Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
09:00 Городских птиц в Норильске становится больше
15:45 В «Норникеле» обсудили новые требования в области промбезопасности
15:05 В «Норильскникельремонте» определили лучшего газорезчика
14:50 Будущие руководители Заполярного филиала «Норникеля» сошлись на интеллектуальном ринге
13:05 «Норникель» рассказал студентам о применяемых в металлургии технологиях
Все новости
Унты – это модно
ТАЙМЫРСКИЕ ПРОМЫСЛЫ
16 января 2015 года, 14:40
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Марина БУШУЕВА
В нынешние январские 50-градусные морозы унты стали для многих норильчан объектом вожделения. А тут еще выяснилось, что они стабильно остаются трендом зимнего сезона. Тяга модельеров к этническим мотивам сыграла свою роль в популяризации этого вида обуви, а ее необычный внешний вид и очевидные преимущества способствовали распространению по всему миру.
Унтайки – это тепло и удобно 
и сегодня даже модно. Община “Мукустур” шьет унты уже 10 лет, обувая половину населения Дудинки и столичных модниц. Мастера шили унты Владимиру Путину и другим именитым лицам, побывавшим на Таймыре.
– Мой муж всю жизнь занимался промыслом и рыбалкой. Мясо сдавали, а камус в то время валялся никому не нужный. И родилась идея открыть в Дудинке пошивочный цех унтаек, – рассказывает Аксинья Поротова, хозяйка “Мукустура”. – Тогда, десять лет назад, я активно занималась общественной работой, была членом Ассоциации деловых женщин Таймыра. Поэтому от имени ассоциации и была подана заявка на российско-канадский грант на занятость безработных женщин коренного населения. Грант выиграли, и под эти цели было закуплено необходимое оборудование и выделено помещение, которое, к слову сказать, находилось в ужасном состоянии. Но благодаря всесторонней помощи местной администрации в 2004 году “Мукустур” все же открыл свои двери для покупателей.
В постперестроечные годы в поселках становилось все меньше и меньше работы, закрывали фермы, пошивочные цеха, и те, кто мог, приезжали в город. Но, к сожалению, адаптироваться в городе могут не все. Эта проблема существует и сегодня, и может быть, стала еще более актуальной. А учитывая, что практически каждая женщина, выросшая в тундре или поселке, умеет шить одежду, с недостатком рабочей силы проблем не возникло.
– Правда, лично у меня этих навыков не было. Хотя я родом из Хатанги, но уже 35 лет живу в Дудинке. И мне всегда ближе была организаторская работа, чем я здесь и занимаюсь. Но, постепенно вникая в производство, я, конечно, научилась – сегодня могу и скроить, и сшить унтайки, – рассказывает Поротова.
Сейчас в “Мукустуре” работает девять человек. Кроме того, приходят пенсионеры, приносят изделия, сделанные на дому своими руками из шкур оленя или других северных животных. Иногда помогают мастерицам в работе. Для них это дополнительная прибавка к пенсии.
Богатые тоже носят
Сегодня на прилавках в “Мукустуре” парки и рукавички, шапки, сумки, покрывала, но начиналось все с унтаек.
– Тогда эта обувь не считалась модной или популярной. Все хотели носить сапоги. Но за те десять лет, что мы на рынке, произошел переворот в мышлении. Унтайки стали востребованы. И хотя мы не единственная организация, занимающаяся изготовлением унт, места на рынке хватает всем. Я сама не носила унтайки, пока не стала их изготавливать. А когда надела, то пожалела, что раньше была так глупа – тепло, удобно и здоровье сохраняется. Единственный минус, что покупатель, приобретя унты, придет ко мне только через пять лет. Несмотря на то что у нас сезон – шесть-девять месяцев в году. Это очень качественная обувь, – говорит хозяйка “Мукустура”.
Унтайки сегодня приобретают как небогатые люди, которые не могут себе позволить менять обувь каждый год, так и обеспеченные, которые идут за эксклюзивом, хотя могут купить итальянские сапоги за 25 тысяч. Но такой обувью сегодня никого не удивить, поэтому они останавливают свой выбор на унтайках, расшитых бисером по индивидуальному заказу.
Проверено веками
Изготовление унт – процесс достаточно сложный. Первое – это охота. Туша разделывается, и с ног оленя, от коленей до копыт, снимается камус. Это наиболее теплая и ноская часть оленьей шкуры. Промысловики сдают камус организациям, занимающимся пошивом унт. Он может быть разного качества, в зависимости от того, как долго шкурки были у охотников и как они их подготовили к выделке. После этого камус попадает к скорнякам. Что с ним те только не делают – вымачивают, ощелачивают, скоблят. Впоследствии от этого зависит, насколько ноской будет обувь. Это достаточно сложный и трудоемкий технологический процесс. На выделку камуса уходит семь-десять дней.  
– Все говорят: что у вас за работа – сунул шкуру в бочку, и всё. А на самом деле вначале шкурка отмачивается, потом мездрится. Далее идут мытье, пикелевание, дубление, сушка, отволаживание, разбивка, чистка мездры и волоса, – рассказывает Сергей Лысоковский.
Скорняки пользуются ручными инструментами, как и тысячи лет назад. Например, для мездрения на колоду кладется шкурка и скоблится скребком, в качестве которого используются косы. Где не проходит коса, берется ножичек. Станков для выделки шкур нет, потому что невозможно предусмотреть инструмент, который аккуратно выскоблит лапы с когтями или голову с ушами.
Особыми нитями
И уже выделанный камус попадает к закройщицам. После чего с выкройками работает швея, она соединяет раскроенный материал, расшивает и придает форму. Пришивает подклад, потом полоски с бисером. Шьется все это исключительно на руках обычной иглой. А вот нитки нужны особые. Капроновую нить вощат, то есть пропускают через воск. Благодаря этому при носке унтаек нитки от сырости не гниют.
Марина Яроцкая работает в “Мукустуре” со дня его открытия. По национальности она нганасанка, детство провела в поселке Волочанка. Там мать научила ее шить унты и одежду. Уже и не помнит, когда она впервые взяла иголку в руки. И вот изо дня в день, из года в год мастерица шьет унтайки.
– Самые разные приходится кроить – простые и с узорами. Однажды шила унты 47-го размера чуть ли не метр высотой. На это ушло два дня. Но в среднем на кройку и шитье одной пары унтаек уходит день, – рассказывает мастерица.
Она же и расшивает унтайки бисером. Этому Марину также научила мама. И сама швея всю жизнь носит эту обувь. Говорит, что в сапогах слишком холодно. Даже на натуральном меху.    
Своих детей у Марины нет, но мастерство передает по наследству племянницам – учит их шить и вышивать. Впрочем, в семье Яроцких и мужчины на все руки мастера. Брат может и унты сшить, и парку.  
Только ручной труд
Завершающим пунктом в создании унт является изготовление подошвы. Поэтому унты переходят к сапожнику. Вначале к сшитой заготовке подбирают деревянную колодку нужного размера. К колодке прикрепляется войлочная стелька, а к заготовке – задник. Подошва из микропоры двойная: первая часть вместе с рантом пришивается к унту, затем приклеивается вторая часть. Далее приклеиваются каблуки, которые в конце зачищают и обтачивают.
Подошва вырезается вручную. Затем выстругиваются ранты – это узкие полоски кожи, прокладываемые по периметру унтаек поверх шва. После этого практически готовые унты снимаются с колодок и на сутки ставятся на деревянные правила. На них голенища растягиваются и принимают форму.
В поселках и в тундре носили унты с подошвой из камуса. У долган подошва пришивается мехом внутрь, а у ненцев – наружу по росту шерсти, это создает эффект лыж, когда стопа не катится назад. Называются они чуни.
– В таких мы все бегали в детстве, никогда не мерзли. И сегодня это традиционная обувь в тундре. Но почему-то в город эта традиция не была привнесена. Однако два года назад друзья надоумили меня шить такие чуни для детей. Так родилось новое предложение на рынке унтаек. Мамочки очень довольны. Ножки у малышей не натираются, в них легко, как в тапочках, и тепло, – рассказывает Аксинья Поротова.
Чуни на малышей до трех лет делаются по одному крою и стоят 2,5 тысячи рублей. Для взрослых такие тоже есть – специально для охотников. Они бывают по колено или до паха – ноги в чунях точно не замерзнут. Их стоимость около 8 тысяч рублей. А для городских жителей подошва делается из микропоры и войлока. Она тоже достаточно теплая. К тому же идеально подходит для перепадов температуры, когда человек передвигается с улицы, где минус 40, в помещение, где плюс 25.
На каблучках
Чтобы унтайки выглядели модно и оригинально, используется вышивка.
– Рынок диктует свои условия, поэтому мы используем не только национальные узоры. Хотя и они тоже присутствуют. Сейчас ваш глаз упал на долганский орнамент. Это дорогой вариант унтаек. Они стоят 20 тысяч рублей. Цена такая именно из-за вышивки. Это очень долгий и кропотливый труд – каждая бусина обшита в традиционном стиле. Камус через пять-десять лет износится, но вышивка будет выглядеть как новая. И ее можно перешить на следующую пару обуви, – говорит Аксинья Поротова.  
Аксинья Ивановна показывает собственные унты. Вышивка на них принадлежала ее старшей сестре, которая носила ее на унтах более тридцати лет! Бисер не отлетел и не потерял цвет.
Кроме того, цена на унты зависит от себестоимости сырья. Светлые унты сделаны из камуса дикого оленя, темные – из домашнего. Последний дороже, потому что содержание домашнего оленя недешево, но он и более теплый и износостойкий. Наверное, потому, что оленя заставляют работать.
Унты на каблуке также обойдутся на пару тысяч дороже. Так как работа более кропотливая. Но красота требует жертв, на женской ножке они сидят очень даже симпатично.  
– Когда начинали работать, думала, что товар девать будет некуда. А получается, что даже витрины забиты не полностью, а мужских унт сегодня вообще нет, хотя мы работаем каждый день. Разбирают достаточно активно, высылаем посылками в другие города. Материковские предпочитают легкий вариант унтаек. Они сшиты из камуса оленя, убитого в сентябре. У него еще нет зимнего подшерстка. А самые теплые получаются из оленя, убитого зимой и весной, – рассказывает хозяйка “Мукустура”.
Можно сшить унты на заказ, именно по вашей ноге. Цена от этого не увеличивается, но необходимо внести 100-процентную предоплату. Стоимость самых простых унтаек – 13 тысяч рублей.  
В 2010 году “Мукустур” участвовал в конкурсе “100 лучших товаров России”, где были представлены все Севера со своими унтайками, но дудинцы были признаны лучшими.
Все детали пришиваются вручную
Богат Таймыр на сувениры
Аксинья Поротова научилась шить унтайки в “Мукустуре”
0

Читайте также в этом номере:

Зарплата будет расти (Виктор ЦАРЕВ)
Запас прочности (Татьяна РЫЧКОВА)
Пьедестал для мельницы (Лариса ЛИПСКАЯ)
От вершины до подины (Лариса ЛИПСКАЯ)
От ценника до ценника (Лариса ФЕДИШИНА)
Нет предела беспределу (Татьяна ЕРМОЛАЕВА, Красноярск, специально для “ЗВ”)
Tilda-волшебство (Татьяна РЫЧКОВА)
Ледяной дворец Норильска (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Новогодний сюрприз (Денис КОЖЕВНИКОВ)
О походах, музее и ветряках (Лариса МИХАЙЛОВА)
Решают зрители и критики (Валентина ВАЧАЕВА)
В условиях имитации (Татьяна РЫЧКОВА)
Из центра другого мира (Лариса ФЕДИШИНА)
Просили на томограф (Евгения СТОРОЖКО)
Бьют рекорды (Екатерина БАРКОВА)
Сами с усами (Марина БУШУЕВА)
Обучение с приключениями (Наталья ФЕДЯНИНА)
Время чудес (Яна АНДРЕЕВА)
Все оттенки красного (Владимир ЭЙСНЕР)
Интрига по всем правилам (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Первый год “Арены” (Дарья РУСИНА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск