Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
06:35 В Норильск прибыли представители Ассоциации мэров зимних городов мира
05:40 Старший вице-президент «Норникеля» Лариса Зелькова получила премию Eventiada IPRA Golden World Awards
14:25 В первом квартале 2020 года в Норильске откроются два фронт-офиса общего центра обслуживания
13:55 Владимир Потанин награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени
13:05 В Норильске состоялся муниципальный этап конкурса «Я б в рабочие пошел!»
Все новости
Крепкие люди
ЭТО БЫЛО
8 мая 2014 года, 15:15
Текст: Екатерина БАРКОВА
В преддверии праздника Победы “ЗВ” встретился с детьми тех, кто прошел Великую Отечественную войну.
Норильчанка Наталья Солодовник – поздний ребенок ветерана Николая Павловича Шморгуна.
– Я, конечно, всегда очень гордилась, что у меня отец был на войне. Его редко, но все же приглашали в школу на уроки мужества. О фронтовых подвигах он не рассказывал. Отец был, как я уже сейчас понимаю, большим гуманистом и очень скромным человеком. Для него главное на войне – человеческие взаимоотношения, сила характера, – говорит дочь ветерана. – Когда его приглашали в класс, отец смущался и, чтобы скрыть неловкость, старался рассказать детям почти комическую  историю. Мы все знаем, что война – это кровь, страх, гибель людей. Отец рассказывал школьникам о другом: например, о том, как солдаты проявляли находчивость, помогали друг другу, находили нестандартные решения в непростых ситуациях. О том, какой вкусной после боя была горячая каша с тушенкой, как приятно было затянуться самокруткой. Я делала вывод, что советские люди победили потому, что они особенные.
Внукам останется
В 1943 году 20-летний Николай Шморгун работал на Харьковском паровозном заводе. Когда немцы заняли город, его и других парней и девушек работоспособного возраста угнали в Пруссию. Среди работавших на хозяина были люди разных национальностей. Однажды Николай Павлович решил спрятать ценный для него профсоюзный билет в дрова. Это увидел итальянец, подумав, что прячут партбилет, с криком: “Коммунист!” – сообщил охране. Николая сильно избили. Он смог выжить благодаря крепкому молодому организму, но без последствий не обошлось: всю жизнь была проблема с легкими.
После освободительной операции Николай присоединился к действовавшим войскам Второго Белорусского фронта. Он воевал чуть больше года. Война завершилась, когда Николай Шморгун находился на подступах к Берлину.
– К солдатам с концертом приезжала Клавдия Шульженко, – говорит Наталья Солодовник. – Отец любил рассказывать, что она миниатюрная, вся конопатая, курила, как заправский сапожник. Не выпускала из рук огромную самокрутку, какую не курили солдаты. Но, когда Шульженко запела, произошло что-то невероятное. Как же она поет! – восхищался отец.  
Домой Николай Павлович возвращался через Польшу и Западную Украину. Насмотрелся, как орудовали бандеровцы. С тех пор слово “бандеровец” стало страшным ругательством в семье. Солдат переживал, что подобное может происходить в поселке Андреевка, откуда сам был родом и где оставались его родные. К счастью, обошлось. Жизнь стала налаживаться. Николай Павлович восстановился на заводе: специалисты высоко ценились. Женился, родились сын и две дочери. Николай продолжил династию тестя, Петра Михайловича, и стал заниматься пчеловодством. Всю свою жизнь не уставал повторять, что пчелы дают силы и здоровье. Продолжительное время он возглавлял районное общество пчеловодов. Зарегистрировал патент на приспособление, с помощью которого паром обрабатывают рамки с сотами.
– Помню хорошо, что отец не смотрел фильмы о войне. Маленькой я не могла понять, почему во время показов выходил из дома, садился на ступенях крыльца и курил. Пока не закончится фильм, в дом не возвращался, – продолжает Наталья Солодовник. –  Он не склонен был объяснять, поэтому на мои вопросы “почему”, просто говорил: “Не могу”. Может быть, ему тяжело было все вспоминать или фильмы показывали другую войну.
Николай Павлович Шморгун умер десять лет назад, успев отметить свое 80-летие.
– Мне всегда казалось, что он скучал по старому времени и не хотел принимать новое время. Ему не хватало честных взаимоотношений, – размышляет дочь ветерана. – Он не мог принимать фальши, неискренности, лжи. Политику, особенно в перестроечные времена, в себя не впускал. Для людей, которые пережили глобальное событие, это все кажется мышиной возней. Он не мог понять: живем в мирное время, вроде победу принесли, но происходит такое, что мы не понимаем, как нам жить.
Люди, прошедшие войну, проявляли стойкость и держались до последнего. Они никогда не раскисали, уверена моя собеседница. Ее отец умел находить радость в мелочах: появилась первая травка, начались весенние хлопоты с поиском места для пасеки. Он умел видеть важное и второстепенное. Этому учил и своих детей.
– Традицию празднования в семье Дня Победы ввела мама. В детстве на 9 Мая мы со старшей сестрой Валентиной всегда отцу дарили охапку тюльпанов и самодельные открытки. Утро праздника Победы на протяжении многих лет было прописано по одному сценарию. Во взрослой жизни в этот день собираемся с друзьями, варим солдатскую кашу и поем песни военных лет.
Традиция передается дочерям, а теперь уже и внукам Натальи Николаевны – Макару и Прохору, которые живут в Санкт-Петербурге. Зять вместе со старшим сыном уже участвуют в реконструкции боевых сражений на побережье Финского залива.
– Мы бережно храним свою историю, – говорит Наталья Солодовник, – и стараемся не расплескать ее по мелочам.    
Собрать по крупицам
У норильчанки Натальи Басыровой мама Нина Павловна Куркина встретила Великую Отечественную войну восьмилетней девочкой. Поселок в Ставрополье, где жила многодетная семья Куркиных, в августе 1942 года захватили фашисты. Они расположились во дворе рядом с домом. Местные жители вынуждены были работать на немцев.
– Помню, мама рассказывала, как в яме расстреливали русских, как еще шевелились тела. Яму не закапывали, со временем она заросла травой. На этом месте установили обелиск. Мама меня и старшую сестру Светлану приводила к этому месту, – говорит Наталья.
Еще ее мама рассказывала, как под пулями во время перестрелок бегали на поле воровать картошку. Или как поработаешь у немцев, они дадут кусок хлеба, а ты несешь его и боишься: сзади стоят с автоматами, смеются – а вдруг выстрелят.
Однажды немцы решили развлечься: одного из младших братьев Нины Павловны взяли и напоили вином. Ребенок маленький, можно представить его в таком состоянии. Вся семья Куркиных спряталась: было очень страшно. Не побоялась только тетка, сказала: “Расстреляют так расстреляют”, – выбежала, схватила мальчика – и быстрее в дом. Немцы могли его спалить и семью расстрелять, но, видно, что-то человеческое в них все же возобладало.
В семье Куркиных мама Агрипина Никитична воспитывала 12 детей, ее муж Павел, дедушка Натальи, воевал. Где и кем – история и родственники умалчивают. Известно, что он оборонял Ставрополь, получил серьезные ранения. От их последствий умер, не дожив до 60 лет. У него много наград, правда, их почти не удалось сохранить. Нина Павловна забрала только две, сейчас они хранятся у Натальи.  
– Маленькими нас особо сильно не интересовали семейные истории, связанные с войной. Когда выросли – уже не у кого было спрашивать. Думала обо всем расспросить маму во время летнего отпуска – она скончалась зимой. Это было 11 лет назад, – объясняет наша собеседница. – Оставшиеся родственники ничего не рассказывают: говорят, что не помнят или запретная тема. Мама тоже много не рассказывала. Не получилось сохранить семейную историю. Что можем, собираем по крупицам.
В свое время Нина Павловна выбирала – ехать на целину или на Север. Вместе с подругой приехала в Норильск. Через год подруга вернулась домой, а Нина продолжила работать няней в детском саду. Жила не в бараках, как в то время многие норильчане, а в общежитии, возможно, потому, что была ценным работником. Через несколько лет вышла замуж. По тем временам детей родила поздно – ближе к 40.
– Мама воспитывала нас со старшей сестрой в традициях бережного отношения ко всему. Она всегда говорила: “Кушайте, пока можете есть. Сколько положили в тарелку, столько нужно съесть, еду выбрасывать ни в коем случае нельзя. Это большой грех”. Сказывалось голодное детство. Она всю жизнь, нарезая хлеб, крошки собирала в руку – и в рот, – вспоминает Наталья Басырова.
…Празднование 9 Мая в их семье проходит без особых торжеств, но каждый год обязательно ходят к Вечному огню, смотрят парад Победы в Норильске. После этого – московский парад по телевизору.
– Для того чтобы история нашей семьи совсем не потерялась, рассказываю о дедушке двум своим дочерям, – говорит Наталья Басырова. – Старшая дочка в школе делала о нем доклад. Пытаемся сохранить и передать то, что удалось узнать о наших предках, переживших Великую Отечественную войну.  
Нина Куркина (в центре) о войне много не рассказывала
0

Читайте также в этом номере:

Не теряя памяти (Татьяна РЫЧКОВА)
Право работать (Виктор ЦАРЕВ)
На полную мощность (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Их осталось 147 (Марина БУШУЕВА)
В Завидово? В Завидово! (Лариса ФЕДИШИНА)
Снег не знал и падал (Лариса ФЕДИШИНА)
Может стать музеем (Денис КОЖЕВНИКОВ)
С чего начинается Родина (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Ответная реакция (Елена ПОПОВА)
Говорим на разных языках (Татьяна ШАЙБУЛАТОВА)
Перемет преткновения (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
А Юля-то рисует! (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Праздник умелых рук (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Долговые сети (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Бессмертны эти имена (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Бедная Лиза (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
20 лет с “Катерпилларом” (Татьяна РЫЧКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск