время рабочей смены. Привязь, как и каску, утром надел, вечером снял. Если в течение смены предстоят работы на высоте – привязь обязана быть всю смену.
Что касается того, что металлические элементы привязи создают дополнительный риск поражения электрическим током при работе в электроустановках, то должен сказать, что подобные работы ведутся на обесточенном оборудовании.  
– “Буду краток, – обещает один из наших читателей. – Зачем дублировать записи в журналах? Например, провели противоаварийные тренировки, для них есть специальный журнал, зачем это же все прописывать в журнале выдачи заданий?”
– Противоаварийные и противопожарные тренировки проводятся в соответствии с графиком и планом c установленной периодичностью. В соответствии с Положением о выдаче сменного задания в день проведения тренировки, работникам в журнале выдачи задания под подпись выдается задание на тренировку в соответствии с планом. В плане тренировки отражаются цели, задачи и ход ее проведения, о результатах выполнения делается отметка в журнале проведения противоаварийных и противопожарных тренировок.
– Вопрос от Дениса Анисимова: “Когда начнет подписывать приказы о дисциплинарном взыскании юридический отдел “ННР”? Многие дисциплинарные взыскания имеют много противоречий с Трудовым кодексом РФ!”
– Могу сказать одно: все приказы у нас визирует отдел по работе с персоналом, который проводит предварительную юридическую экспертизу. Если человек не согласен с приказом, он всегда его может обжаловать в комиссии по трудовым спорам или в суде. И нареканий пока не было, но если у вас есть вопросы, подойдите – разберемся.
Усилить можем, ослабить нельзя
– Юрий Александрович, один из наших читателей возмущается: “Для работников “Норильскникельремонта” требования по охране труда выше, чем федеральные. Например, экзамены по общим правилам рекомендовано сдавать не реже чем раз в пять лет, почему у нас раз в три года? Если посчитать все экзамены и зачеты, мы вообще несколько раз в году ходим на центральную комиссию, да еще и на местные. Почему любая инструкция по безопасности (на каждом участке их более 30) делается умышленно нечитаемой. Ни один умный человек не может, прочитав ее, даже пересказать. Простейшая инструкция по резке стекол должна быть по размеру как памятка, которую раздали по вашему заказу, а не содержать шесть разделов с описанием не пойми чего, но только не того, как безопасно работать. Нет, там про это немного есть, в серединке, но никто дочитать до этого места не может”.
– Работодатель имеет право усилить требования по соблюдению промышленной безопасности и охране труда по сравнению с федеральными, ослабить нельзя. Экзамены раз в три года как раз установлены для того, чтобы лишний раз не гонять людей. Определенные правила сдаются с периодичностью раз в три года, а какие-то раз в пять лет, если соблюдать эту периодичность, получится каждый год по экзамену, а так мы совместили и получили раз в три года, но несколько экзаменов сразу.
А про инструкции могу сказать лишь, что они определены методическими рекомендациями, утвержденными на уровне правительства РФ. Это не сказки на ночь, учить наизусть их не надо, но знать основы необходимо для собственной безопасности. Также делаем краткие выписки и памятки по требованиям безопасности и размещаем их на рабочих местах.
– Еще вопрос: “Почему только по пожарной безопасности на участке более пяти инструкций? Это саботаж? В одной можно все уместить и сделать по размеру как две памятки. Если их все сложить – тянут на полновесную папку. Мы что, сотрудники МЧС? И еще, зачем вы в приказе по проведению поведенческих аудитов указали, что 80 процентов проверок должны иметь замечания? Дюпон так рекомендует?”
– Инструкции по пожарной безопасности разрабатываются на основе Правил противопожарного режима в Российской Федерации, утвержденных постановлением правительства Российской Федерации от 25 апреля 2012 года, №390. И на основании этих нормативных документов разрабатываются на каждый объект, здание, сооружение, в том числе для каждого пожаровзрывоопасного и пожароопасного помещения производственного и складского назначения.
На каждый вид огневых работ (электросварочные, газосварочные (газорезательные), работы с применением паяльной лампы, при огневом разогреве смолы и битума, проведение газопламенных кровельных работ, обработки металла (с образованием искр)) разрабатываются отдельные инструкции.
Что касается приказов по поведенческому аудиту и того, что “80 процентов проверок должны иметь замечания”, то вопрошающий немного путает это со статистическими данными, приведенными в методических рекомендациях. Статистика приводится для общего развития, а не как руководство к действию.
Жизнь не разменная монета
– “Советское, да и российское законодательство жесткое, но его жесткость компенсируется необязательностью его исполнения”, – перефразирует Салтыкова-Щедрина один из наших читателей. И далее пытается вас убедить, что “Беда тэбэшников в том, что они усердно принялись исполнять законодательство и стали основным тормозом развития производства. С кем из работников ни поговоришь, все утверждают одно и то же: если строго соблюдать все правила ТБ, то производство встанет. Разве не так?! Вы, надеюсь, понимаете термин “итальянская забастовка” – это есть принципиальное соблюдение требований безопасности на производстве, правда, производство при этом останавливается. Главным буфером при этом выступают мастера и начальники участков, которые понимают и требования, и правила жизни и стараются и вам угодить, и работу делать. Почему мы на разных планетах, ведь это мы формируем и вашу зарплату?”
– Я не понимаю, что значит “строго-нестрого” соблюдать требования промбезопасности и охраны труда, когда речь идет о жизни и здоровье каждого отдельно взятого человека. Просто хочу повторить, что все правила написаны самой жизнью, как бы высокопарно для кого-то это ни звучало. И причем здесь итальянская забастовка? Это не детский сад, когда назло маме отморожу пальчик. Не тот случай, нельзя торговать человеческой жизнью. Сегодня ты не применил привязь – проскочило, никто не заметил, а завтра ты упал с высоты, остался в лучшем случае покалеченным, если это, конечно, можно назвать лучшим случаем, или вообще лишился жизни. Или ты не надел очки, выполняя сварочные работы, а искра попала в глаз – лишился зрения. Какими деньгами это можно компенсировать и кому ты сделал назло? Понимаете, пока каждый человек не поймет, что соблюдение правил промбезопасности и охраны труда прежде всего нужны ему самому, такие вопросы будут. Меня удивляет другое, ведь в каждом человеке должен быть заложен инстинкт самосохранения, почему бы к нему почаще не прислушиваться.
– В “Норильскавтоматике” более десяти лет нет несчастных случаев, почему нет никаких “поблажек”, почему процент наказанных итээровцев такой же, как у подразделений “Норильсникельремонта”, у которых не все так гладко?
– Очень хорошо, что “Норильскавтоматика” так хорошо работает, остается только пожелать, чтобы так оставалось и дальше. Что касается “поблажек”, то работать без аварий и происшествий – это общая цель общества. В конце концов, это ваша жизнь и здоровье, которые в ваших руках.
– Почему, если где-то (не в “Норильскникельремонте”) что-то произойдет, вы тут же выпускаете приказ с требованием провести схожую проверку и всегда заканчиваете приказ словами “ВЫЯВИТЬ и НАКАЗАТЬ ВИНОВНЫХ”. Комиссии, как летучие голландцы в 1937-м, “находят” виновных. И таких примеров, когда за ерунду лишают премии, в “Норильскникельремонте” очень много.
– Все прекрасно знают и понимают, что лучше предупредить беду, чем потом пожинать последствия, поэтому профилактику никто не отменял. Так принято везде, не только в “Норильскникельремонте”. Например, на каком-либо предприятии произошел несчастный случай по причине отсутствия противокатных упоров, а почему не посмотреть, как с этим обстоит дело у нас или соблюдают ли водители инструкции по технике безопасности, допустим, движение с неопущенным кузовом. Да таких примеров много. И делается это не ради “наказать” кого-то, а ради того, чтобы предупредить несчастье.
Большая мечта – безопасность труда
– Юрий Александрович, среди работников “Норильскникельремонта” есть и те, кто интересуется вами как личностью. Вот, например, вопрос от одного из читателей: “Расскажите о своем детстве, вы всегда были таким прямолинейным и бескомпромиссным человеком? Есть ли у вас хобби? Пиво с рыбкой уважаете?”
– Если это намек, не Павка ли Корчагин был моим любимым героем, отвечаю: нет. Ничто человеческое мне не чуждо, на досуге и рыбку люблю. И хобби у меня есть – увлекаюсь музыкой, люблю чтение, спорт.
А начинал я рабочим на Талнахской обогатительной фабрике сразу после окончания Курского политехнического института. Знаю, и как слесарем работается, и как линейным ИТР приходится за всех и за все отвечать. Я все это прошел сам и знаю не понаслышке. Но когда тебе приходится смотреть в глаза осиротевшим детям и вдовам, то поневоле станешь бескомпромиссным и жестким к нарушителям закона. Никогда не забуду, как однажды, когда еще только начинал работать специалистом по охране труда, произошел несчастный случай с одним из бригадиров, который пострадал по причине несоблюдения норм охраны труда, и мне пришлось идти домой к пострадавшему, сообщать семье о случившемся. В тот день у бригадира был юбилей, вся семья ждала его за накрытым столом. А здесь мы… навстречу вышла жена, следом маленькая внучка выбежала. Жена-то сразу все поняла по выражению наших лиц, а ребенок все в глаза заглядывал и спрашивал: “А где дедушка, а когда он придет?” Как вы думаете, это повод быть бескомпромиссным к нарушителям техники безопасности и охраны труда?! Кто хоть раз заглянет в глаза детям и родственникам пострадавших, думаю, навсегда станет жестким к разгильдяйству и пофигизму на рабочем месте.
– И последний вопрос: “Заветная мечта начальника управления охраны труда и промышленной  безопасности?”
– Может, это будет звучать слишком высоко или смешно, но мне хочется, чтобы на каждом производстве охрана была на высоте, чтобы все возвращались с работы домой в добром здравии. Не приведи господи никому из вас приходить домой к пострадавшим с печальной вестью, это страшно – смотреть в глаза родственникам погибших. Поэтому моя большая мечта – безопасность труда.
Вопросам обеспечения промышленной безопасности и охраны труда в “Норильскникельремонте” – повышенное внимание
0

Читайте также в этом номере:

Эффект рисунка (Екатерина БАРКОВА)
ТИТАНический проект (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Завидная территория (Виктор ЦАРЕВ)
Фундамент под миллион (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Про 48 башмаков и паллеты (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Держать хвосты! (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Молодо не значит зелено (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Идейная ярмарка (Анна ФИНН)
Юбилей имени Матвеева (Татьяна РЫЧКОВА)
Платить легко (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Поиск по адресам (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Символ Победы (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Хорошая база (Анна ФИНН)
Вечно живой (Евгения СИДОРУК, главный специалист Норильского городского архива)
Дочитать до конца (Елена КОВАЛЕНКО)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск