Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
14:45 Енисейские речники завершили завоз на Диксон
13:50 Росприроднадзор и «Норникель» договорились о сотрудничестве
12:05 Команда Заполярного филиала одержала победу в суперфинале «Гонки героев»
11:05 В Норильске провели эксперимент по использованию нового материала для ремонта кровли
10:35 Тонну немаркированных овощей и фруктов уничтожили в Норильске
Все новости
Одна минуточка
ЮБИЛЕИ
27 марта 2014 года, 14:58
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
В здании на Ленинском проспекте, где сейчас располагается торговый центр “Таймыр”, много лет назад  был очень хороший ресторан.  Кто и как создает хорошие рестораны? Про это мы расспросили  экс-директора “Таймыра” Клавдию  Попову, которая сейчас живет в Твери. И повод нашелся: 27 марта Клавдия Петровна отмечает  свое 85-летие.
Приехавшая в Норильск 19-летняя Клава была девушкой, что называется, кровь с молоком. Коса – толщиной с руку. Здоровье – сибирское. Даже война его не сгубила, только закалила волю к победе. У себя на родине, в селе Атаманово, маленькая Клава и дрова пилила, и енисейскую воду на коромысле носила, в 17 лет  работала грузчиком в “Заготзерне”, летом – официанткой в доме отдыха. Отсюда она и завербовалась на работу в Норильск. Случилось это в 1948-м. Гостья на себе испытала, что значит попасть в город-лагерь.
Клавдия Петровна вспоминает, что ступила на северную землю в фуфайке, шали и сапогах с калошами. В первую же ночь на вокзале заключенные украли у нее сапоги. Утром на вопрос: “Вы не видели?..” – она получила ответ: “Были ваши – стали наши”.  
Лишенную личного имущества Клаву в чужих валенках  направили официанткой в первую столовую на Нулевом пикете.
– Мы там носили деревянные подносы размером с кухонный стол, – вспоминает Клавдия Петровна. – Только тарелок с супом на таком стояло шесть, а они были по 500 граммов каждая, а еще второе, компот. Мне казалось, я иду с этим подносом – и доски подо мной проваливаются.
Клиентов много, официантов мало. Со всех сторон раздавалось: “Девушка... Девушка…”
– Я всем отвечала: “Одну минуточку… Одну минуточку…” Так меня и прозвали – Одна Минуточка. Я там и красила, и цветы разводила, и посудницей работала, и официанткой, потом поставили на контроль, кассиром. Однажды с мешком денег на работе ночевала, потому что меня не успели проинкассировать.
Любую работу она выполняла на отлично. Неудивительно, что барышню с образованием шесть классов назначили заместителем заведующей.
В первой столовой ее проиграли в карты. Клавдия Петровна рассказывает, как это было.
Клавку зарезали!
Обедать в первую столовую приходили инженеры, строители, проектировщики, артисты норильского театра, в том числе худой, в коротких брюках, Иннокентий Смоктуновский и красивый Георгий Жженов. Последний подрабатывал съемкой, сфотографировал, кстати, и Клавдию с первым сыном.
Штат столовой составляли в основном заключенные.  И буфетчики, и повара – все приходили с зоны, в их числе рабочий  Сережка. Он-то однажды и прибежал в кабинет Клавдии Поповой с большим разделочным ножом. Жертва нападения  успела встать, удар пришелся в живот.
Раздались крики: “Клавку зарезали!”
Дело закончилось свадьбой. Пострадавшую доставили в хирургию, где она познакомилась с будущим мужем,   следователем, который вел дело, Леонором Юнчисом. Они поженились в 1951-м.
Злоумышленнику добавили срок и через некоторое время  самого проиграли в карты, он был картежник. А Клавдии выпала счастливая семейная жизнь, в которую все время вторгалась работа, потому что делать ее она умела только на отлично.
Клавдия Петровна вспоминает, как организовывала обслуживание в двух столовых: восьмой – она находилась в ДИТРе (Доме инженерно-технических работников) – и 32-й, будущем ресторане “Лама”. Все приходилось начинать с нуля. Топили там углем.
– Хорошо, что мне всегда везло с коллективами, – говорит именинница.  
В “Ламе” имелся аппарат, выпускающий популярные в городе пышки. По вечерам столовая превращалась в кафе. Именно здесь впервые в Норильске появился намек на блеск ресторана – стали приходить женщины с открытыми плечами, что повергло в изумление проверяющее лицо: “А что это они у вас как в бане?” – “В бане голые, а у нас полуголые”, – резонно ответила директор.  
Отличница так отличница. Клавдия окончила вечернюю школу, с блеском защитила диплом в Московском заочном техникуме советской торговли и получила назначение в ресторан “Таймыр”. Проработала здесь 17 лет. Сразу же в этих стенах ввела запрет на курение. Пропуском на вход для всех мужчин объявила галстук. Все мужские галстуки в магазине “Талнах” были раскуплены в одно мгновенье.
Где моя жена?
“Таймыр” обслуживал еще и кафе “Полевой стан”, кинотеатры “Родина” и имени Ленина, Дом культуры, пивзал, бани и  турбазы.
– 3 миллиона 600 тысяч рублей – такой у нас был план на год, – называет цифру экс-директор. (Заметим, что советский миллион был весомее нынешнего приблизительно в сто раз. – Авт.) – Приходила на работу я к девяти, а уходила… Один раз провела в ресторане 72 часа. Муж пришел в три часа ночи: “Где моя жена?” – А я сплю на банкетке.
Ночевки на службе имели свой результат. В 1969 году “Таймыр” занял первое место на Выставке достижений народного хозяйства в Москве, обошел всех конкурентов. Выступление на большой сцене было сдобрено северной экзотикой: аппликации из оленьих шкур на форме официантов, блюда из оленины в меню.  Директору Клавдии Поповой вручили золотую медаль ВДНХ. Потом – значок отличника советской торговли. Награды уже после Москвы вручались и официантам – победителям краевых и российских конкурсов.
В “Таймыр” заглядывали важные приезжие персоны.
Клавдия Петровна отмечает необыкновенную скромность больших руководителей советской эпохи:
– Председатель Совета министров Алексей Косыгин, например, заказывал себе исключительно овсяную кашу. Я “пережила” шесть или семь директоров Норильского комбината. Самым скромным был Колесников. Чтобы кто-нибудь из них поел и не заплатил – никогда такого не было. И в сумки им я ничего не накладывала. Директора комбината и заводов никогда ничего не требовали, и жены у них были прекрасные.
Закрывай свой ресторан
В ресторане ее называли “мать”, и у нее было триста “детей”. Она никого не увольняла за мелкие грехи. Практиковала другой метод воздействия.
– На ушко отругаю, чтобы никто не слышал, и все.
Что это были за слова, знали только побледневшие грешники. Сама Клавдия Петровна имела репутацию кристально честного человека. Директор приходила на службу и (!) вставала на раздачу или мыть посуду. До сих пор помнит по именам всех своих рабочих, поваров и официантов. Вдобавок это была женщина богатырского телосложения, в самом расцвете сил. Понятно, почему так отлично работал необыкновенный способ борьбы с нарушителями дисциплины.  
На материке, в Твери, энергии у Клавдии Петровны не поубавилось. Бегала на лыжах, работала, дома делала ремонты, на даче растила урожаи (и параллельно трех внуков). Носила в огород на коромысле по два ведра коровяка и поднимала мешок с сахаром на четвертый этаж. Закрывала  по 300 банок компота и 100 банок огурцов, угощала соседей – осталась привычка кормить людей. По поводу чего муж Леонор Иванович шутил: “Закрывай уже свой ресторан”.
К 85 без потерь не обойтись. Были они и у Клавдии Петровны. Но ресторан все равно не закрылся. Он там – в Твери, в ее городской квартире. Здесь по-прежнему вкусно кормят и подают знаменитое глясе – кофе с мороженым. Его всегда можно было заказать в “Таймыре”.
Она живет по простым правилам: никого не осуждать, помогать нуждающимся, не держать в душе зла на обидевших. Почти все свое добро: ковры, хрусталь, постельное белье – раздала, 80 грамот сожгла. Говорит, что чистая квартира – неплохое приложение к чистой душе. Уверяет: “Я прожила хорошую жизнь”.
В день рождения будет много поздравлений от старых норильчан. Например, от коллег, бывших директоров “Ламы” Евгении Кожевниковой и Тамары Гилельс. Евгении Ивановне – 95, поэтому она называет Клавдию Петровну “деткой”. Тамара Константиновна тоже не закрыла “ресторан” у себя в питерской квартире, и наша именинница с благодарностью вспоминает пышный прием, однажды устроенный в ее честь.
Именинницу  поздравят и сын Валера, горняк из  Норильска, и внук Леня, который живет в соседнем подъезде, – все родные и близкие. И конечно,  друзья, которых жизнь разбросала по разным городам и весям, но объединяет память о “Таймыре”.
 
В зале ресторана “Таймыр”. 1950-е годы
1970 год
0

Читайте также в этом номере:

Горизонты “Октября” (Денис Кожевников)
Норильский вариант (Лариса ФЕДИШИНА)
Не говорите, что трудно (Лариса ФЕДИШИНА)
Правила жизни (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Слова выходят за рамки (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Лекарства – в законе (Елена ПОПОВА)
Мелочное дело (Екатерина БАРКОВА)
Урок для учителей (Валентин ПЕТРОВ)
Чтобы меньше воды утекло (Полина ИВАНОВА)
Преданные люди (Екатерина БАРКОВА)
Играть всё (Валентина ВАЧАЕВА)
Стал вице-чемпионом и отцом (Екатерина БАРКОВА)
Хрупкие правила (Елена ПОПОВА)
Проблемный маршрут (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Осень жизни (Лариса Липская)
Три возраста старости (Ирина ЛЕБЕДЕВА, практический психолог)
Не вставая с дивана (Выбор зрителя с Юлией КОХ)
Незаменимая (Лариса ЛИПСКАЯ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск