Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Кто владеет информацией
ПРОМПЛОЩАДКА
14 сентября 2017 года, 14:46
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Лариса СТЕЦЕВИЧ
Ни одно производство сегодня не обходится без автоматизации, поэтому служба КИПиА, которая располагает огромным объемом информации по электронике и информатике, есть на всех переделах компании.
Любому металлургическому производству необходима кислородная станция, которая обеспечивает технологическим кислородом и сжатым воздухом. Потребность в технологическом кислороде для Заполярного филиала компании удовлетворяется за счет работы двух таких станций. Их суммарная производительность составляет около 160 тыс. кубометров в час.
Основные потребители кислорода – Надеждинский металлургический завод и медный. Металлургические печи потребляют весьма значительные объемы сжатого воздуха, кислорода и производственной воды. Все автоматическое оборудование станции, которое было установлено в основном в 70–80-х годах прошлого века, и всего завода обслуживает цех эксплуатации технической автоматики многоотраслевого производственного объединения “Норильскавтоматика” ООО “Норильскникельремонт”.
Чтобы понять, насколько сложная и ответственная работа у специалистов этого подразделения, увидеть все это своими глазами, мы приехали на кислородную станцию “Надежды”, где работает одно из подразделений цеха. А всего их шесть, и разбросаны они по всем металлургическим переделам.
Наш гид, начальник цеха эксплуатации Евгений Кошуркин,  привел нас на участок КИПиА, которым руководит Евгений Буцыкин,  выпускник нашего техникума. На участке он работает уже почти восемь лет, из них последние  шесть – руководит участком. В подчинении у него шесть слесарей КИПиА, которые обслуживают два передела: цех по разделению воздуха и цех по компрессии воздуха, при этом под их началом только  компрессоров 56 единиц шести видов, не считая турбин, блоков разделения воздуха, датчиков и так далее.
– Мы контролируем весь технологический процесс производства металла, – рассказывает начальник участка. – В цехе компрессии воздуха получаем воздух из цеха разделения и далее по трубопроводам поставляем его плавильщикам.  Что касается оборудования, то, как говорилось выше, оно в основном прошлого века. Из нового – компрессоры и достраиваемый новый блок разделения воздуха №1. Поэтому наши слесари должны знать и новое оборудование, и старое. Все технологические процессы компьютеризированы, и если раньше все данные технологи записывали на бумажку, то сегодня все это в компьютерах, которые должны работать безупречно. Если программа зависнет, технологи просто “ослепнут”, они не смогут увидеть, что происходит в печах, как поставляется воздух и кислород, в каком количестве. Все блокировки безопасности также завязаны на нас. Вот и получается, что мы ответственны за поддержку всего технологического процесса.
– Для этого мы постоянно повышаем квалификацию персонала, – подключается к разговору Евгений Кошуркин. – Сегодня каждый наш рабочий должен не просто иметь аттестат о среднем образовании, но и обладать профессионально-техническими знаниями, разбираться в электронике и автоматике, правилах их эксплуатации и ремонта, уметь программировать это оборудование. Поэтому подготовка людей требуется серьезная. Если раньше у нас были работники и с третьим разрядом, и с четвертым, и с пятым, то сегодня все наши специалисты работают только по высшему разряду. Но главным все-таки остается желание трудиться. Киповец – это не только знания, но и состояние души, и определенный склад ума.
Каждой гайке свое место
Бригадира киповцев  Александра Маковеева мы застали за подготовкой к ремонту термометрии. На “Надежде” Александр с 1994 года. Здесь же работал его отец – старшим механиком, а мама – кладовщицей, причем на этой же кислородной станции. Маковеев, не хвастая, говорит, что может собрать или разобрать любое оборудование с закрытыми глазами. Руки помнят каждую гайку.
Автоматизация технологических процессов, компьютеризация производства сегодня развиваются ускоренными темпами. Поэтому профессия слесарей по КИПиА становится все более востребованной, но и более сложной.
– Как правило, к нам устраиваются те, кто разбирается в вычислительной технике, кто любит часами возиться с электроникой. Это не просто: пришел с утра и крути одну и ту же гайку – надо думать головой, прежде чем работать руками, – рассуждает бригадир. – Причин для выхода оборудования из строя множество, и чаще производство подкидывает нетипичные задачи. Например, при монтаже нового компрессорного оборудования возникла непредвиденная ситуация, когда измерительные кабели от старого оборудования подвергались воздействию электромагнитной наводки от новых высоковольтных кабелей, из-за чего показания были неверными, и пришлось перекладывать кабель на другие кабельные трассы. Наше дело требует полной сосредоточенности. Посмотрите, как работает  Паша Концевой. Ни на что не реагирует. Кстати, его отец, когда я пришел в цех, был моим наставником и бригадиром этого участка, так что Паша у нас потомственный киповец.
Потомственный киповец на слова начальника только кивает,  не поворачивая головы. На завод его привел отец, и, перед тем как трудоустроить сына, строгий родитель пообещал, что спуску давать не будет – и слово сдержал. Так как папа был бригадиром, то Павлу ответ приходилось держать не только перед отцом, но и перед начальником.  
Наконец, улучив минутку, спрашиваю у Концевого-младшего, что такого сложного он паяет:
– Я перепаиваю термометры, потому что жилы у них очень тонкие, и когда их подключают, то по неосторожности эту жилу можно перерубить, тогда термометр будет давать погрешность. Поэтому на эти жилы я подпаиваю колечки из меди, диаметр сечения которых потолще.
И правда, гаечки такие маленькие, а проводки тонкие-тонкие – поразительно, как только терпения хватает у мастера на эту работу.
Спрашиваю у Александра Маковеева: какой агрегат на станции самый главный?
– А здесь нет второстепенного, все главное, даже каждая гайка или болтик должны быть на своем месте, – улыбается он. – Чтобы заработали блоки разделения, надо подготовить им сжатый воздух определенного давления, который подают компрессоры. Кто из них главный: блок или компрессор? Оба, потому что один без другого не может. Когда воздух разделяется на кислород и азот, его подают на другие компрессоры, которые поставляют его на переделы “Надежды” и медного. Каждый элемент оборудования должен работать как часы. Для этого мы и трудимся.
0

Читайте также в этом номере:

Они не ищут легких путей (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
За большим столом сидели (Лариса ФЕДИШИНА)
Под защитой (Виктор ЦАРЕВ)
Работа для энтузиастов (Наталия НИКОЛАЕВА)
Мировые стандарты (Татьяна РЫЧКОВА)
На то оно и утро (Лариса ФЕДИШИНА)
Уверенная победа (Лариса МИХАЙЛОВА)
Ночные кубы горняцкой столицы (Екатерина СТЕПАНОВА)
Посоветовались (Татьяна СОКОЛОВА)
Последний срок (Лариса ФЕДИШИНА)
Еще одну стену раскрасили (Татьяна СОКОЛОВА)
Все по зубам (Екатерина СТЕПАНОВА)
Да, были люди… (Евгения СИДОРУК, директор Норильского городского архива)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск