Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
09:00 Городских птиц в Норильске становится больше
15:45 В «Норникеле» обсудили новые требования в области промбезопасности
15:05 В «Норильскникельремонте» определили лучшего газорезчика
14:50 Будущие руководители Заполярного филиала «Норникеля» сошлись на интеллектуальном ринге
13:05 «Норникель» рассказал студентам о применяемых в металлургии технологиях
Все новости
На века
НОРИЛЬСКИЙ ХРОНОГРАФ
4 июня 2015 года, 16:27
Норильску за 80-летнюю историю – будем считать, что ему столько же лет, сколько и градообразующему предприятию, – везло часто и основательно. На людей, на события. Многое из того, что сделано в годы становления города и комбината, работает до сих пор.
Ни суббот, ни воскресений
7 июня 1958 года
постановлением Красноярского совнархоза главным инженером Норильского комбината был назначен 33-летний Владимир Долгих, до этого работавший в Красноярске на аффинажном заводе. Именно ему через четыре года передаст бразды правления комбинатом Владимир Дроздов и при нем состоится второе рождение будущего гиганта цветной металлургии. Считается, что Долгих сэкономил несколько лет на освоении Правобережья, организовав в апреле 1962-го “Талнахрудшахтстрой” еще до получения окончательных результатов комиссии по запасам. Семь лет на посту директора НГМК, будущего руководителя общесоюзного масштаба, кандидата в члены Политбюро включили в себя не только оперативное использование рудных богатств Талнаха. В 1960-е в НПР сформировались и стали быстро развиваться гидроэнергетика, газодобыча, транспортные узлы,  стройиндустрия, объекты культуры. На карте Таймыра появились Талнах, Снежногорск, Мессояха, Соленое, Тухард.
В одном из недавних интервью (в конце прошлого года В.И. исполнилось 90) юбиляр вспоминал, что не хотел ехать в Норильск, но комбинат ошеломил масштабами: “Угольные шахты, подземные выработки, два гигантских карьера, три завода: никелевый, кобальтовый и медный, установка по производству тяжелой воды, два механических завода, железная дорога, порт в Дудинке, строительство и стройматериалы. И еще большой город”. Это с одной стороны.
С другой – на комбинате мог бы быть главный инженер “из своих”, а не товарищ со стороны… В книге-биографии, написанной через несколько десятилетий, Долгих признается, что, понимая сложность своего положения, он его до конца не осознавал, так как был молод, уверен в себе:
– Работал до изнеможения, ни суббот, ни воскресений. Благо в Норильске было тогда полярное лето, светло. Едешь с работы в 11–12 часов ночи, а ребята на стадионе еще гоняют в футбол.
Новый главный инженер получил поддержку не только директора комбината и первого секретаря горкома, но и самое главное – бывшего главного инженера Владимира Дарьяльского:
– Уж от него-то можно было ожидать неприязненного отношения чисто по человеческим причинам. Ну как мог опытный, зрелый инженер отнестись к своей замене новым, неопытным, не знающим местных условий. Конечно, ревниво, а может быть, и злобно. Но со стороны Владимира Алексеевича я встретил – во всяком случае внешне – понимание и поддержку.
Интересно, что первый приказ о праздновании Дня металлурга, впервые отмечавшегося в стране в том же 1958-м, подписал временно исполнявший обязанности директора комбината Владимир Долгих.  
 
До Талнаха
8 июня 1939 года
создан геологический отдел комбината, будущая Норильская комплексная геолого-разведочная экспедиция. Как и в проектный отдел, сюда собрали специалистов, в том числе и очень известных. Например, Владимир Домарев, блестящий геолог-разведчик, автор курса геолого-разведочного дела, впервые побывавший в Норильске в составе экспедиции Урванцева – Аллилуева в 1925 году. Каждый из первых двенадцати сотрудников геологического отдела (как репрессированные, так и вольнонаемные) вписаны в историю открытий большинства месторождений 40–50-х годов. Без них не было бы и Талнаха, но до этого открытия оставалось больше двух десятилетий.
В 1939-м специальным приказом два месяца назад вступившего в должность начальника Норильского строительства Авраамия Завенягина геологам предписывалось провести буровую разведку района Ергалаха, ручьев Угольного и Медвежьего. Были нужны запасы вкрапленных руд для обеспечения проектирования рудника открытых работ в условиях Заполярья. (РОР – идея Завенягина, поддержанная его будущим преемником инженером Владимиром Зверевым.) В 1940-м результаты работы геологов позволили прийти к выводу, что в Норильском районе имеет место рудная провинция значительных размеров и с большими перспективами увеличения запасов вкрапленных и богатых руд. Были найдены три месторождения медно-никелевых руд (Черногорское, Имангдинское и горы Зуб-Маркшейдерской).
Геолог Юрий Шейнманн, ставший впоследствии крупным ученым, напишет в отчете геологического отдела за 1940 год: “Имеющиеся данные не позволяют еще дать более подробную характеристику этой медно-никелевой провинции, мы не знаем еще, насколько она насыщена месторождениями и насколько крупны последние”.
Великая Отечественная война поставила перед геологическим отделом жесткую задачу скорейшего снабжения промышленности металлами, имеющими оборонное значение, и все их усилия в последующие годы были сосредоточены на разведке месторождения Норильск-1. Поисковые работы в удаленных и труднодоступных местах были отложены до лучших времен.
За год до выхода Норильского комбината из системы ГУЛАГа, в 1955 году, геологическое управление было переименовано в Норильскую комплексную геолого-разведочную экспедицию. К этому времени в НКГРЭ уже работали все будущие первооткрыватели Талнаха.
 
Узкая – нормальная – широкая
10 июня 1940 года
началось строительство нормальной колеи железной дороги Норильск – Дудинка. Уже в августе был готов первый пятикилометровый участок с шириной колеи 1524 мм. С началом войны работы по отсыпке дороги приостановились, хотя маломощная узкоколейка окончательно перестала справляться со все возрастающим объемом перевозок. Только в 1947-м, через 10 лет после пуска узкоколейки, строительство  принципиально новой, современной по тем временам ширококолейной магистрали продолжилось. В ноябре 1952-го в Норильск из Дудинки прибыл первый ширококолейный состав.
Планировалось, что Норильская железная дорога не будет оставаться изолированной. Еще одна северная магистраль, до Игарки, строилась, чтобы вывести Норильск – Дудинку из островного положения. Для этого на станции Норильск-Сортировочная возвели (в лучших традициях сталинского ампира) здание вокзала, ставшего впоследствии местом встречи, в том числе и самых высоких гостей Норильска, в том же 1953-м ставшего городом.  
После смерти Сталина уже наполовину готовую дорогу к Игарке забросили. После открытия Талнахского месторождения, когда Норильский горно-металлургический комбинат получил второе рождение, норильчанам разрешили снять железнодорожные рельсы “мертвой дороги” на участке Янов стан – река Пур. Всего в основание талнахской железки было положено более трех тысяч этих рельсов.
На фотографии из архива Владимира Дарьяльского новый главный инженер НГМК Владимир Долгих слушает выступление своего предшественника
Владимир Домарев
Юрий Шейнманн
Здание, к которому должны были прибывать поезда из Игарки и Салехарда
Норильская дорога жизни
Рельсы “мертвой дороги”
0

Читайте также в этом номере:

Формула устойчивой системы (Вера КАЛАБЕКОВА, Екатерина БАРКОВА)
Шустрый ричстакер (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Суть и дело (Виктор ЦАРЕВ)
Новая труба для ТОФ (Мария ГРИГОРЬЕВА)
В плане (Лариса ФЕДИШИНА)
Мастерство вне сезонов (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Перезагрузка (Елена ПОПОВА)
Культура как слагаемое (Марина БУШУЕВА)
С видом на центр (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Почему именно здесь? (Татьяна РЫЧКОВА)
Будто цветик-семицветик (Юлия КОСТИКОВА)
Награда за смелость (Елена ПОПОВА)
Как ребенка назовешь… (Екатерина БАРКОВА)
Невесты при параде (Юлия КОСТИКОВА)
Совсем-совсем непростые (Татьяна РЫЧКОВА)
“Какой прыткий” (Владимир ДОЛГИХ, директор Норильского горно-металлургического комбината в 1962–1969 гг.)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск