Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
12:00 Норильск встретит полярную ночь фестивалем света
10:05 В таймырском поселке Носок открылся этнопарк «Едэй яля»
09:05 В «Норникеле» налаживают диалог между рядовыми сотрудниками и руководством предприятий
08:25 Эксперты и молодые специалисты Заполярного филиала «Норникеля» обсудили инновационные проекты
06:30 В Музее Норильска до конца ноября гостит выставка живописи Александра Сурикова
Все новости
Во власти моды
ОБОГАТИТЕЛЬНАЯ ФАБРИКА
17 марта 2016 года, 14:13
Текст: Ольга ЛИТВИНЕНКО
Мы все в разной степени – жертвы моды. Независимо от того, следим мы за ней или нет, она влияет на нашу жизнь. На очередной встрече в клубе-лектории «Обогатительная фабрика» слушатели узнали о том, как люди создают моду на одежду и почему вольно или невольно ей следуют, как появляются тенденции в текстильном дизайне и как крупнейшие агентства и модные дома предсказывают тренды на несколько лет вперед.
Нет такой сферы, в которой не существовало бы модных тенденций. Мода диктует нам не только вид одежды, но и поведение, этикет, питание, образ жизни. Влияет на искусство, облик городов,  промышленность и даже науку. Мы будем рассматривать моду в ее узком понимании – как моду на одежду.
Спикерами лекции, посвященной этой теме, стали два эксперта  – Кирилл Гаврилин и Александра Калошина. Люди, которые знают мир моды изнутри. У обоих внушительный послужной список, напечатать который целиком не позволяет газетный формат.
Кирилл Гаврилин – кандидат искусствоведения, профессор и завкафедрой истории искусства и гуманитарных наук Московской государственной художественно-промышленной академии имени Строганова, куратор многих крупных международных выставок современного искусства.
Александра Калошина – предприниматель в области моды, владелец студии ткани «Соль», генеральный директор дизайнерской студии Solstudio Textile Design, владелец компании Open Fabrics Company, выпускающей ткани в Италии, и марки аксессуаров Radical Chic – шелковых платков класса люкс, которые за короткое время стали всемирно известными и получили название «русский Hermes».
О том, чем еще примечательна Solstudio Textile Design и почему ей не без основания может гордиться вся страна, мы еще расскажем ниже. А пока – о лекции по порядку.
Жизнь и кино
Чтобы «разогреть» слушателей, Кирилл Гаврилин немного рассказал о том, что влияет на моду.
Она всегда несет в себе дух времени, эпохи, определенную атмосферу. Не случайно по костюму всегда можно определить, когда его носили. При этом мода циклична. Но это не означает, что она копирует прошлое. Она его интерпретирует на современный манер: старые элементы появляются в новом исполнении.
– Часто на процессы стилеобразования влияют политические или культурные события, археологические открытия, мода реагирует на все современные явления жизни, – говорит Кирилл Гаврилин. – В качестве примера можно привести археологические открытия, которые всколыхнули весь мир и породили египтоманию в моде. В частности, это обнаружение в 1897 году знаменитой скульптуры «Дама из Эльче» в Испании, которая стала научной сенсацией и показала, что на территории Иберийского полуострова была полноценная культура, вполне сопоставимая с греческой и римской. Эта находка открыла доселе неизвестную страницу античного искусства и породила моду на этот образ.
Если говорить о современном искусстве, которое зачастую вызывает у нас непонимание, недоумение и даже агрессивное отношение, то мы, сами того не осознавая, своей активной реакцией становимся соучастниками процесса создания моды. Например, скандальную славу получила японская художница Яёи Кусама.
– Популярность Кусамы пришлась на 60–70-е годы прошлого века, она основоположница определенных тенденций в области оптического искусства. Вы видите ее инсталляцию, которая представляет путешествие в некое метафизическое пространство, – комментирует Кирилл Гаврилин один из слайдов, изображающих нечто странное. – Несмотря на все свое кажущееся безумие, Яёи Кусама очень тонкий и прагматичный исследователь сознания, блестящий мистификатор.
Услугами этой художницы, легенды поп-арта, стали пользоваться многие модные дома. Она делала проекты для Chanel, Luis Vuitton, сама создала заметные работы в кино и дизайне одежды. В 2008 году на аукционе Christie’s одна из ее работ была продана за 5,1 миллиона долларов – рекордная сумма для живущей женщины-художника.
Нередко на моду влияет кинематограф. Примером может служить фильм «Великий Гэтсби» База Лурмана, который вышел в 2012 году и всколыхнул интерес к эпохе ар-деко, к европейской и американской культуре 1920–1930-х годов.
– Фильм вернул интерес к тому стилю жизни, к вечеринкам и большим праздникам, характерным для времен экономических кризисов, на фоне одного из которых, Великой депрессии, и разворачивается история Гэтсби, – поясняет Кирилл Гаврилин. – Вечерние платья для этого фильма проектирует Prada, мужские костюмы – другой лидер моды, Brooks Brothers, а ювелирные украшения создает Tiffany. Это целая тенденция, которая нашла отражение и в нашей жизни. Появляется интерактивная реакция, когда вы реагируете на фильм, а потом пытаетесь воплотить увиденные образы в жизнь, зачастую даже неосознанно.
Кинокартина «Анна Каренина» Джо Райта, вышедшая также в 2012 году, возродила  интерес к блистательному Санкт-Петербургу, к его тонкому аристократическому вкусу, аксессуарам, головным уборам, шляпкам, прозрачным вуалям. Появилась целая тенденция в современной моде, которая использует эти образы, русскую тему, мех, позолотные вышивки и характерные силуэты.
– В этом направлении создается целая рекламная кампания модного дома Dior, – продолжает спикер. – И другие модные дома вслед за этим фильмом сразу же выпускают на подиумы русскую тему, тему Петербурга в женской и мужской одежде. Появляются пальто шинельного кроя с меховыми воротниками для мужчин и элегантные женские силуэты, напоминающие об аристократическом Петербурге и русских классических традициях.
Эти примеры говорят о плотной связи моды не только с жизнью, индустрией, производством, политическими и экономическими событиями, но и с современным искусством, считает Кирилл Гаврилин.
Встречают не по одежке
Модный мир для большинства из нас ассоциируется с глянцевыми журналами, подиумом и телеканалом FashionTV. Однако мы наблюдаем лишь верхушку айсберга. Сцену огромного театра, большая часть которого – закулисье со всеми его законами и механизмами – скрыта от наших глаз.
Между тем этот мир отнюдь не так легкомыслен и неуправляем, как выглядит со стороны. Обывателю только кажется, что все процессы стихийны. На самом деле современная мода – это индустрия, в которой все закономерно, предсказуемо и предопределено.
Александра Калошина, как профи фэшн-индустрии, может сказать, что мы будем носить не только в следующем сезоне, но и через три-четыре года. Она рассказала слушателям «Обогатительной фабрики» о новых тенденциях в текстильном дизайне и прогнозировании моды, но сначала, для знакомства, – немного о себе и своих коллегах.
– Прежде всего мы изготовители тканей. У нас есть студия ткани «Соль», мы 17 лет занимаемся текстилем. Учились у большой текстильной компании Ratti, которая делает ткани для Christian Dior, Yves Saint Laurent  и огромного спектра марок высокой моды. За 17 лет через руки моих сотрудников прошли километры тканей высокой моды. Всему, чему мы научились, мы научились из первых рук. У нас есть студия текстильного дизайна Solstudio Textile Design, которую мы открыли почти пять лет назад. Это первая в России компания, которая создает именно рисунки для ткани. Платок – это частный случай текстильного дизайна. Наша студия выпускает в Италии платки, шали и палантины  под маркой Radical Chic.
Почему студию Александры Калошиной можно без преувеличения считать гордостью нашей страны? Solstudio Textile Design – первый и пока единственный российский участник самого престижного мирового текстильного конкурса – парижской выставки Premiere Vision. Попасть на эту выставку в качестве участника – все равно что получить «Оскар» за фильм сразу во всех номинациях. Это очень непросто, на Premiere Vision действует, и по праву, сильное европейское лобби. Россиянам в сфере текстильного производства трудно тягаться с европейцами.
– Поступить в МГУ мне было гораздо проще, – иронизирует Александра Калошина. – Мы неоднократно подавали документы на участие в выставке, проходили европейскую комиссию, которая смотрела наши рисунки. В итоге мы вошли в обойму 400 европейских студий текстильного дизайна. А если ты туда вошел – ты уже на коне.
Все по-честному
Соревноваться с теми, кто испокон веков создает ткани и текстильный рисунок – французами, итальянцами, англичанами, россиянам практически невозможно. Но догнать оказалось вполне по силам. В 2014 году Solstudio Textile Design стала победителем престижного конкурса Premiere Vision: дизайн студии «Рентген цветка» нанесен на собственную продукцию Premiere Vision как образец лучшего принта сезона осень-зима – 2015/16.
– Мы выиграли этот конкурс, – не без гордости подчеркивает Александра Калошина. – Это выдающийся результат даже не для студии, а в целом для текстильного дизайна в нашей стране. Потому что в этой области мы никогда не вырывались вперед. Это прорыв – мы начали создавать и продвигать моду.
Здесь все, как нигде, по-честному: в комиссию Premiere Vision входят сильнейшие аналитики моды и руководители европейских объединений, ее состав постоянно меняется, и просто невозможно стать чьим-то любимчиком – комиссию интересуют ткани, только ткани и ничего, кроме тканей. Единственная гарантия, что тебя заметят, – инновативный рисунок.
Чтобы вы оценили масштаб: Premiere Vision занимает целый квартал и представляет собой павильоны, где дважды в год – по числу сезонов в мире моды – выставляют продукцию все ведущие производители тканей Европы. Они привозят невообразимое количество образцов.
– Костюмная ткань, шерсть, набивные шелка, кружево – зрелище, конечно, не для слабонервных, – рассказывает Александра Калошина. – Есть отделение, которое называется «Дизайн», там стоят художники. Как раз те самые 400 студий, в число которых мы вошли. Почему мы так упорно пытались туда попасть? Потому что мы 17 лет в этой сфере, все это время представляли на выставке итальянскую компанию Ratti, мы не новички и эту систему изучили изнутри. У выставки 60 000 посетителей за три дня, это первейшие профессионалы всего мира. Нет такой страны, которая бы туда не приезжала. И эта выставка формирует мировую моду. Именно здесь из представленных дизайнов и тканей дома моды и текстильщики отбирают то, что потом пойдет в производство одежды.
Идеи бродят
Не существует того, кто был бы свободен от влияния общемировых трендов, считает спикер. Само их возникновение – это результат взаимодействия в социуме, где идеи бродят от человека к человеку.
Откуда берутся образы в высокой моде? Что заставляет моду обращаться именно к ним? Это тренды, которые формирует общество, то есть мы с вами.
Например, новый мегатренд, который появился в дизайне – «Человечество». Он показывает, что модные марки стали учитывать   удлинившуюся продолжительность жизни человека. Мы  все чаще видим в рекламе моделей пожилого возраста или без возраста, как говорят теперь в мире фэшн, которые становятся  иконами модных домов.
Другой тренд – fun-трансформация. Мир устал от серьезного отношения к событиям. В новостях мы видим сложные политические ситуации, захваты заложников, огромный пласт тяжелой и негативной информации поглощает наше сознание.
– Общество ищет выход, и его находят модельеры, – считает Александра Калошина. – Мода хотела бы смеяться – как люкс, так и масс-маркет. Поэтому дизайнеры  включают в одежду элементы, которые заставляют нас улыбнуться.
Мегатренд, который невозможно не заметить, – размытые гендерные границы. В мужские коллекции пришли элементы, расцветки и даже фасоны и силуэты, которые были присущи только женщинам, и наоборот.
Еще один важный тренд – уходит эпоха супермоделей. Понятие топ-модели в мировую историю моды ввел Джанни Версаче. Именно он начал платить отдельным участницам показов двойные и тройные гонорары, заключая с ними долгосрочные контракты. Мы еще помним Синди Кроуфорд, Наоми Кэмпбелл, Клаудию Шиффер, Линду Евангелисту.  Но кто пришел им на смену?
– Есть известные модели, но супермоделей вы больше не увидите и не услышите, – говорит Александра Калошина. – Потому что изменился подход, изменилось отношение к женщине. Вы можете этого не замечать, не анализировать, но это именно так. Обществу больше неинтересны it-girls – девочки-штучки, светские львицы с экстравагантным поведением, которые долгое время влияли на моду и были в фаворе у глянцевых журналов. На смену супермоделям, it-girls приходим мы с вами. Начинается время женщин – tech-girls. Женщин, которые состоялись и умеют что-то делать, они разбираются в технике, добиваются успеха в политике и бизнесе и так далее. Именно они закономерно стали диктовать моду.
То, что отношение к женщине изменилось, видно на примере знаменитого календаря «Пирелли». Это ежегодный фотокалендарь компании Pirelli, выпускающей автомобильные шины. В начале 1960-х, чтобы подогреть интерес покупателей к своей продукции, они выпустили каталог с девушками. Он произвел сенсацию, и его стали печатать каждый год. Сейчас над календарем работают только лучшие мировые фотографы и лучшие модели и актрисы, а сам календарь выходит очень ограниченным тиражом и стал предметом коллекционирования. В разное время для него снимались Наоми Кэмпбелл, Синди Кроуфорд, Милла Йовович, Кейт Мосс, Наталья Водянова, Софи Лорен, Пенелопа Крус.
– Что же мы видим в новом каталоге? Там совершенно другие женщины, – комментирует Александра Калошина. – И оборвать многолетнюю традицию вот так, вдруг – это мужественный шаг компании, которая далеко смотрит в будущее и хорошо его видит.
Рождение тренда
Выше мы назвали некоторые мегатренды. Это то, что будет влиять на моду дольше, чем текущие сезонные тенденции, – конкретные рисунки, оттенки, фасоны. Как же появляются тренды на один сезон? Откуда они берутся?
Они зарождаются в так называемых тренд-бюро. Их сотрудники  работают в разных городах и странах, собирают множество информации из всех областей, изучают новинки и все, чем живет общество. На основе этих сведений делают анализ, составляют подробные отчеты и оформляют в виде книг-трендов, или трендбуков. О ценности информации, собранной в трендбуках, говорит их цена – она начинается от 3000 евро.
В мире есть несколько очень сильных компаний, которые занимаются аналитикой. Главная из них – лондонская WGSN. В своих прогнозах она учитывает самые разные показатели: политические и этнологические, тенденции в искусстве и литературе, потребительскую активность. Их трендбуками пользуются Giorgio Armani, Hugo Boss, Bulgari, Swarovski, Nike, Reebok и другие ведущие марки.
– Все аналитические знания в итоге складываются, и комиссия Premiere Vision делает суммарный прогноз и потом высылает художникам закрытую информацию о том, как должна развиваться мода, – поясняет Александра Калошина. – Она представлена в виде картинок-шарад. Профессионал должен уметь их «прочитать» и переложить на текстиль, предложить свою интерпретацию в виде рисунка и отправить на оценку комиссии. Нам приходится много работать с трендами, потому что, занимаясь текстильным дизайном, надо смотреть на несколько шагов вперед.
Во многом тренды будущей моды формируют сами текстильщики и текстильные художники.
– Мы в этой сфере первые в стране, поэтому сначала даже не понимали, за что беремся. Думали: вот сейчас будем рисовать красивые рисунки, мы в этом хорошо разбираемся, 18 лет это делали. Ведь в составе моей компании 14 лет было самое большое ателье в Москве. Мы смотрели, как кроится ткань, как должен двигаться рисунок, чтобы эта розочка попала не на пятую точку, а в нужное место, и так далее. И мы взялись исправлять мировую моду. Но первое, с чем мы столкнулись, – а что же будет в следующем сезоне? И пришлось осваивать новую профессию – составлять тренды. Потому что позволить себе купить трендбук мы не могли.
Каков же механизм? Откуда аналитики, которые прогнозируют моду, все знают? Ведь сейчас дизайнеры уже «рисуют» зиму-2017/18.
– Для прогноза усваивается и осмысливается огромное количество информации, – продолжает Александра Калошина. – Это обложки дисков, фильмы и книги, которые вышли, гигантское количество иллюстративного материала. Мы работаем практически со всеми музейными коллекциями и с огромным количеством работ современных художников на крупных мировых выставках. Они сейчас оказывают очень сильное влияние на моду. Большим тренд-бюро в этом смысле помогают хорошие компьютерные программы. Например, когда вышла сага «Сумерки», блогосфера стала обсуждать этот фильм, стал мелькать образ вампиров. Счетные программы вычислили, что чаще всего в Сети используется  словосочетание «кровь вампира». И в моду вошел красный цвет, который так и назывался.
Мир, который ушел
Кроме общества на современную моду сильно влияет промышленная революция. Мир сейчас технологичен как никогда, и мода не могла не отозваться на это.
– В нашу жизнь прочно вошли компьютерные технологии. Мы полдня проводим, уткнувшись глазами в гаджеты, – развивает эту мысль Александра Калошина. – Ведущие дизайнеры часами создают тончайшие цвета, подбирая их для платка. Потом потребитель смотрит на этот платок в смартфоне и видит совершенно  не то, что было задумано.  Наш изысканный синий или необыкновенный красный, «кровь вампира», превращаются в компьютерный синий и компьютерный красный. Цветопередача электронных устройств очень повлияла на моду. Изыски вроде «крови вампира» остались в прошлых сезонах. Модельеры теперь изначально используют цвета такими, какими мы видим их на экранах смартфонов.
Промышленный дизайн стал другим и благодаря тому, что появилась диджитал-печать – компьютерное нанесение рисунка на ткань. Сейчас он сложный, многоцветный. Традиционный матричный способ ограничивал использование цвета в ткани, потому что для каждого цвета нужна была своя матрица. Теперь это примерно то же самое, что вставить рулон бумаги в большой плоттер.
– Средняя скорость печатных машин сейчас – 300 метров в час. Еще не так давно была 20, – поясняет Александра Калошина. – Индустрия движется так быстро – все с ужасом замерли, потому что то, что происходит в текстильных технологиях, сравнимо с тем, что происходит с сотовыми телефонами. И уже появились опытные образцы – машины, которые печатают со скоростью 4,5 тысячи метров в час. Вы представляете, что потребности такой компании, как Zara, можно покрыть за два дня печати? Мой совет: не выбрасывайте ваши старые шелковые платья. Эти ткани больше никогда не вернутся. Делайте из них шарфики, используйте в отделке – это мир, который уже ушел.
С появлением диджитал-печати у текстильных дизайнеров появилась еще одна категория клиентов – производители аксессуаров. Ведь теперь рисунки можно переносить на обувь, ремни, сумки. Может быть, не за горами день, когда любой из нас сможет прийти в диджитал-компанию, напечатать себе три метра ткани и сшить платье по собственному рисунку. По крайней мере, оптовые поставщики ткани для масс-маркета уже так и делают – покупают у дизайнеров рисунки и сами печатают.
– Индустрия требует от наших художников большого количества рисунков, – говорит Александра Калошина. – В сезон мы делаем 400 рисунков, в году два сезона – осень-зима и весна-лето. Обычно европейские студии очень небольшие, из двух-четырех человек. У нас семь человек в штате и около 20 фрилансеров. Это творческий процесс, но загнанный в очень жесткие рамки. В индустрии моды, постоянно и стремительно меняющейся, художнику недостаточно просто видеть цвет и чувствовать композицию. Надо уметь работать с компьютером, владеть множеством сложнейших и дорогих программ (такой софт стоит 5-6 тысяч евро, не считая годовой поддержки и обучения), которые позволяют делать множество манипуляций с изображением. Скорость рисования для художника – 35 минут на рисунок. За это время он должен набросать идею, отложить и перейти к следующему. Это должен быть сотрудник высочайшего уровня. Таких специалистов очень мало.
На любителя и профессионала
На лекцию о текстильном дизайне и моде пришли не только те, кем движет профессиональный интерес.  
– Я никогда не задумывалась, как формируется мода, ее мир для меня несколько чужой, я только вскользь с ним соприкасаюсь, потому что технарь, – поделилась с «Вестником» сотрудник компании «Эрикссон» Вера Большакова. – Мне всегда казалось, что мода просто существует сама по себе. Все люди в принципе носят что-то, если на нас посмотреть, мы все одеты по-разному, но я бы не сказала, что кто-то одет по последней моде и в соответствии с последними тенденциями. После лекции в этом смысле вряд ли что-то изменится – я, например, не готова покупать что-то экстрамодное. Но мне интересно понимать процессы, которые происходят в фэшн-индустрии.  
– Моя специальность – дизайн в области культуры и искусства, – говорит один из резидентов «Обогатительной фабрики» Евгений Калиничев, работник «Синема Арт Холла». – Поэтому мне как профессионалу интересно все, что с этим связано, пусть это будет дизайн текстиля или женских платков. Все равно в различных видах дизайна есть определенные общие элементы, и многое взаимосвязано. В целом я рад, что узнал о новых тенденциях.
– Меня интересует как формирование такого рода бизнеса, так и само искусство дизайна и моды, – считает ведущий специалист департамента общественных связей Заполярного филиала Алан Папанцев. – Как это строится, какие приобретает формы, как и почему возникают определенные тенденции. Мода ведь существует не только в текстиле, а во всех вещах, которые нас окружают. Тренды так или иначе воздействуют на все. Это достаточно важная часть нашей жизни.
В этот раз слушатели «Обогатительной фабрики» узнали о тенденциях лета 2017 года, о том, как отличить текстильную подделку от оригинала, и сколько стоит самая дорогая в мире ткань. Вместить все, что прозвучало на лекции, в газетную статью невозможно. Приходите в клуб-лекторий – просветительский проект, организованный медиакомпанией «Северный город» при поддержке «Норильского никеля». Узнать темы будущих лекций и записаться можно на сайте проекта fabrika-norilsk.timepad.ru.
Кирилл Гаврилин в курсе всех модных тенденций
Не существует того, кто был бы свободен от влияния общемировых трендов
0

Читайте также в этом номере:

Полная визуализация (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Жизнь одна (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Диалог с производителем (Лариса ФЕДИШИНА)
Как проектный спецназ (Валентина ВАЧАЕВА)
План поддержки (Виктор ЦАРЕВ)
Нести бережно! (Денис КОЖЕВНИКОВ)
“Золотая маска” в кино (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Предлагайте добрые дела (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Жаркая Масленица (Марина БУШУЕВА)
Круговорот любви и страсти (Валентина ВАЧАЕВА)
Наши на Марсе (Мария РОДИОНОВА)
Нуль или ноль? (Роман БУКВОЕДОВ)
Сплошной абзац (Юлия КОХ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск